Оказывается, в СССР не было не только лишь секса, да и ресторанов и даже пивных

В одной из серий «Ментов» один из мошенников, объясняя собственный сволочизм, гласит приблизительно последующее: «Распределили меня в 1986 в НИИ, оклад 85 рэ., а благопристойная обувь стоит минимум 120 рэ. Так я всю дорогу и прогуливался в кедах резиновых и зимой и летом. По три пары носок одевал, чтобы согреться».

Оказывается, в СССР не было не только секса, но и ресторанов и даже пивных

Ну, во-1-х, в 86-м ставка старшего лаборанта была 120, видно, сценарист работал старлабом кое-где сначала 70-х, тогда вправду было 90.

Во-2-х, очень солидные туфли, без изысков, стоили 8-10 рублей. А итальянские либо английские — от 30-40 до 60-70, зависимо от толщины подошвы, фасона и прочее. В 82 году я купил зимние мужские румынские сапоги за 90 рэ. В каких проходил 36 лет (!) дважды менял подметки и трижды молнии. Вот какая кожа была!

В-3-х, говорится это как-то меж делом, к основному сюжету дела не имеет, и нужно быть таким крючкотвором как я, чтоб это отметить. Главное, «забить» небольшой гвоздик в психику зрителя, позже к тому же еще, а позже, глядишь, на эти гвоздики можно и полочку «повесить», а на полочку положить все, что хочешь – протеста не вызовет. Ведь все пласты психики уже подготовлены к восприятию чуши как светлой правды.

Думаю, читатели и зрители сами помножат подобные примеры, если присмотрятся и прислушаются чуточку внимательнее и критичнее. Вот идет передача о том как люди проводят свободное время и ведущая, спрашивает у представителя старшего поколения: «А если захотелось поесть? Как тогда это делали? Ведь кафе-то не еще было!».

И дама отвечает: «Ну, вообщем, пирожки продавались прямо на улице и квас».

Вот это меня почему-либо очень заело. Ну, во-1-х, не считая пирожков (самых различных от гороха за 3 коп. , повидло 5коп. и с мясом 10 коп.) продавали чебуреки 14 коп., беляши 16 коп., пончики 3 коп. Не считая улицы, как это не удивительно, но были: блинные, пельменные, вареничные (порция вареников с сыром стоила 10 коп.), сосисочные, рюмочные, хачапурни, хинкальни…

Сначала Невского проспекта в Питере было кафе «Минутка», где продавали только пирожки, бульон и кофе с молоком, чай, какао. В нем было довольно пт раздачи, чтоб даже в час пик не было очереди. И стоил обед из 2-ух пирожков, бульона и стакана кофе меньше 40 копеек. Были просто столовые и, как это не дико звучит, но кафе и даже рестораны тоже были при русской власти.

Столовые были самые различные от обычных студенческих «тошниловок» где мелкие порции стоили практически копейки, до рабочих, которые работали до 22.00 где меню было различное и порции большенными.

Вообщем столовые делились на три категории плюс высшая либо вне категории, где были официанты и можно было заказать пиво в бутылках, как в столовой на улице Желябова в Питере. Разница меж столовой и кафе была в том, что в столовой никогда не было спиртного, кроме пива. Помните кинофильм, где герой Роллана Быкова, люто спрашивает: «А если б он вез патроны?» Там все недоразумение было в том, что до 16.00 это была столовая, а после 16.00 – ресторан. Просто как иллюстрация, что разница меж неплохой столовой и рестораном маленькая.

Кафе тоже были 3-х категорий и фирменные. Ресторан от кафе отличался тем, что там всегда был собственный повар, своя закупка товаров, в кафе больше работали с полуфабрикатами. Рестораны тоже были 3-х категорий и фирменные. Я, сам помню это все отлично, так как довольно длительно питался в общепите, а на память никогда не сетовал.

В Караганде в ресторане «Центральный», позднее его переименовали в «Восток», мой воскресный обед был таким: салат «Оливье», солянка сборная, двойной бифстроганов с тройным гарниром (к ним гарнир был картофель фри, и в тройной порции выходила целая горка румяной картошки) две бутылки жигулевского пива и чашечка кофе. Стоило это все 2 рубля 20 копеек, если заказывал коньяк, то выходило 3.00-3.50 Стипендия в горном была 43 рэ 75 коп. Если повышеная, то на 10-ку больше.

Сейчас раздельно о пивных, которых тоже, как оказывается, не было при русской власти. Открыл мне глаза на это бесчинство Сергей Лукьяненко.

«Пить пиво на детской площадке – это древная русская традиция. А куда еще могла податься молодежь, желающая выпить… ну, допустим
пива? На рестораны средств нет, пабов и баров в СССР не было, в крохотных квартирках – мать, папа, бабушка, брат с сестрой и родственник из деревни, прибывший в город за колбасой… не разгуляешься. Вот и посиживали на детских скамеечках и карусельках великовозрастные детки, еще не так давно ковырявшиеся в песочницах, а сейчас распивающие пиво в родных дворах…»

С.Лукьяненко «Новый дозор»

Уж не знаю, может быть рукописи не принимают в печать, если там нет пинка в сторону советов, либо это внутренняя потребность создателей. Но такие рефлексии в фантастике видны сходу, ибо чужды повествованию. Правда вся литература о «попаданцах» — это уже по-моему соц заказ, где главное показать какая тогда была ужасная и страшная жизнь. Как гласил герой мульта «На задней парте» — «Воздействовать на истинное методом направленного воздействия на прошлое». Так, что идет самая реальная война за овладение прошедшим.

В Караганде на 32 квартале была рабочая столовая, рядом с ней пивная. Где с одной стороны отпускали пиво и закуски, с другой — шашлыки. Пиво стоило 24 коп. палочка шашлыка 28 коп. Чуток в стороне была еще одна пивная, где пиво стоило 22 коп., а шашлык 24 коп., но был из сайгачатины. Пиво привозили в огромных древесных бочках и приямо на очах гостей раскрывалась бочка. Обычно продавщица спрашивала: «Есть, кто-либо, чтобы бочку открыть?» Всегда находился умелец, брал инструмент и ловко всаживал насос в бочку. Ему, ясное дело, наливали кружку без очереди и все радовались, что так успешно зашли, на свежайшую бочку.

В Москве на улице Строителей был пивной автомат, где опустив монетку в 20 коп. для тебя наливали 435 мл. пива. Этот пивняк показан в кинофильме «Москва слезам не верит», эпизод, когда Гридин выпрашивает выпивку. У китайского посольства было кафе, где всегда было разливное пиво, и потому оно было пользующимся популярностью местом у студентов. Называли его в просторечии «Формоза», «Тайвань», «Даманский».

На Покровских воротах было сходу две пивных. У перекрестка трамвайных путей от станции «Кировская» на ул. Чернышевского таковой же автомат с двадцатикопеечными монетами. Там было в действии аж 12 краников и потому никому не приходило брать пива в припас, тем создавая недостаток кружек, очереди никогда не было. А рядом на углу в полуподвале была пивная, где можно посидеть. Называли ее «Семь ступенек» ибо конкретно столько ступеней вели в полуподвал.

Из фаворитных мест можно именовать еще «Пильзень» в парке им.Горьковатого и «Киевский пивной зал» у киевского вокзала, в просторечии КПЗ.

Я перечисляю только те, где сам бывал и обожал бывать, ну и то не все. А еще было ВДНХ с его неистощимым количеством ресторанов, кафе, пивных. Где в павильоне «Узбекистан» прямо на террасе стояли жаровни и вдоль их носился узбек, готовивший шашлыки. Где у павильона «Животноводство» работала линия производства сосисок из свежайшего фарша. Можно было поглядеть весь процесс и приобрести сосиску, что именуется с пылу, с жару.

Были буфеты и шашлычные с кебабными и у каждой пристани в Москве. А на улице Кирова, сейчас Мясницкая, был совсем превосходный ресторан «Русский чай». У их была своя пекарня и все пирожки, кулебяки были свежайшими и жаркими. К чаю можно было заказать розеточку меда, сгущенки и варенья. Спиртного там не было, курить было нельзя, и потому туда обожали ходить с девицами. Из всех близлежащих министерств и главков туда бегали за выпечкой.

Оказывается, в СССР не было не только секса, но и ресторанов и даже пивных
Рядовая русская пивная

Все цены приведены мною на период от 60-х до начала 80-х. После чего я навечно залез в горы и спустился с их уже совершенно в другую страну. И, чтоб не задумывались, что я это все вымыслил, приведу под конец цитату из текста тех людей, которых Лукьяненко наверное уважает.

«Есть в нашем жилом массиве такое питейное заведение, расположенное точнехонько напротив районного Дома пионеров. Внешний облик у этого заведения достаточно странноватый, более всего припоминает оно белофинский дот «Миллионный», разбитый прямым попаданием тысячекилограммовой бомбы: глыбы скучноватого с
ероватого бетона, торчащие вкривь и вкось, перемежаются клубками заржавелой стальной арматуры, долженствующими по плану изображать морские водные растения; на уровне же тротуара тянутся узенькие абразуры-окна. А снутри это полностью солидное заведение, никаких изысков: холл с гардеробом, за холлом – приветливый, отлично освещенный круглый зал, там всегда есть пиво, можно взять обыденные прохладные закуски, из жаркого подают беф-строганов и фирменное мясо в горшочке, а вот раков я там не лицезрел никогда. Временами я хожу туда завтракать — когда надоедают мне вареные яичка и фруктовый кефир».

А и Б. Стругацкие «Хромая судьба»

В романе это именуют «Жемчужина», по сути он именовался «Ракушка» и был очень популярен.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,137 сек. | 12.42 МБ