Операция «Страна чудес», либо Александры Матросовы Северных морей

Операция «Страна чудес», или Александры Матросовы Северных морей

В этом году исполнилось 70 лет с момента описываемых событий. И мне, в меру собственных сил, хотелось бы привлечь ваше внимание и напомнить снова о том необычном и трагичном спектакле, который разыгрался летом 1942 года на Северном морском пути.

Представлю действующих лиц.

Управляющий действиями в Заполярье, «Адмирал Арктики» адмирал Губерт Шмунд.
Командующий Северным флотом адмирал А.Г. Головко.

Карманный линкор Кригсмарине «Адмирал Шеер»

Операция «Страна чудес», или Александры Матросовы Северных морей

Год постройки: 1933
Водоизмещение: 15 180 брт
Экипаж: 1150 чел.
Вооружение:

6 орудий калибра 286 мм
8 орудий калибра 150 мм

6 зенитных орудий калибра 88 мм
8 зенитных орудий калибра 37 мм
10 зенитных орудий калибра 20 мм

2 четырехтрубных торпедных аппарата 533 мм
1 самолет Ar-196

Ледокольный пароход «Александр Сибиряков»

Операция «Страна чудес», или Александры Матросовы Северных морей

Год постройки: 1908
Водоизмещение: 1 384 брт
Экипаж: 47 чел.
Вооружение:

2 орудия калибра 76 мм
2 орудия калибра 45 мм
2 зенитных автомата калибра 20 мм

Описание рейда германского томного крейсера «Адмирал Шеер» в Карское море в августе 1942 г. и его отражение всегда занимало у российских историков особенное почтенное место. Геройский бой ледокольного парохода «Александр Сибиряков» и оборону Диксона можно без преувеличения именовать подвигами. Они навечно останутся событиями, о которых молвят «потомству — в пример!».

В июле-августе 1942 г., после разгрома PQ-17, движение союзных конвоев в СССР прервалось. Этот перерыв подвиг германское командование на проведение операции «Вундерланд» (Страна чудес). Ее сущность заключалась в нападении на русские морские коммуникации в Карском море силами больших надводных кораблей.

Всю весну и лето 1942 г. «карманные линкоры» на Севере очевидно маялись бездельничанием, а экипажи тихо зверели, и управлению Кригсмарине не один раз приходилось отклонять разные прожекты командиров крейсеров. Предлагалось навести их корабли в атлантические порты Франции, откуда можно было бы возобновить рейды на союзные океанские коммуникации и т.д. В принципе, штаб РВМ не возражал против рейда в Южную Атлантику, но прорыв туда исходя из убеждений хороших погодных критерий и длительности светового денька не мог быть предпринят ранее середины ноября. Не считая того, перед проведением подобного похода «Лютцову» следовало поменять как минимум половину из восьми основных дизель-генераторов, что не представлялось вероятным ранее марта 1943 г. На «Шеере» подобные работы уже были проведены, но перед рейдерством ему следовало бы пройти шестинедельное техобслуживание. Таким макаром, времени полностью хватало на воплощение какой-либо недолговременной акции в северных водах.

Приказ о начале разработки операции против Севморпути последовал в мае 1942 г. Командование группы ВМС «Норд» взялось за него с оптимизмом, но конкретно управляющий действиями флота в Заполярье «Адмирал Арктики» адмирал Губерт Шмундт сходу высказал огромные сомнения в жизнеспособности плана из-за отсутствия данных разведки коммуникаций, а главное, инфы о погодных и ледовых критериях. На исходном шаге планирования не исключалась возможность сотворения из «Лютцова» и «Шеера» тактической группы, которая могла бы при наличии подходящих критерий штурмовать караван PQ-17 с востока, уже на подходе к устью Белоснежного моря! Окончательный план операции был представлен командующим группой ВМС «Норд» адмиралом Рольфом Карльсом в штаб РВМ 1 июля.

В процессе разработки немцы сделали вывод, что главные затруднения возникнут не в итоге противодействия русского флота, а из-за погодных критерий.
Вместе с ними у противника возникал шанс нанести контрудар, который при определенных критериях мог бы привести даже к уничтожению германских кораблей. Таким макаром, основами фуррора должны были стать четкая и всесторонняя разведка, также наибольшая скрытность. С уменьшением (из-за посадки «Лютцова» на мель) рейдерских сил до 1-го корабля эти требования тем паче росли.

Командиру «Шеера», капитану 1 ранга Вильгельму Меендсен-Болькену предписывалось, действуя на путях движения судов меж Новейшей Землей и проливом Вилькицкого, нападать на конвои и разрушать сооружения полярных портов. По расчетам германских штабистов, это могло обездвиживать движение по СМП прямо до конца навигации.

Сначало операцию наметили на середину августа. Решимость германцев подкреплялась приобретенным сначала месяца из Токио сообщением, что 1-го числа Берингов пролив в западном направлении прошел конвой в составе 4 ледоколов и 19 торговых судов. По германским оценкам караван был должен подойти к проливу Вилькицкого (соединяет Карское море и море Лаптевых) 22 августа. Уже из этого заключения можно просто осознать, как слабо командование группы ВМС «Норд» представляло для себя трудности плаванья Северным морским методом — реально конвой достигнул этой точки только 22 сентября. В неприятном случае немцы могли бы достигнуть сурового фуррора — в состав каравана, носившего заглавие «ЭОН-18» (Экспедиция особенного предназначения) не считая 2 ледоколов и 6 транспортов входили переводившиеся на Север из состава Тихоокеанского флота фаворит «Баку», эсминцы «Разумный» и «Разъяренный». В силу ряда особенностей мероприятий, которые осуществлялись на кораблях при подготовке к плаванию во льдах, также неминуемых ледовых повреждений, боеспособность эскадренных миноносцев существенно понижалась, и они могли стать легкой добычей «карманного» линкора. Справедливо замечу, что для деяния в Северном Ледовитом океане и морях «семерки» очень мягко говоря, не подходили.

1-ый шаг операции начался 8 августа. В сей день в Карское море перебежала подводная лодка «U-601», которая должна была делать функции разведки русских морских коммуникаций и ледовой обстановки. Спустя 6 дней в район полуостров Белоснежный — Диксон проследовала «U-251». Еще две субмарины — «U-209» и «U-456» — действовали у западных берегов Новейшей Земли и очень отвлекали на себя внимание сил Беломорской военной флотилии (БВФ).

Операция «Страна чудес», или Александры Матросовы Северных морей

15 августа «U-601», занимавшая позицию у северной оконечности Новейшей Земли, передала в Нарвик сводку состояния льдов. Сводка оказалась полностью подходящей, и скоро после пополудни 16-го числа «Адмирал Шеер», эскортируемый эсминцами «Эккольдт», «Штайнбринк» и «Байтцен» покинул якорную стоянку в бухте Боген. Через день рейдер достигнул острова Медвежий, где эсминцы были отпущены. На море царила туманная и пасмурная погода, из-за которой рейд чуток было не сорвался в самом начале. Деньком 18 августа в нескольких 10-ках кабельтовых от «Шеера» из тумана в один момент вынырнуло одиночное торговое судно. Меендсен-Болькен немедля отдал приказ поменять курс, и скоро пароход скрылся из виду. Скорее всего найденным транспортом оказался русский «Фридрих Энгельс», с 9 августа совершавший пробный одиночный рейс из Рейкьявика в Диксон. Если б «Шеер» потопил судно, может быть «капельных» рейсов конца 1942 — начала 1943 г. и не было бы.

После пополудни 21 августа, когда «Шеер» преодолевал рыхловатый лед, поступило сообщение от авиаразведчика об обнаружении давно ожидаемого каравана. Согласно донесению, в него входило 9 пароходов и двухтрубный ледокол. Суда находились всего в 60 милях от крейсера, восточное острова Мона, и двигались встречным, юго-западным курсом!

Но кого же мог найти «Арадо», ведь как мы знаем, корабли и суда «ЭОН-18» находились от берегов Таймыра на расстоянии нескольких тыщ миль? Дело в том, что еще 9 августа из Архангельска по Севморпути вышел т.н. «3-й арктический конвой» в составе 8 сухогрузов и 2 танкеров, которые направлялись в порты Далекого Востока и Америки. 16-18 августа суда сосредоточились на рейде Диксона и дальше пошли на восток в обеспечении ледокола «Красин»; позже к конвою присоединились ледокол «Ленин» и английский танкер
«Хоупмаунт». Охранения в Карском море караван не имел — до сего времени в этих краях корабли противника не появлялись. Просто представить, чем могла окончиться встреча «Шеера» и беззащитного конвоя!

Операция «Страна чудес», или Александры Матросовы Северных морей

Просто увидеть: в донесении гидросамолета указывалось, что суда шли на юго-запад, а не на восток, как это обстояло по сути. Разумеется, опасаясь приблизиться к пароходам, летчик увидел то, что был должен узреть исходя из подготовительных данных. Это «ложное зрение» недешево обошлось германцам — Меендсен-Болькен решил закончить движение на восток и занял выжидательную позицию в районе банки Ермака. Тут он был должен безизбежно повстречаться с конвоем, если б тот производил движение на запад, обходя полуостров Мона с севера. На случай если б суда пошли меж полуостровом и континентом их был должен найти «Арадо», который вновь улетел на разведку.

Весь вечер 21 августа и ночь на 22-е крейсер производил радиолокационное наблюдение и ожидал, что добыча сама выскочит на него. Ожидание затягивалось, а меж тем служба радиоперехвата фиксировала насыщенный радиообмен, равномерно удалявшийся к северо-востоку. Меендсен-Болькен заподозрил неладное и, невзирая на туман, ограничивавший видимость иногда до 100 м, продолжил движение на восток. Но подходящий момент был в значимой мере упущен.

Самолет, высланный рано днем 25 августа для ледовой разведки и уточнения координат корабля, при возвращении безуспешно приводнился и на сто процентов вышел из строя. Его пришлось расстрелять из 20-мм зенитки. Всего за 5 дней операции «Арадо» сделал 11 вылетов. Эта трагедия, разумеется, обосновала командиру рейдера, что фортуна очевидно не на его стороне, после этого он растерял надежду догнать конвой и повернул в оборотном направлении.

Отход на запад удалось выполнить на существенно большей скорости. Уже к 11 часам крейсер прошел архипелаг Норденшельда и приблизился к острову Белуха. Тут с «Шеера» увидели неведомое русское судно, которое, как выяснилось потом, было вооруженным ледокольным пароходом Головного управления Северного морского пути (ГУСМП) «Александр Сибиряков» (1384 брт).

Неравный бой «Сибирякова» с «Шеером» стал одной из знаменитых и геройских страничек Русского флота в Величавой Российскей войне. О нем написано много страничек, но, к огорчению, как и любая легенда с течением времени бой начал зарастать несуществующими подробностями, большая часть из которых преследовали «святую» цель: сделать его еще больше прекрасным, еще больше геройским. В этом стремлении некие создатели переходили границу разумного, разумеется, не понимая, что у подвига не может быть сравнительных степеней.

Ледокольный пароход «Александр Сибиряков» хотя и находился в оперативном руководстве ВМФ и имел военную команду в составе 32 человек, также вооружение (две 76-мм пушки, две 45-мм и два 20-мм «эрликона»), являлся штатским судном и делал народно-хозяйственный рейс. 23 августа пароход вышел из Диксона для доставки 349 т грузов полярным станциям на Северной Земле и сооружения новейшей станции на мысе Молотова.

В ряде российских изданий, а именно в воспоминаниях адмирала А.Г. Головко, упоминается, что еще 22 августа из штаба Северного флота в адресок ГУСМП было передано 1-ое предупреждение о способности проникания неприятельских надводных рейдеров в Карское море. 24-го числа это предупреждение типо повторили. Что явилось первопричиной этих предупреждений из воспоминаний неясно. Сразу, как указывал командующий СФ, были приняты меры по организации воздушной разведки северной части Баренцева моря, а к мысу Желания ориентированы подводные лодки. И только после второго предупреждения размещавшийся в Диксоне штаб морских операций в Западном секторе Арктики (структурное подразделение ГУСМП) направил информацию в адресок торговых судов.

Архивные материалы не подтверждают адмиральских слов. Нет следов подобного предупреждения и в материалах торгового флота. Размещенная в качестве приложения №7 сборника «Северные конвои» выписка из радиожурнала уже упомянутого транспорта «Беломорканал» за 19 — 30 августа не содержит инфы о получении какого-нибудь оповещения до 25 августа. 1-ая подводная лодка, направленная на позицию к мысу Желания — лунинская «К-21», — покинула Полярный

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,107 сек. | 11.43 МБ