Окопная армия Нагорного Карабаха

Окопная армия Нагорного КарабахаВ никем пока непризнанной Нагорно-Карабахской Республике все по-взрослому, как в реальном государстве. Есть даже свое Министерство зарубежных дел, где каждый приезжий из-за границы должен зарегистрироваться и получить аккредитационную карточку. Получил ее и я. Официальной бумагой с подписью и печатью консульской службы, где надписи идут одна за другой – поначалу на армянском, позже на российском и исключительно в конце на британском, – мне было разрешено «пребывание в нижеследующих пт НКР – город Степанакерт, Мартакерт, Аскеран, Гадрут». Предписывалось также «передвижение по местности НКР только по внутренним дорогам НКР». И полужирным шрифтом специально подчеркивалось – «исключая передовую линию фронта».

Правда, с аккредитацией меня, как журналиста, вышла какая-то задержка. Сотрудница консульского отдела МИДа бегала из 1-го кабинета в другой, а позже сказала, что эта аккредитация будет мне предоставлена позднее. Когда «позже», она уточнить не смогла.

Но отсутствие проф аккредитации не стало неувязкой. Хотя я приехал в Карабах, конечно, не для того, чтоб колесить по его петляющим меж верхушками гор дорогам, по их крутым серпантинам над вертикальными горами и многометровыми обрывами. И, к огорчению, не для того, чтоб наслаждаться его прелестной в это время года яркой осенней природой, древними городками и старыми храмами, хотя этому, естественно, необходимо было предназначить хотя бы какую-то частицу собственного времени. Не исключено, сделаю это как-нибудь в другой раз. Просто в те некоторое количество дней передо мной стояла задачка побывать в армии Нагорного Карабаха, о которой не много кто из наших читателей знает, познакомиться с людьми, которые в ней служат, и поэтому мне, военному журналисту, не поехать на передовую было просто нереально. Ибо войска непризнанной республики вот уже шестнадцать лет находится конкретно в окопах, на полосы фронта, где траншеи, выкопанные и оборудованные по полному профилю, служат не границей, а, если серьезно, делят войну и мир. После поездки туда мне и сейчас такое утверждение не кажется гиперболизированным.

И, естественно, поехал туда я не сам по для себя, не фрилансером.

ГОРОД-ПРИЗРАК

Окопная армия Нагорного Карабаха
От «Бабушки и Дедушки» (известного монумента на окраине Степанакерта, который официально именуется «Мы и наши горы», а в народе потому что я уже произнес, – он встречает и провожает всех на дороге по направлению на Аскеран) мы мчимся мимо древней городской крепости в сторону Агдама, известного когда-то в Союзе своим портвейном за рубль с маленьким.

Он, если кто-то помнит, был тошно сладким и сбивающим с ног после первой же бутылки. На данный момент этот город, давший ему заглавие, уже просто призрак. Он лежит в развалинах после войны начала 90-х годов прошедшего века. Фактически и развалин-то практически нет, только груды осыпавшихся камешков, глины, цемента посреди диких кустов лимонка и поникших инжировых деревьев, а еще некий заржавелой арматуры – или остовов металлических печек, или чьих-то железных кроватей. Я попросил на минуту приостановить машину, чтоб сфотографировать развалины. Провождающий меня офицер предупредил, чтоб я не отходил далековато от обочины, – могут быть мины, – и опешил:

– Для чего для вас такие снимки?

– Это следы войны, – отвечаю.

Он молчком соглашается.

Мы проезжаем заброшенное и заросшее терновником старенькое мусульманское кладбище. Оно не разрушено, не закатано в асфальт, через него никто не стал прокладывать дорогу, на могилах не строил дома. Хотя и им, ощущается, прочно досталось. Где-то до сего времени сияют воронки от артиллерийских разрывов и перекосившиеся в различные стороны монументы, продырявленный снарядом склеп тоже напоминают о проходивших здесь ожесточенных боях.

За кладбищем попадаются скелеты разбитых многоэтажек. Видна в стороне и древняя мечеть с 2-мя полуразрушенными минаретами, выложенные израсцами с сурами корана.

– Желали приглас

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,102 сек. | 12.52 МБ