Они одолели уже в 1941-м

Они победили уже в 1941-м

В базу собственной восхитительной повести «В перечнях не значился» писатель-фронтовик Борис Васильев положил легенду о том, что последний заступник Брестской крепости выдержал прямо до середины апреля 1942 года.

На прощание он успел заявить окружившим его германцам: «Крепость не пала: она просто истекла кровью. Я – последняя ее капля…».

Неприятели были потрясены. «Немецкий лейтенант звонко и напряженно, как на параде, выкрикнул команду, и бойцы, щелкнув каблуками, верно вскинули орудие «на караул». И германский генерал, чуток помедлив, поднес руку к фуражке».

Возможно, это – прекрасная легенда. Но основой для нее послужили тыщи прототипов нашего героя, геройски встретивших неприятеля с первых минут войны, на всем протяжении фронтов от Заполярья до Темного моря. Большая часть их погибло неведомыми, имена многих других незаслуженно позабыты. Но конкретно с их началась та поступь фаворитов, что закончилась в мае 1945-го Величавой Победой.

О неких из их мы желаем сейчас поведать.

Пару лет вспять «Комсомольская правда» напомнила историю о том, как один русский артиллерист целый денек сражался с колонной германских танков. По счастью, удалось сохранить для истории его имя. Это был старший сержант Николай Сиротинин, родом с Орловщины. Ему исполнилось только 19 лет.

В июле 1941 года к белорусскому городу Кричеву прорывалась 4-я танковая дивизия 2-й танковой группы, которой командовал прославленный германский танковый генерал Гейнц Гудериан. Части 13-й русской армии, противостоящие ей, отступали. Посреди их была и 6-я стрелковая дивизия, в какой Николай служил наводчиком орудия. Как ведает размещенный орловский сборник «Доброе имя», необходимо было прикрыть отход отступающих. «Здесь останутся два человека с пушкой», – произнес командир батареи. Николай вызвался добровольцем. Вторым остался сам командир.

С утра 17 июля на шоссе показалась колонна германских танков.

– Коля занял позицию на холмике прямо на колхозном поле. Пушка утопала в высочайшей ржи, зато ему отлично видны были шоссе и мост через речушку Добрость, – ведает Наталья Морозова, директор Кричевского краеведческого музея.

Когда головной танк вышел на мост, Коля первым же выстрелом подбил его. Вторым снарядом он поджег бронетранспортер, замыкавший колонну.

Тут нужно тормознуть. Так как не совершенно ясно до сего времени, почему Коля остался в поле один. Но версии есть. У него, видимо, как раз и была задачка – сделать на мосту «пробку», подбив головную машину гитлеровцев. Лейтенант же у моста корректировал огнь, а позже, видимо, вызвал на затор из германских танков огнь другой нашей артиллерии, из-за реки. Достоверно понятно, что лейтенанта ранили, и позже он ушел в сторону наших позиций. Есть предположение, что и Коля был должен отступить к своим, выполнив задачку. Но… у него было 60 снарядов. И он остался!

Два германских танка попробовали стащить головной танк с моста, но тоже были подбиты. Бронированная машина попробовала преодолеть речку Добрость не по мосту, но увязла в болотистом береге, где и ее отыскал очередной снаряд. Коля стрелял и стрелял, вышибая танк за танком…

Танки Гудериана уперлись в Колю Сиротинина, как в Брестскую крепость. Уже горели 11 танков и 6 бронетранспортеров! Не меньше половины из их спалил один Сиротинин (какие-то достала и артиллерия из-за реки).

Практически два часа этого необычного боя немцы не могли осознать, где окопалась российская батарея. А когда вышли на Колину позицию, у того осталось всего 3 снаряда. Предлагали сдаться. Коля ответил пальбой по ним из карабина и умер в перестрелке.

Офицер 4-й танковой дивизии Хенфельд записал тогда в дневнике: «17 июля 1941 года, Сокольничи, близ Кричева. Вечерком хоронили неведомого российского бойца. Он один стоял у пушки, длительно расстреливал колонну танков и пехоту, так и умер. Все удивлялись его храбрости… Оберст (полковник) перед могилой гласил, что если б все бойцы фюрера дрались, как этот российский, то захватили бы весь мир. Трижды стреляли залпами из винтовок. Все-же он – российский, необходимо ли такое преклонение?»

Немцы также поручили местным жителям написать родным бойца, как он умер, и что они должны им гордиться. Но сейчас в

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,124 сек. | 11.44 МБ