Операция «Бегемот»

8 августа 1991 года РПК СН К-407 выполнил демонстрацию полноракетного подводного старта
Операция «Бегемот»

За пару минут подлодка Северного флота выпустила по полигону Кура 16 баллистических ракет. Это и доныне непревзойденный рекорд российского подводного флота.

Не забудем, что самый 1-ый старт из-под воды состоялся на нашем флоте в ноябре 1960 года, когда командир ракетной дизельной подвод-ной лодки Б-67 капитан 2-го ранга Вадим Коробов выпустил из глубин Белоснежного моря баллистическую ракету. Этим запуском была подтверждена на практике возможность подводной ракетной стрельбы.

Но потому что стреляли наши подводные лодки К-140 (командир — капитан 2-го ранга Юрий Бекетов) и К-407 (командир — капитан 2-го ранга Сергей Егоров), не стрелял в мире никто: поначалу 8 ракет в одном залпе, позже 16.

***

Ведает контр-адмирал в отставке Юрий Флавианович Бекетов:

— Сначала октября 1969 года я был назначен командиром ракетной подводной лодки стратегического предназначения К-140. Это была 1-ая серийная подводная лодка проекта 667А. В предстоящем — ракетный подводный крейсер стратегического предназначения. Подводная лодка со вторым экипажем на борту готовилась к переходу в Северодвинск на модернизацию, а наш — 1-ый — экипаж принял подводную лодку К-32 и начал подготовку к выходу в море на боевое патрулирование. Мне как командиру первого экипажа К-140 командованием эскадры была поставлена задачка:

— приготовить экипаж и подводную лодку к выходу в море на боевое патрулирование;

— приготовить экипаж и подводную лодку к выполнению запуска 8 ракет в одном залпе.

Планируемые сроки были различными. На подготовку к боевой службе отводилось приблизительно 5 месяцев, а на подготовку и выполнение стрельбы — менее 3-х месяцев.

У многих появляется вопрос: почему нужно было стрелять 8 баллистическими ракетами, а не 12 либо 16? Дело в том, что 8 ракет были «разампулизированы» во время несения боевой службы другим экипажем. По этой причине срок их гарантированной службы был существенно снижен и они по всем ракетным канонам подлежали пуску в трехмесячный срок.

Задачка упрощалась тем, что 1-ый экипаж К-140 был отлично подготовлен, и в этом необходимо дать подабающее первому командиру — капитану 1-го ранга (потом — вице-адмиралу) Анатолию Петровичу Матвееву. Отлично знали свое дело штурман капитан 3-го ранга Величко, с которым я был знаком по службе на дизельных ракетных подводных лодках, младший штурман капитан-лейтенант Топчило, командир ракетной боевой части капитан 2-го ранга Сомкин.

Мне же приходилось, как говорится, деньки и даже ночи проводить на корабле, так как не считая главных намеченных целей я должен получить допуск на самостоятельное управление подводной лодкой 667А проекта и подтвердить линейность первого экипажа К-140, другими словами его способность делать все задачки.

Выход на стрельбу планировался кое-где посреди декабря 1969 года, а приблизительно в месяц стали прибывать на эскадру представители науки и индустрии, желающие принять роль в этом уникальном испытании. При этом желающих выйти в море было более 100 человек. Что делать? Столько пассажиров на подводную лодку я взять не мог. По аннотации разрешалось иметь в море превышение экипажа менее 10%, другими словами 13-14 человек. Ни я, ни командование дивизии и эскадры не могли решать, кого индивидуально брать. Все — заслуженные люди, ученые, руководители компаний и т. д.

Операция «Бегемот»

На одном из совещаний я предложил провести мед освидетельствование обозначенных лиц, а с общепризнанными пригодными по мед показателям провести тренировки по легководолазной подготовке: внедрение водолазного снаряжения подводника, выход из торпедного аппарата и другие. Все согласились, понимая, что может случиться в аварийной ситуации, — ведь в мире такового опыта по пуску ракет нет. В итоге на выход в море утвердили 16 человек, в число которых был включен и генеральный конструктор ракетного комплекса Макеев Виктор Петрович.

К середине декабря 1969 года все было подготовлено к вых
оду в море и выполнению ракетной стрельбы. 18 декабря (в мой денек рождения) выходим в море. Старший на борту — командир 31-й дивизии атомных ракетных подводных лодок капитан 1-го ранга (потом — вице-адмирал, Герой Русского Союза) Лев Алексеевич Матушкин, который в историю нашего атомного ракетного подводного флота вписал много страничек мужества и отваги.

Управляющий стрельбы на надводном корабле — командир 12-й эскадры подводных лодок контр-адмирал (потом — вице-адмирал) Жора Лукич Неволин. Тяжело переоценить его вклад в обеспечение боеготовности и боеспособности нашей эскадры. Благодаря его напористости и профессионализму моряка-подводника была воспитана плеяда командиров ракетных подводных крейсеров стратегического предназначения…

…Выходим, все нормально. Погода не плохая: море 2-3 балла, ветер в границах 5-6 м/сек., видимость полная, облачность менее 3 баллов, полярная ночь.

Стрельба с оборудованной позиции (в видимости береговой черты и навигационных символов). Заняли начальную точку маневрирования, погрузились на перископную глубину, на малом ходу начали проверку системы курсоуказания. Штурмана во главе с флагманским штурманом эскадры В. В. Владимировым начали определять поправку системы курсоуказания для точности пеленга стрельбы. От работы штурманов зависит отклонение ракеты по направлению от данной цели.

Окончили работу на первом, тренировочном галсе. Возвращаемся в начальную точку и ложимся на боевой курс, приводим систему курсоуказания в норму для выполнения стрельбы. Запрашиваем у управляющего разрешение на стрельбу. Ждем. Получаем «добро» на работу, держим звукоподводную связь с управляющим, погружаемся на стартовую глубину, дифферентуем лодку с дифферентом «ноль». Скорость 3,5 узла. Все готово.

— Боевая тревога, ракетная атака!

Напряжение наращивается и, видимо, наибольшее — у меня.

— Начать предстартовую подготовку!

Идет предстартовая подготовка: подготовительный наддув, кольцевые зазоры ракетных шахт заполняются водой, предстартовый наддув, готовы открыть крышки ракетных шахт первой «четверки». Даю команду:

— Открыть крышки шахт!

Крышки открыты.

— Старт!

Пустили секундомер. Старт первой, потом с интервалом в 7 секунд стартуют 2-ая, 3-я и 4-ая ракеты. Старт чувствуется по толчкам в крепкий корпус подводной лодки. Даю команду:

— Задраить крышки ракетных шахт первой «четверки» и открыть крышки шахт 2-ой «четверки»!

На эту операцию отводится полторы минутки. Операция выполнена, готов дать команду на старт 2-ой «четверки» ракет, но лодка начинает проваливаться за коридор стартовой глубины. Что делать? Создающаяся ситуация чревата отменой старта ракет, потому что выход за границы, установленные аннотацией для глубин стартового коридора, приводит к автоматической отмене старта и возвращению технических средств в начальное положение. Понимаю, что появляется нештатная ситуация: положение Аннотации по управлению подводной лодкой при пуске ракет говорит, что после старта первой «четверки» ракет подводная лодка имеет тенденцию к всплытию и ее нужно утяжелять, другими словами принимать балласт. Но на практике — все напротив. Даю команду откачивать воду из уравнительной цистерны, но понимаю, что инерционность лодки (все-же водоизмещение около 10 тыщ тонн) большая и мы выйдем за стартовую глубину. Приказываю прирастить скорость хода плавным добавлением до 20 оборотов каждой турбине. При всем этом учитываю, что стартовая скорость не должна превосходить 4,25 узла. Проходят секунды, смотрю на командира дивизии, он дает символ, что все верно. Лодка держит стартовую глубину, сбрасываем по 10 оборотов, командую: «Старт!». Стартуют последние ракеты. Командир ракетной боевой части докладывает: «Старт прошел нормально, замечаний нет». По громкоговорящей связи обращаюсь к экипажу. Говорю, что в первый раз в мире выполнен запуск 8 ракет в одном залпе, благодарю за службу. В центральном посту и по отсекам раздается «Ура!».

Всплываем в надводное положение, ложимся на курс в базу. Получаем благодарность от управляющего стрельбы и сообщение, что боевое поле приняло 8 ракет, отклонение (центр группирования головных частей) первой и 2-ой «четверок» в границах нормы…

…Я был награжден орденом Красноватого Знамени.

***

За 10 дней до смерти русской державы из глубин Баренцева моря вдруг вырвались одна за другой шестнадцать баллистических ракет и унеслись в сторону берега. Это уникальное зрелище следили только несколько человек с борта сторожевого корабля, дре

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,192 сек. | 11.86 МБ