Окраина Европы

Молвят, что заглавие Балкан происходит от 2-ух слов: «бал» значит мед, а «кан» – это кровь. И такая интерпретация наименования юго-восточной части Европы вполне себя оправдывает, ибо завоевателей вправду тянуло сюда, как на мед, а в возникающих временами конфликтах было пролито много крови, начиная от начала прошедшего века и до наших дней.

Осенью сегодняшнего года, а конкретно 8 октября, население земли отметило столетнюю годовщину со денька начала войны Черногории и Сербии против Турции.

Окраина Европы

Вооруженный конфликт достигнул собственной исходной цели, властвовавшая в течение 5 веков на Балканах Османская империя была изгнана, но только благодаря вмешательству заинтересованных союзников. Невзирая на положительный момент, состоящий в освобождении территорий от ненавистных завоевателей, необходимо отметить, что конкретно с тех пор Балканы стали для сверхдержав типичным полигоном, который они могли использовать для отработки собственных сценариев «управляемого хаоса». Целью таких мероприятий всегда является установление господства над землей, которое маскируется разными благовидными поводами и мерами. Из-за временами сотрясающих весь цивилизованный мир конфликтов, возникающих на этой сравнимо маленький местности, она полностью объяснимо считается специфичной пороховой бочкой и самой взрывоопасной зоной европейской части нашего континента. Казалось бы, люд, который не единожды становился пешкой в руках более могущественных и влиятельных политических игроков, был должен усвоить уроки и научиться на собственных шишках, но в течение столетия не наблюдалось и намека на благоразумные выводы. И это невзирая на тяжелейшие последствия происходящих временами событий.

Начатая сербами из наилучших патриотических побуждений освободительная 1-ая Балканская война в конечном итоге обернулась грязной и неприличной междоусобицей, столкнувшей интересы Балканских стран. Если б обитатели Малой Сербии только знали, куда приведет их геройское рвение отстоять право обладать своими землями. Если б они только знали, что война, которую сначала по праву называли самой геройской в сербской истории, перерастет в зазорный политический конфликт, отголоски которого слышны и до настоящего времени. Но тогда, в октябре 1912-го, когда десятая часть обитателей Черногории и Сербии, вялая от Османского гнета, взялась за орудие, когда все слои населения поднялись на защиту собственных прав и интересов, ими обуяло чувство гордости и веры в то, что сейчас, в конце концов, пришло их время. Конкретно в этой войне самозабвенно сражавшимся за свою землю сербским бойцам, невзирая на награды войск их союзников, посреди которых были Греция, Румыния и Болгария, удалось-таки вернуть честь собственной армии, запятнанную в зазорной борьбе сербского короля Милана против Болгарии, также после поражения в Сливнице.

Успешный финал войны, одержанный странами Балканского союза, также заключенный по ее окончании Английский контракт не вызывали но убежденности в стабильности обстановки. Война только усилила соперничество меж европейскими соседями, потому что гордые сокрушители османского гнета с размахом взялись за раздел отвоеванных территорий. Рвение к освобождению цивилизации переросло в распад и вереницу маленьких междоусобиц, нареченных потом термином «балканизация». Он еще длительно будет припоминать далековато за пределами Европы о тех поражающих мир событиях, когда братские славянские народы безжалостно расправлялись вместе.

По окончанию первого акта противоборства к Сербии и Греции отошла часть Македонии, а Болгарии временно удалось расширить свои границы прямо до Эгейского моря. Посягательства Болгарии на Македонию и Фракию, невзирая на более большой кусочек территориального пирога уже доставшийся ей после раздела бывших турецких владений, наткнулись на отказ Сербии. Не считая того, албанцы открыто заявляли о собственных претензиях на Скопье и Приштину. Это позволяет провести параллель к более современным событиям новой истории и выявить истоки территориальных претензий современных косовских радикалов и вылазок албанских боевиков в сегодняшней Македонии.

Обстановка становилась взрывоопасной и в июне 1913-го Болгария объявила войну Сербии и
Греции. В игру вступили Турция, желавшая возвратить для себя хоть чего-нибудть из утерянных земель, также Румыния, заключившая временный альянс против Болгарии. Итогом 2-ой Балканской войны стал Бухарестский контракт, по которому территория Македонии была поделена меж Сербией и Грецией, что позволило существенно расширить сербские границы, а Румынии была отдана часть бывшей местности Болгарии.

Термин «балканизация» был выдуман одним из фаворитов Белоснежного движения А.И. Деникиным в 1946-ом году. Сейчас под балканизацией понимают совокупа всех негативных процессов, провождающих распад какого-нибудь страны с образованием новых политических субъектов, продолжающих враждовать меж собой. Термин стал модным в 90-е годы после распада Югославии. Новые суверенные страны (Сербия, Хорватия, Черногория Босния, Словения и Герцеговина) в процессе непрекращающейся внутренней борьбы подверглись предстоящему раздроблению (к примеру, Хорватия растеряла Сербскую Краину, а от Сербии откололось Косово).

Но пожары этих войн, которые на 1-ый взор казались только выяснением отношений недовольных соседей, вспыхнули совершенно не случаем. Любая из существовавших на тот момент больших империалистических группировок, таких как «Тройственное согласие» и «Тройственный союз», пробовала использовать конфликт, вспыхнувший на Балканах, в собственных интересах. Более кропотливый анализ появившейся ситуации указывает, что предпосылкой начала типо освободительной Первой Балканской войны стало не что другое, как столкновение интересов стран австро-германского блока и держав Антанты. Любая из сторон «великих мира сего» стремилась чужими руками провести угодный себе передел Европы, втягивая в свою политическую игру просто управляемые и зависимые от их правительства балканских стран.

В. И. Ленин в свое время указывал на то, что начавшиеся на Балканах войны являются ничем другим как «начальным звеном целой цепи последовавших за ними глобальных событий», произошедших не только лишь в Восточной Европе, да и в Азии. Любая из косвенно замешанных в конфликте сторон пробовала прорабатывать свои сценарии, прикрываясь дружеской помощью и человечными целями.

Хитроумные кукловоды, посреди которых оказалась и империалистическая Наша родина, представили, что могут быть хозяевами положения. Николаевские министры, к примеру, считали, что настало время выполнить мечты о захвате принадлежавших Турции проливов Босфор и Дарданелл. Если же войска Балканского союза будут проигрывать в войне, они отрабатывали вариант самостоятельного выступления против ослабленной Турции. Подобные намерения прикрывались словами о сострадании и поддержке братьев-славян. В целях подготовки земли для использования собственной стратегии Наша родина даже предупредила Великобританию о собственном желании вмешаться в конфликт и мобилизовать армию, если ситуация станет совершенно критической для Болгарии.

Совсем внезапными для империалистических держав стали успехи, которых удалось достигнуть балканским союзникам. Полный разгром Турции принудил задуматься над верностью расчетов, а сформировавшийся до войны территориальный статус-кво навечно канул в Лету. Увлеченные разделом европейские державы совсем не увидели, что их сателлиты вышли из-под контроля.

В то время как Наша родина пробовала действовать с осторожностью, маскируя свои настоящие интересы, другая сторона, а конкретно Австро-Венгрия и Германия, шла напролом, цинично и открыто, подобно действиям НАТО на Балканах в наши деньки. По их расчетам южные славяне, которые не условились заранее о предстоящем разделе отвоеванных у турок во время первой войны территорий, перессорятся, не придя к согласию. Уже в разгар 2-ой Балканской войны германский канцлер нескромно гласил о том, что для Австро-Венгрии будет прибыльна вражда меж Болгарией и Сербией, потому что это ослабит их. Конкретно исходя из таких суждений, Германия и Австро-Венгерская двуединая монархия по окончании первой войны принялись подталкивать короля Болгарии Фердинанда I к возобновлению военных действий. Разгоревшийся с новейшей силой военный конфликт некие политики тех пор окрестили «шовинистическим сумасшествием» правительств балканских стран. Сумасшествием, которого, как мы можем судить спустя век, хватило навечно.

Не умерившая впору свои аппетиты и науськиваемая Западом Болгария в конечном итоге бы
ла обязана с лихвой вернуть завоеванное в первой кровопролитной войне территориальное преимущество. Посреди иных земель туркам пришлось дать даже Адрианополь, который был старой болгарской столицей. Принципиально также и то, что до второго шага балканских событий повелитель Болгарии не прислушался к предостережениям, звучавшим со стороны Рф. Но после зазорного поражения, завершившегося заключением унизительного мирного контракта, Фердинанд I стопроцентно доверился русским дипломатам, лично обратившись к ним за помощью.

Невзирая на описываемые выше территориальные интересы Рф, которые она могла удовлетворить только в случае подходящего для нее финала событий, перед официальным Петербургом стояла задачка не допустить балканских войн. Российские дипломаты отлично понимали, что конфликты меж южными славянами могут только укрепить позиции Австро-Венгрии, которой в свое время уже удалось аннексировать Герцеговину и Боснию, принадлежавших туркам-османам. Конкретно эти земли, которые Белград всегда считал неотъемлемой исторической частью Сербии, стали камнем преткновения и в 90-х годах, когда сербские генералы, обвиняемые в геноциде, предъявили на их свои претензии.

В расчете на то, что Сербия будет и далее выяснять дела с Веной и Габсбургом, которого Наша родина считала более небезопасным противником, ежели Турция, российские дипломаты вновь промахнулись. Положительные выводы, которые они смогли сделать, состояли только в том, что панславизм нельзя использовать в качестве инструмента для реальной политики. А время от времени повиновение гордых братьев-славян оборачивается для их же в ущерб, как случилось в 90-х годах прошедшего столетия, когда русское управление в лице президента Ельцина, движимое уже совершенно другими интересами, попробовало вновь изобразить из себя старшего брата по отношению к Сербии.

Ушедший в историю «бросок на Приштину», последовавший за вереницой неудачных переговоров Сербии с ее западными и балканскими противниками, сыграл своеобразную роль «троянского коня», фактически открыв двери оккупационным войскам НАТО. Русские десантники-миротворцы, которые были так тепло встречены сербами, оказали им «медвежью» услугу, хотя, казалось, были движимы самыми человечными целями. Конкретно премьер Рф Черномырдин при поддержке президента Финляндии Ахтисаари (кстати, лауреата Нобелевской премии мира 2008-го года) достигнул тогда разрешения парламента Сербии и Слободана Милошевича, бывшего президентом Югославии, на ввод чужих военных формирований на местность страны. Принятие решения о вводе зарубежных военных на земли вновь затянутой в территориальный конфликт страны сладкоречиво отдало осознать, что Сербия может распрощаться со своим суверенитетом. А воспринимаемый как братская поддержка бросок русских миротворцев стал смотреться умно скоординированным ходом более больших «политических акул» из НАТО. К тому же сербы поверили в свою защищенность и не сбежали из Косово, что сыграло на руку южноамериканским войскам, дав возможность не оказывать гуманитарную помощь стране. За следующие же пару лет албанцы убили тыщи оставшихся братьев-славян. Такое развитие событий было тяжело для себя представить даже в неспокойные времена первых балканских войн.

История столетний борьбы сербского народа открыла миру одну ординарную правду: сравнимо маленькое правительство может воплотить свои национальные интересы исключительно в одном случае – если они совпадают с целями и взорами величавых держав. Финансовая и политическая зависимость от более больших и влиятельных государств безизбежно ведет, как указывал еще Сталин, к невозможности суверенного развития страны. А пугающий до сего времени термин «балканизация» стал предупреждением и мотивом к действиям не только лишь для соседей, да и для целого материка планетки Африки, создав предпосылки для сотворения Африканского союза, чтобы избежать участи балканских стран и сохранить общие интересы, даже во вред суверенитету одной отдельной страны.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,253 сек. | 11.46 МБ