Олег Верещагин. «Воспитание воина»

Статья в первый раз размещена в 2007 году

Педагогический разврат

Летом 2002 года в одном из подмосковных городков произошла полностью рядовая для нашего времени история. Двое "близких друзей"-шестиклассников поехали кататься на великах в заброшенную деревню. Там натолкнулись на бомжа. Что вышло далее — к чему обрисовывать? Как незачем гласить и то, что бомжа отыскать не удалось.

Один из оперативников, ведших следствие, удивлялся: "Для нас всех до сего времени остаётся загадкой, почему мальчишки не убежали. Ведь для этого не было никаких препятствий. К тому же мальчишки никак не застенчивого 10-ка, ну и смотрятся старше собственных лет. Непонятная история".

И вправду, для меня тоже — фатально непонятная! Я уже писал об этом в собственных статьях и обещал возвратиться к теме. И вот возвращаюсь, хотя начало кое-кому может показаться странноватым.

Почему просто сходу не убежали? Почему не отметелили бомжа (не верю, что не совладали бы вдвоём, я лицезрел фоторобот этой помеси кощея с египетской мумией!)? Почему один "близкий друг" по приказу невооруженного слабого негодяя покорливо связал другого и безропотно отдал связать себя? Почему даже позже они посиживали на месте, послушливо считая до тыщи, как им повелели? И что означает — не застенчивого 10-ка? Что под этим на данный момент понимается? Умение пререкаться со взрослыми? Умение уже в этом возрасте "закинуться пивасиком" и покурить у школьного подъезда, демонстрируя всем, как ты крут? Умение кидать петарды под ноги старушкам?

Да, прав следователь. Как бы непонятная история. Совершенно.

В 1972 году была такая история. Двое мальчиков, ровесников этих, сегодняшних, "не застенчивого 10-ка", столкнулись с бежавшим убийцей-рецидивистом. Чуть ли он собирался делать с ними то же, что бомж в наши деньки. Он собирался их просто уничтожить, так как они его узрели, а он был в бегах.

Недолго к тому времени, но всё-таки посещавшие секцию бокса мальчишки отходили взрослого "крутого" дядю так, что в милицию он попал в безотчетном состоянии. Им было жутко. Они сами об этом позже гласили. Но их было двое — двое друзей — и они решили драться. Идея о том, чтоб покорливо сдаться, им даже в голову не пришла.

Ну, вот и ответ. Бомжу не было надобности грозить орудием, хватать, тащить… Отдай приказ он мальчишкам повеситься — они бы и повесились. Со слезами и просьбами, но повесились бы. Точно для вас говорю. Так как струсили. Одномоментно струсили.

Вобщем, это не их вина. В их просто пропало что-то, что было у большинства их ровесников даже не 30 — 20 годов назад.

А если это и неудача — то не только лишь их, а целой страны. Нашей с вами Родины.

Боязливость, ставшая чуть не органичной частью нрава большинства потомков бойцов Куликова поля, Смоленска, Полтавы, Бородина, Шипки, Курска и Кандагара. И не только лишь малышей, да и взрослых.

Но эта боязливость появилась не просто так. Она искусно привита, бережно выращена и кропотливо культивирована.

Начинать разговор следует с того, что есть (либо кто есть) личность и для чего вообщем её сформировывать? Личность определяется в современном мире как хоть какое дееспособное человеческое существо независимо от возраста и пола. Но схожее определение таит внутри себя эмбрион заболевания, поразившей на данный момент всю планетку — эпидемии пофигизма. Дело в том, что схожее "дарование прав личности" всем без разбора приводит к гипертрофированному чувству собственной ценности, а означает — исключительности и неповторимости.

Меж тем большая часть из так именуемых личностей невысоко ценятся. Это беспристрастная точка зрения. Люди вообщем являются материалом, из которого на свою потребу власть лепит то, что ей необходимо. Если кто-то задумывается, что демократическая власть является исключением, то это заблуждение. Данная власть держится на воле толпы — электората. И этот электорат она искусно сформировывает обещаниями корытца с похлёбкой, тёплого хлева и развлечений на все вкусы. Личности таковой власти не необходимы даже снутри самой себя, более того — они для неё небезопасны. Соответственно система формирования личности в современном мире предана анафеме, объявлена пережитком тоталитаризма и официально заклеймлена всеми вероятными педагогическими и психическими теориями.

Современная сист
ема воспитания держится на нескольких постулатах.

1-ое. Изначальность и первоочерёдность прав ребёнка.

2-ое. Демонизация слова "долг" как калечащего "свободную волю" и "ранимую детскую психику".

ТРЕТЬЕ. Уравнивание в правах ребёнка и взрослого.

ЧЕТВЁРТОЕ. Наибольшее потакание прихотям (даже нежеланиям) деток, в каких видится некоторое "самовыражение" и "саморазвитие" личности.

5-ое. Воспитание через внушение чувства собственной неповторимости, чувства нигилистического индивидуализма.

ШЕСТОЕ. Разработка темы толерантности к происходящему вокруг.

СЕДЬМОЕ. Отказ от наказаний из-за их "беспощадности".

Следует сказать, что задачкам современного общества эти постулаты соответствуют как нельзя лучше. На их воспитываются пугливые, страдающие множеством комплексов, беспощадные, лживые, безответственные, истеричные, неспособные на физические либо духовные усилия, на творчество, с размытыми сексапильными и стопроцентно отсутствующими моральными ориентирами существа, неспособные дать отпор даже уличному хулигану. Другими словами то, от чего наши праотцы отвернулись бы с отвращением, посчитав возникновение таких людей признаком вырождения цивилизации. Но эти "личности" прибыльны демократической власти. Они себялюбивы, покорливы силе, не терпят тех, кто стоит выше среднего уровня, просто поддаются на обещания, льстящие их сластолюбию, тяге к прекрасной жизни и слабоволию, обожают воображать себя пупом земли, без которого ничто в государстве не закрутится. Ими совсем не сложно и просто манипулировать. Закладывается всё это с юношества и типично не только лишь для Рф (даже не столько, мы-то ещё только вступили на этот путь!). Схожим образом воспитанный тип "хомо электоратус" властвует в западном мире.

Но мы будем гласить о людях другого типа и о том, как надо воспитывать не "электорат", а Человека и Бойца. И начнём мы с постулата, без понимания и принятия которого на веру весь предстоящий разговор просто бесполезен. Хотя исходя из убеждений современной педагогики этот постулат звучит так же, как для правоверного католика Чёрная месса.

Итак.

Ребенок личностью не является. Он формирующаяся личность, а это совершенно другое. Так другое, что и рядом не лежало. Сундучок: что положим, то и будет лежать. И сначала нужно бесчеловечно подавить всякую идея в голове вашего подопечного, что он и по правде что-то собой представляет вначале и имеет какое-то сказочное "право" на "права". Первой заповедью ваших подопечных должно стать последующее.

Каждое право необходимо зарабатывать

Его нельзя получить, выпросить, украсть, приобрести — в данном случае оно перестаёт быть правом. На этом постулате и необходимо базировать всю систему воспитания ребенка: получить всякую малость можно только действием, трудом, упрямым и тяжёлым. "С самого начала" и "просто так" ничего не даётся.

Необходимо учесть только одно. Современный мир напористо и очень искусно опровергает этот важный постулат своими вседоступными и прекрасными "эталонами" "сладостной жизни", на которые ребенок покупается очень просто конкретно в силу того, что не является ещё личностью и не может противопоставить соблазну твёрдых актуальных установок. С современной "пластмассовой цивилизацией" вообщем страшно тяжело биться. Потому внушать детям вышеуказанный принцип может только тот, кто вызывает у их почтение и желание подражать. А поточнее мужик.

Засилье дам в системе образования и воспитания издавна стало государственной опасностью. Я уверен, что конкретно это было одной из обстоятельств, погубившей пионерско-комсомольское движение и что конкретно от этого может погибнуть движение скаутов. Поймите меня верно. Я ничего не имею против дам. Кроме того, что мальчишка, воспитанный дамой, в наилучшем случае переживёт в жизни массу проблем. В худшем — вообщем скатится на дно. Естественно, есть исключения. Но они до таковой степени редки, что строить на их систему несуразно. А в системе военно-патриотической подготовки дам быть не должно. На мой средневековый взор, дамам в армии в мирное время вообщем не место, а кретинизм правительства можно чётко определять в процентах в четком согласовании с процентностью дам в вооружённых силах страны.

Дети тянутся к эталону мужчины, желают быть на него схожими, копируют его, встретив в реальной жизни, даже в походке и привычках. Да и те малочисленные мужчины, которых предлагает школа, в значимом пр
оцентном количестве куда как далеки от такового эталона. На данный момент в школе не уникальность педагог-мужчина, "откосивший" от армии — в особенности это типично для сельских школ. Не знаю, как кому, а мне напополам забавно и дико слушать от такового рассказы о мужестве наших воинов, о славе протцов… А дети ещё не научились смеяться. Они всё воспринимают всерьёз. И тупо мыслить, что они ничего не понимают. Потому в их душах появляется презрительное недоверие не только лишь к учителю, да и к тому, о чём он гласит: дескать, нас учит, а сам… Путь таким в школу должен быть закрыт надежно и надолго. Истинному же мужчине-наставнику поверят, даже если он произнесет, что снег чёрный.

Долг перед Родиной и товарищами свят

"Я никому ничего не должен" — часто можно услышать самодовольное выражение из уст юных. Должен. Должен родителям. Отечеству. Собственной девчонке. Своим друзьям. Своим праотцам. Никто из нас не свободен от этих долгов. Не может быть от их свободным. Не имеет права. А тот, кто пробует освободиться, — трус и мерзавец. Эту идея вы должны довести до сознания ваших молодых подопечных. Если пригодится — вбить, вколотить, врезать в их сознание. Вы должны обучить их различать казённый "долг" перед государством и настоящий Долг перед Родиной, которая одна на все времена. Вы должны внушить им, что самоуважение человека не допускает "никому не быть подабающим", ибо это значит плевать на всех. Я не удержусь — процитирую!!!

"Охото мне для вас сказать, панове, что такое есть наше приятельство. Вы слышали от отцов и дедов, в какой чести была у всех земля наша: и грекам отдала знать себя, и с Царьграда брала червонцы, и городка были пышноватые, и храмы, и князья, князья российского рода, свои князья, а не… недоверки. Всё взяли бусурманы, всё пропало. Только остались мы, сирые, да, как вдовица после крепкого супруга, сирая, так же как и мы, земля наша! Вот в какое время подали мы, товарищи, руку на братство! Вот на чём стоит наше приятельство! Нет уз святее приятельства!.. Бывали и в других землях товарищи, но таких, как в Российской земле, не было таких товарищей… так обожать, как российская душа, — обожать не то чтобы разумом либо чем другим, а всем, чем отдал Бог, что ни есть в для тебя… Нет, так обожать никто не может! Знаю, подло завелось сейчас на земле нашей… Перенимают чёрт знает какие бусурманские обычаи; гнушаются языком своим; собственный со своим не желает гласить; собственный собственного продаёт… Милость чужого короля, да не короля, а паскудная милость… магната, который… чёботом своим бьёт их в рожу, дороже для их всякого братства. Да и у последнего подлюки, каковой он ни есть, хоть весь извалялся он в саже и в поклонничестве, есть и у того, братцы, частица российского чувства. И проснётся оно когда-нибудь… Пусть же знают все они, что такое означает в Российской земле приятельство! Уж если на то пошло, чтобы дохнуть, — так никому ж из их не доведётся так дохнуть!.. Никому, никому!.. Не хватит на то мышиной натуры их!" Н.В. Гоголь. «Тарас Бульба».

Не знаю, как у вас. У меня — мороз по коже от этих слов. От гордости, что и я российский. И недаром наши "образованцы" уже не 1-ый год так напористо стараются "вычистить" экстремиста Бульбу из школьных программ…

Максим Калашников (Кучеренко), создатель актуальнейших книжек по дилеммам современной Рф, точно замечает, что в нашей стране никогда не имели огромного значения схожие (как на Западе) либо племенные (как на Востоке) дела. Опорой известной российской "соборности" был домен — группа людей, сплочённая общностью интересов. Дальше Калашников уделяет свое внимание на то, что в наше время домен усиленно и преднамеренно разрушается (пример — бессчетные "риэлти-шоу", где конкретно через втаптывание в грязюка напарников по игре достигается фуррор), а вкупе с ним разрушается база российского миропонимания, принцип: "сам гибни, а товарища выручай!". Мы должны всеми силами противостоять схожим попыткам. Идея о святости уз приятельства должна стать краеугольным камнем формирующегося сознания ребенка. Для тебя может не нравиться нос, причёска либо манера гласить твоего соседа по строю. Ты можешь открыто высказывать ему своё недовольство. Вы сможете отворачиваться друг от друга в ежедневной жизни. Но, стоит появиться угрозы для домена, все разногласия просто теряют смысл. Лучше откусить для себя язык, чем выдать друга. Лучше погибнуть, чем допустить его смерть.

Могут сказать, что все люди устроены по-разному и у всех различная степень ст
ойкости. Но это тоже вопрос воспитания. Соответствующим образом воспитанный человек не поймёт предложения, к примеру, сказать сведения о товарищах в обмен на избавление от физических мук. Улавливаете? Он не будет оценивать этого предложения, раздумывая, что выгодней (либо этичней, либо достойней). Он просто не поймёт произнесенного, так как такое предложение так же относится к другой системе ценностей, как глагол to be — к британскому языку. Для человека, не знающего британского, это просто набор звуков.

Жизнь — это бой

Не глупое и нескончаемое поедание слабенького сильным, как трактуют бой телевизионные игры и ток-шоу, а конкретно бой, схватка за некоторые высшие принципы. Если не ошибаюсь (не уверен), это Гёте произнес:

Только тот достоин жизни и свободы,
Кто каждый денек идёт за их на бой!

Этот принцип тоже длительное время подвергался осмеянию. Дескать, задачка человека просто жить (в кайф, да?), не задаваясь высочайшими вопросами и не терзаясь глобальными неуввязками. Здоровей будешь. Но дело в том, что так живут животные, а человек не животное, вроде бы ни изгалялись на данную тему философы и психологи. Наши малыши должны расти бойцами, понимающими, что схватка — с обстоятельствами, физическими неприятелями, заболеванием, ленью — делает жизнь полнее, наполняя её незабвенным вкусом победы. Ни лишения, ни боль, ни физическое либо моральное напряжение, ни своя либо чужая кровь не должны вызывать у их ужаса.

Я глубоко и неколебимо убеждён в том, что ни один девиз не нанёс делу воспитания подрастающего поколения такового вреда, как распространившийся в 50-е годы прошедшего века клич "Только бы не было войны!". Смысл его был в том, что поколение, пережившее и въяве видевшее самую ужасную войну в истории Земли, прилагало все усилия для обеспечения счастливого грядущего своим детям. С чисто людской точки зрения это было объяснимо и заслуживало сострадания. Голодавшие, убивавшие, исстрадавшиеся люди практически из сил выбивались, чтоб их малыши получили всё, что им, родителям, недодала судьба. Конкретно получили, а не заработали. Недокормленные, пожившие в землянках мать с отцом запихивали в клювик собственному ненаглядному чаду всё, что он пожелает, по первому его писку, чтоб отвести от него даже тень той неудачи, которая задела их. Вырастал же, соответственно, откормленный, нахальный, спесивый и глуповатый эгоист, презиравший всех и вся (замотанных и "не видевших жизни" родителей — сначала!), также свято уверенный, что ему должны обеспечить всё, что он пожелает. Причём должны не только лишь предки.

Такая система не стала тогда правилом, нет! Да и исключением тоже быть закончила. А так как воспитанные ею люди обладали неописуемой пробивной силой в борьбе за личное светлое будущее, то к 80-м годам как раз они и оказались наверху в низовом и среднем звеньях управления государством. Что в известной степени и предназначило её крах. В наши деньки система перевоплотился из нередкого, но не всеобъятного явления в правило. Детская группа "Егозы" в одной из собственных полушуточных песенок хотя и с горечью, но чётко выразила кредо современного воспитания, спев на мотив песни "Красивое далёко":

Мы желали бы стать чище и добрее,
Исключительно в жизни это не много что даёт.
Пробиваются только те, кто понаглее, —
Вроде бы знать, что в дальнейшем нас ждёт?

И даже в этой как бы осуждающей схожую практику строке отчётливо читается: "…в жизни это не достаточно что даёт". Для людей, воспитанных в схожих ценностных рамках, главное не то, что ты можешь дать, а то, что дадут для тебя. Меж тем правительство, у которого берут, но которому не отдают, обречено на смерть.

Я от всей души убеждён, что своя война должна быть у каждого поколения. Я не имею в виду жаркую реальную войну (хотя и она не самое худшее, если даже так и принято мыслить!).

Каждое поколение, до того как занять место отцов, должно пропускаться, как золотоносная порода через решето-грохот, через тяжелое, опасное, выматывающее физические и духовные силы дело, в процессе которого все ценности сами встанут по своим местам в подобающем им от природы и с начала веков иерархическом порядке, слова обретут начальный смысл, а чувства человека очистятся. Те, кто достойно управятся с делом, займут место наверху с тем, чтоб их детки (как, вобщем, и малыши несправившихся!) уже лет через 15-20 повторили их путь и не допустили образования совковообразной либо демократоидной "элиты". Я уверен в том, что трудности очищают и закаляют человека. < br>
Цель жизни — физическое и моральное улучшение

Не знаю, как для вас, а мне тошно и забавно глядеть на негроподобных созданий в телепающихся по земле безразмерных брюках, куртках, из-под которых торчат майки до колен, и дурных кепочках козырьком вспять, изъясняющихся жестами и междометиями. "Ну как! — произнесет критик. — "Сейчас он играет джаз, а завтра Родину продаст!" Знаем, проходили…" Проходили, но, как видно, прошли мимо. Вникните без усмешки: да, не все, кто играл джаз, продали Родину. Но все, кто продали Родину, игрались джаз… И это факт.

На мой взор, нет ничего более приятного глазу, чем строй суворовского училища в мрачно-торжественной ало-чёрной форме цвета крови и порохового дыма. Меня восхищали и восхищают эти — и такие — ребята. Я категорический противник хоть какой бесформенности вообщем, и не только лишь в военной организации, да и в обыкновенной школе. У формы есть и принципиальная функция: она дисциплинирует. Форма обязует, в особенности если носят её не по обязанности. Естественно, и форма может одурачить. Но вы не думали, почему бандюги всех мастей обожают выступать в амплуа военных и милиционеров? Да так как в сознании нашего народа форма чётко ассоциируется с честностью, порядком, надёжностью и готовностью посодействовать. Мальчишка, добровольно надевший форму, уже на голову выше того, кто от неё шарахается. Просто так как он её надел.

Просто сказать для себя: "Я желаю!" — и сделать то, что приятно. Куда сложнее сказать для себя: "Нельзя!" — либо: "Нужно!" Но подобные приказы себе как раз и возвышают человека над животным более всего. Вы должны внушить своим подопечным, что физическое и моральное улучшение могут — и должны — быть главными заповедями российского и россиянина. Очень отлично пишет тот же Максим Калашников: пусть там, на Западе, колются, живут в свальном грехе, носят несуразную одежку. Пусть! Мы не будем следовать за ними! Наши малыши будут расти бодрствующими, крепкими, готовыми протянуть руку другу и прочно врезать по зубам противнику. Они должны повторять прямо за величавым русским поэтом:

И мечтаю я, чтобы произнесли
О Рф, стране равнин:
"Вот страна прекраснейших дам
И отважнейших в мире парней!"
Н. Гумилёв.

Это тяжело, так как просит усилий — и больших, которых не просит неизменный "оттяг". И здесь опять вступает в дело роль личности управляющего. Истинному мужчине, которому охото подражать, поверят и пойдут за ним. А он обучит их чураться псевдокультуры и клоунских облачений, нечищеных зубов и хилых паучьих лапок с "татушками" — всех признаков "массцивилизации". И обучит их гордиться собственной элитарностью, своим умением встать над тупым стадом, нуждающимся в рэп-погонялах.

Толерантность — это смерть чести, плюсы и отваги

На свете существует много людей так пугливых, что они даже другим не могут позволить рискнуть собой. Толерантность, сиречь терпимость к гадости, если переводить на обычный российский язык, — это их знамя.

Смертельно небезопасной категорией таких людей являются те, кого я про себя называю "потурченцы". Так на Балканах в ХV-ХIХ веках называли местных обитателей, славян по крови, которые в чаяньи милостей либо от всей души поверив в нескончаемую власть османов-завоевателей, переходили в ислам и становились верными слугами оккупантов. Так и в современной Рф существует узкая прослойка схожих людей, занимающих, к огорчению, видное положение в публичной, а время от времени и официальной политической жизни. Российские по рождению, они усвоили толерантно-растительный образ мыслей даже прочнее его отцов на Западе: у их поклонение ему доходит до отрицания права на самозащиту как цивилизации, так и отдельных её представителей.

По их воззрению, русским позволено только смиренно кланяться, искупая "имперское прошедшее". Навскидку можно именовать политика и публичного деятеля А. Асмолова, правозащитника Н. Ковалёва, писателя В. Крапивина… Подвизается здесь и известный детский писатель, ненавистник Гайдара-деда, создатель бесталантного телесериала о Простоквашине (я не о первых книжках, вправду, весёлых и смышленых, а о бессчетных "продолжениях"!) Эдуард Успенский. Не помните, как в конце 80-х он вещал с экрана о "детском разоружении", призывал уничтожать игрушечное орудие, гипнотизировал речами о всеобщем мире?

Не оттуда ли началось бедственное положение нашей армии сейчас?!

Что самое ужасное — многие из этих потурченцев уже работают с детками, прививая им "си
ндром позы зародыша", и их выкладки имеют официальную поддержку прямо до включения в школьные программки!

Обычно, они выступают под благообразными девизами (ядоистечение Ковалёва — редчайший пример открытой ненависти потурченца к тем, кто сохранил веру в ценности протцов) "уменьшения злости общества" либо "воспитания терпимости в подрастающем поколении". В переводе на российский язык, это разоружение цивилизации перед лицом неприятеля.

Если нашей стране и по правде объявлена война (а она объявлена — и не вчера, и не 10 годов назад… и совсем не интернациональным терроризмом), то призыв к "толерантности" звучит более чем удивительно. Даже дико, как звучал бы призыв к осознанию целей и задач гитлеровцев в 1941 году. Мы — страна-армия и нация-воин. Если нас получится переработать, мы перестанем существовать. Не думаю, что это очень волнует потурченцев. Но меня — очень волнует.

Если же глядеть в более широком нюансе, то несчастная толерантность ни к чему отличному не ведёт даже в невоюющих обществах. Поглядите статистику. Где самый высочайший процент самоубийств? Где рядовыми заболеваниями стали расстройства психики? Где немотивированная беспощадность захлестнула семьи и школы? Где расцвели половые извращения? Где обезумевшими темпами прогрессирует вырождение? В самых размеренных и мирных странах — Швеции, Швейцарии, Нидерландах, Дании…

Дело в том, что человек по природе собственной нетолерантен. Его можно приучить так жить, внушив, что тёплый хлев, сытная кормушка и приятное времяпровождение — это и есть смысл жизни. Но подсознание будет бунтовать против этого, а так как "клапан закрыт" (охота и боевые единоборства запрещены, в войну детям играть нельзя, на улице глас повысишь — милиция скрутит, листик сорвёшь — "зелёные" насмерть зашибут, мужчины и дамы даже одежкой не различаются, в армии служить необязательно), то природные злость и жажда острых чувств выплёскиваются "через швы", приобретая дичайшие формы прямо до самоистязаний, насилий над своими детками и выездов в воюющие страны на охоту за людьми.

Повторюсь: потурченцам всё равно. Мне — нет. И я призываю всех, кому по правде дорога Наша родина, вступить в борьбу с ними, в том числе и за детские души, которые они желают кастрировать собственной толерантностью.

Наказание — нужная часть воспитания

Современная система поощрений грешна. Поощрять вообщем необходимо пореже, чем наказывать. Еще пореже и очень жадно, а не по принципу "Вова вынес ведро с мусором — дадим Вове 50 рублей, он неплохой мальчишка". Вова должен знать, что выносить ведро — его обязанность, за какую не ожидают поощрений, даже устных! Вот если Вова не вынес ведро, здесь должно следовать наказание. И непринципиально, почему он этого не сделал. А если Вова выкопал во дворе новейшую яму под сортир, именно тогда можно кратко сказать: "Молодец". Уверяю вас, что услышанное от вправду почетаемого и возлюбленного человека это слово ценней, чем любые 50 (либо 500) рублей.

Наказывать необязательно на физическом уровне, хотя я приверженец возвращения и этого способа. Молвят, что наказание обижает достоинство, но это ошибка. Достоинство — не врождённое, а воспитанное чувство. Человек, по правде владеющий достоинством (сколько бы лет ему ни было!), никогда не допустит действий, за которые могут наказать. На каждого действует своё, и наказание нужно подбирать дифференцированно. Но оно нужно. Просто, чтоб закрепить в подсознании мальчишки: сделаешь плохо — будет плохо. Это надёжный и очень действенный способ, уберегающий самих же подростков от проблем в дальнейшем.

Вот эти 6 истин вы должны сделать основополагающими в жизни собственных подопечных, если желаете, чтоб они по правде стали мужиками. Поверьте мне, они не устарели, эти правды, они просто состарились. Они не стёрлись — они только затёрты. И они не избиты, точнее, избиты так, что их пора оживить. Срочно!

Тысячелетия население земли жило ими. А за их нисповергателями только куцый хвостик времени, многим принёсшего средства, но никого не сделавшего счастливым.

Сейчас некие общие суждения касательно воспитания подростков. Необходимо держать в голове, что во все времена и во всех цивилизациях (даже в сегодняшней, давящей любые здоровые инстинкты!) подростков отличали последующие взаимоисключающие, но благополучно в их уживающиеся свойства: иногда невразумительная отвага — и робость перед "обыкновенной" жизнью; показная циничность — и потаенное рвение к высочайшим эталонам и по

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,112 сек. | 11.48 МБ