Операция «Сыр»

Операция «Сыр»

Осенью 1979 года родезийцы направили пристальное внимание на Замбию – поточнее, на ее экономику. Родезия не имела выхода к морю – но также его не было и у Замбии, и потому часть собственного экспорта замбийские власти обязаны были направлять через местность Родезии, которой правил ненавистный ей «незаконный белоснежный режим». Так как вооруженные силы Родезии особо не церемонились с нанесением ударов по лагерям террористов на замбийской местности, президент Замбии Кеннет Каунда временами то закрывал, то открывал границу с Родезией. Осенью 1978 года он ее открыл в очередной раз – даже невзирая на то, что незадолго ранее родезийцы удачно отбомбились по нескольким большим базам боевиков недалеко от столицы страны. Причина была ординарна – Замбии не хватало продовольствия, а импорт был вероятен или через местность южного соседа, или конкретно из Родезии. Но Солсбери степень открытости границ не устраивала – у Каунды была еще одна ниточка, связывавшая его с наружным миром, и он старался эксплуатировать сначала конкретно ее. Стальная дорога Тазара (либо Тан-Зам) для Замбии была главный: это была единственная магистраль, связывавшая страну и танзанийский порт Дар-эс-Салам. По стальной дороге в Замбию каждый месяц поступало 25 тыщ тонн грузов. В целом грузооборот по Тазаре составлял до 40 процентов торгового баланса Замбии. Так что задачка была ординарна: родезийцам актуально нужно было вынудить Каунду использовать конкретно южные коммуникации – а для этого следовало перерубить северные. Значение Тазары разведка Родезии, также аналитики из штаба армии сообразили издавна.
Важнейшим участком этой коммуникации являлся большой жд мост через реку Чамбеши, в северо-восточной части Замбии – самый длиннющий мост на этой стальной дороге. Приблизительно в полукилометре от него размещался мост для автотранспорта – он также играл важную роль в транспортной инфраструктуре Замбии: через него, а именно, шел транзит цемента и нефтепродуктов в Бурунди.
Вся эта информация была заблаговременно собрана в досье – но материалы до поры до времени так и оставались всего только разработками. Летом 1978 года перед родезийской САС поставили задачку убить мосты, и оперативники приступили к разработке операции. Но как это нередко и бывает, скоро поступил приказ об отмене – наверху решили, что по каким-то суждениям акция не может быть проведена. Свою роль сыграл и тот факт, что Родезия все-же наносила удары по заранее террористическим объектам, а не по экономически принципиальным. Разработку операции, к вящему неудовольствию командования САС, пришлось свернуть.
Но спустя год, в самом начале сентября 1979 года, сверху внезапно поступило «добро». Трудно сказать, почему было выбрано конкретно это время – судьба Родезии была практически предрешена: скоро в Лондоне должна была начаться конференция по окончательному решению «родезийского вопроса», после этого в стране в очередной раз должно было придти к власти новое правительство. Но сдаваться просто так родезийцы не собирались. По счастью, подготовительные расчеты уже были проделаны, так что операция, получившая кодовое заглавие «Сыр», началась фактически сразу.
Практически с первой же минутки конкретные исполнители сообразили, что задачка, стоявшая перед ними, описывается одним словом – «невыполнимая». Основной неувязкой являлось расстояние. Цели находились на расстоянии более чем в 300 км от границы с Родезией (и поболее чем в 700 километрах от лагеря Кабрит, главной базы САС). Таким макаром, мосты через Чамбеши были самой удаленной целью за всю историю спецопераций Родезии. Соответственно риск, что все пойдет не так, рос неоднократно.
Вопросы, касающиеся операции, умножались с каждой минуткой: что можно сказать о положении и состоянии местного населения на местности, прилегающей к цели? Как близко к мосту размещены населенные пункты и каковы они? Охраняется ли мост? Как многочисленны полицейские силы в данном районе? И тому схожее. И самый главный вопрос – как группа будет уходить, после того как мосты будут уничтожены? Так как после подрыва власти вероятнее всего немедля объявят тревогу и начнутся поиски – а до границы будет очень и очень далековато.
Сперва предстояло узнать, как отлично охраняются мосты
и какова ситуация с местным популяцией. Так как четких оперативных данных у САС не было, то пришлось прибегнуть к помощи коллег из разведки. Один из агентов приехал в Замбию и поколесил на машине по району, собрав нужную информацию. По его словам, недалеко от мостов находился маленькой полицейский пост, а что касается населения, то оно жило более либо наименее умеренно по обоим берегам Чамбеши по всей длине реки.
Доставка диверсантов до цели наземным транспортом и с вертолетов исключалась. Оставался единственный выход – ночной парашютный десант. Проникновение планировалось в два шага. Поначалу затяжным прыжком десантируется группа из 4 оперативников – они проводят разведку местности и оценивают уровень присутствия милиции и вооруженных сил. Потом десантируется основная группа из 12 человек. После этого все 16 сасовцев на каноэ
плывут к мостам.
Основная группа брала с собой тонну взрывчатки, резиновую лодку «Зодиак» с навесным мотором и несколько каноэ. Груз был громаден – и на тренировках большая часть времени уходила на то, чтоб научиться кропотливо и компактно его укладывать.

Операция «Сыр»

План

Задачка, поставленная командованием, была сформулирована максимально верно: мосты должны быть не просто взорваны, но выведены из строя на наибольший срок (лучше, естественно, без способности восстановления). Чтоб добиться хотимого эффекта, часть зарядов должна быть взорвана под водой. Не считая того, в процессе операции кроме стандартных зарядов ВВ было решено использовать экспериментальное взрывное оборудование: подрывную сеть. Ее предполагалось применить для подрыва жд моста – главной цели диверсии. С одной стороны центральной опоры моста (самой большой из 3-х) подрывники намеревались установить под водой три заряда ВВ по 100 кг каждый. С обратной стороны крепилась подрывная сеть – ее заряды должны были сдетонировать за толики секунды до того, как сработают главные. Упреждающий взрыв на мгновение выпихнет воду – в итоге с одной стороны фермы появляется воздушная подушка. Дальше срабатывают главные заряды – и так как в этот момент с обратной стороны не будет того сопротивления воды, то опора, согласно законам физики, переломится напополам.
Что до методов отхода, то в числе остального предполагалось, что спецназовцам десантируют «Лендровер». Как досадно бы это не звучало, после нескольких попыток от этой мысли пришлось отрешиться. В конце концов командование согласилось на то, что после подрыва оперативники захватят машину и на ней поедут на юг страны. При всем этом выходило так, что на оборотном пути у сасовцев не выходило держаться в стороне от городов Чамбеши и Мпика. Карты местности были ненадежными – во-1-х, устарелыми, а во-2-х, крупномасштабными.
Фуррор эвакуации после подрыва зависел только от того, как скоро диверсанты смогут отыскать подходящую машину. Если это им получится, то все должно окончиться нормально. Если нет – то у оперативников, мягко говоря, появлялись очень суровые задачи.

Неудачное десантирование

3 октября в 22.00 самолет с передовой разведгруппой поднялся в воздух и взял курс на Замбию. На подлете к району, где были размещены мосты, десантники встали в ожидании команды. Четыре десантников, навьюченные, как верблюды в караване, направились к двери. Через минутку диверсанты вкупе с дополнительным грузом снаряжения прыгнули в ночь, с высоты 4 км. Проведя минутку в свободном падении, они раскрыли свои парашюты и направили их на место десантирования. Грузовые парашюты раскрывались принудительно на данной высоте. Собравшись после приземления, оперативники, к большущему облегчению, узнали, что все четыре живые и здоровы, но случилась проблема: не открылся один из грузовых парашютов. Это означало, что груз свалился куда-то в буш, и там сейчас находятся два каноэ, запасные части и прочее снаряжение. А без каноэ диверсанты не могли подобраться к мостам, чтоб произвести доразведку на месте. Не считая того, вкупе с каноэ пропала и радиостанция. Снова же, по счастью, у старшего группы Дэйва Додсона хватило мозга заблаговременно настоять на том, чтоб один из разведчиков нес на для себя запасной набор. Всю ночь и половину последующего денька оперативники провели в поисках пропавшего снаряжения. Поближе к вечеру Додсон решил, что последующие поиски глупы, и с
вернул их.

Не отступать и не сдаваться!

Такое начало хоть какой адекватномыслящий человек счел бы за дурное предвестие. Додсон, в общем, придерживался такого же представления, но еще меньше он вожделел прекращения всей операции. Он принял решение добраться до мостов пешком. Это, естественно, было еще сложнее, чем сплав по реке на каноэ, и значительно уменьшало общее время всей операции – но все-же лучше, чем ничего. Он связался со штабом САС и проинформировал командование о собственном плане, запросив также, чтоб основная группа включила в перечень снаряжения все то, что пропало
при первой посадке.
Два с половиной денька спустя четыре вялых оперативников вышли к притоку реки Чамбеши. Оставив 1-го из спецназовцев на охране, майор Додсон, лейтенант Фил Брук и младший капрал Энди Стэндиш-Уайти разделись и поплыли к мостам. Доплыв до конструкций, они с облегчением нашли, что территория, прилегающая к мостам практически безлюдна, кроме одного-единственного сторожа на мосту. Ширина Чамбеши в этом месте была менее 200, глубина составляла около 4 метров. Размеры мостов оказались точно теми, которые представили эксперты-аналитики после обработки данных воздушной разведки. После чего диверсанты поплыли назад, к месту, где их ожидал 4-ый участник группы.
Оборотный путь к месту посадки они сделали резвее – в целом путешествие до мостов и вспять заняло у их четыре денька, за которые они суммарно прошли около 100 км. У разведчиков даже оставалось время малость отдохнуть до прибытия основной группы, которая несла с собой взрывчатку и каноэ.

Неожиданная неувязка

В час ночи 8 октября двенадцать оперативников САС благополучно десантировались с высоты приблизительно 300 метров и приземлились без происшествий в намеченном месте, где их встретила передовая группа. До восхода солнца спецназовцы упрятали парашюты и переупаковали снаряжение. После того как взрывчатка и каноэ были накрепко спрятаны в буше, оперативники легли спать. Утро прошло без происшествий. Некое время спустя после пополудни, часовые засекли дым от пожара в буше – но он был так далековато, что не представлял никакой опасности. Спецназовцы продолжали отдыхать, набираясь сил перед грядущей задачей.
С пришествием мглы диверсанты приступили к первому шагу – нужно было перетащить тонну взрывчатки, 6 каноэ, резиновую лодку, мотор, горючее и свое снаряжение на 400 метров, к берегу реки. В течение пары часиков 16 человек конкретно этим и занимались, снуя туда и сюда. Невзирая на то, что они все были крепкими, бодрствующими и сильными, они выдохлись так, что Додсон объявил 30-минутный привал перед тем, как начать собирать лодки и грузиться в их.
Вначале планировалось, что 6 каноэ возьмут 12 человек и столько снаряжения, сколько это может быть. Резиновая лодка с мотором понесет на для себя 4 бойцов и основную часть ВВ. К тому моменту, когда спецназовцы были готовы к сплаву, наступила полночь. По начальным расчетам в это время они уже должны были находиться на полпути к мостам.
По фотографиям реки специалисты обусловили, что течение в этом месте не должно превосходить 6 узлов либо 11 км/ч. Так как передовая группа из-за утраты каноэ не смогла проверить, как заключения профессионалов соответствуют правде, то никто точно не знал, как течение очень. Ответ пришел, как диверсанты попробовали тронуться.
Оперативники очень стремительно сообразили, что ни о каких 6 узлах и речи не идет – быстрее о 15 узлах, другими словами 27 км/ч. К тому же на реке, как внезапно выяснилось, в обилии начали попадаться пороги, подводные камешки и гиппопотамы. Даже 11-киловаттный навесной мотор на «Зодиаке» с трудом справлялся со собственной задачей. До разведчиков из передовой группы начало доходить, что даже если б они не утратили каноэ, то все равно им пришлось бы затратить столько же времени, чтоб добраться до мостов по реке и сплавиться назад.
Те, кто находился в каноэ, завидовали тем, кто посиживал в моторной лодке. Те же, кто посиживал в лодке, считали, тех, кто в каноэ везунчиками – мелкие лодчонки, удачно маневрируя, без особенных усилий проходили через пороги. А вот Бобу Макензи и его троим товарищам в «Зодиаке» приходилось несладко – лодка была нагружена по максимуму, посиживала низковато и двигалась очень тяжело. Ее то и дело относило к берегу, а мотор временами цеплял камешки.
Всем было разумеется, что изначальный расчет времени был несколько самонадеянным, и к цели на последующий денек диверсанты выйти просто не успеют. Дай Бог, если на это уйдет два, если не три денька
. Круглые сутки плыть оперативники не могли – деньком они были обязаны прятаться в зарослях, чтоб избежать внимания местного населения, жившего по берегам реки. Течение на реке было еще посильнее, чем все подразумевали.

Неодолимые трудности

На одном из порогов до максимума вымотанный экипаж «Зодиака» в один миг растерял управление, и лодку снесло течением вспять, на пару сотен метров, чуть не опрокинув при всем этом. Они попробовали снова пройти этот порог, но с этим же результатом. Тогда Макензи принял решение пожертвовать частью груза. С таковой загрузкой лодка была бессильна преодолеть порог. Так что Макензи был обязан опрокинуть за борт 150 кг ВВ – это автоматом означало, что одна из опор мостов остается целой. Другой кандидатуры не было. Но, даже избавившись от части взрывчатки, порог преодолели с большим трудом.
На этом трудности не кончились. Стоило экипажу «Зодиака» преодолеть злополучный порог и проплыть мало дальше, как навесной мотор заглох и на все пробы возвратить его к жизни не откликался. Причина выяснилась фактически сходу – в одну из канистр с топливом попала вода, и когда горючее заливали в мотор, то вода «блокировала» карбюратор.
Боба и его группу начало сносить вниз по течению. Они в конце концов смогли выгрести к берегу и встать на прикол. Боб осознавал, что если они каким-то чудом не починят этот мотор, то операцию придется свертывать.
Тем временем Дэйв Додсон и другие диверсанты гребли дальше, не подозревая, что случилось с экипажем Макензи. По счастью, в родезийскую САС отбор шел не только лишь по физическим качествам, да и по тому, как человек может одномоментно приспособиться к экстремальной ситуации и разрешить ее. Сержант «Восси» Вослу при свете фонарика смог разобрать мотор, вычистить карбюратор, и собрать движок вновь. «Зодиак» опять был на ходу – но от собственных товарищей экипаж отстал на полтора часа. Все же Боб и его группа ухитрились их нагнать.
В конце концов в ночь на 10 октября группа подошла к мостам. Спецназовцы находились довольно близко, чтоб слышать шум поездов на стальной дороге Тазара и проезд автотранспорта по примыкающему мосту. Группа отыскала скопление густых зарослей в паре км от мостов и залегла на дневку.

Операция «Сыр»

Минирование

С пришествием мглы 12 диверсантов на 6 каноэ отплыли к мостам. Боб Макензи и трое его коллег в «Зодиаке» с взрывчаткой должны были проследовать за основной группой некое время спустя. Два каноэ с диверсантами направились к берегу – это была подгруппа, которая кооперировала функции нападения и обеспечения. Она, действуя на суше, отвечала за выявление и нейтрализацию охраны, предупреждение основной группы о появлении неожиданных событий и обеспечение безопасности при нападении противника.
Два других экипажа причалили к средней опоре жд моста и начали обвязывать ее тросом, чтоб к нему могла пришвартоваться резиновая лодка с ВВ. Еще 4 человека начали крепить на этой же опоре крюки, чтоб подвесить три стокилограммовых заряда взрывчатки.
Когда «Зодиак» с группой Макензи достигнул моста, основная группа уже выполнила свою работу: крюки были закреплены, а вокруг фермы обвязан трос. После чего, пришвартовавшись к опоре, родезийцы начали выгружать взрывчатку. Заряды подняли на тросах, используя крючья как блоки, а позже аккуратненько опустили в воду. Потом спецназовцы начали устанавливать эту экспериментальную подрывную сеть на обратной стороне фермы. Но она была тяжеленной, потому пока ее установили, пока закрепили в подходящем месте, чтоб ее не снесло течением, пока проверили, все ли верно, прошло время. После чего они укрепили огнепроводные шнуры на зарядах, с тем чтоб в последний момент соединить их в кольцевую схему.
Внезапно, на берегу раздались звуки выстрелов. Сасовцы застыли. Стрельбы более не последовало, и диверсанты продолжили свою работу. Позднее выяснилось, что на свою неудачу, в этом районе появился полицейский. Завидев вооруженных Фила Брука и Фрэнка Бута, он направил на их собственный дробовик и востребовал разъяснений, что они здесь делают в настолько неподходящее время. Позже, видимо, сообразив, что ничего неплохого, попробовал открыть огнь и получил в ответ недлинные очереди из АК-47 с глушителем. Ему удалось убежать, но неподалеку – от приобретенных ранений он скончалс
я.
Минирование мостов длилось, и любой из диверсантов был занят своим делом.
В то же время лейтенант Брук и его подчиненные начали подготовку группы к отходу. Фил со собственной группой перегородил трассу, развернув на ней «переносной КПП». Этот элемент плана являлся главным для захвата машины. Подготовились к этому кропотливо – группа взяла с собой четкие копии замбийских дорожных символов и полицейских заграждений. Уловка сработала – машины, которые к этому времени стали появляться на шоссе, притормаживали, останавливались и позже проезжали дальше по команде липовых «замбийских полицейских». Интенсивность движения была средней – утро еще не пришло, и поток машин временами прерывался. Родезийцы к такому повороту событий были готовы, и хорошо управлялись с ролью дорожных полицейских, регулируя движение и изображая активность. Все же пока подходящей машины, которая могла бы взять на борт 16 человек со снаряжением, не возникало.
Другие члены группы продолжали минировать мосты. Так как диверсанты находились под мостом, то сверху их не было видно – и активность спецназовцев оставалась вне сферы внимания проезжающих водителей. Часть продолжала инспектировать и перепроверять установку зарядов, другие разбирали и сворачивали снаряжение. Додсон по радио выслеживал всю деятельность подчиненных. Благодаря бессчетным тренировкам, проведенным на объектах в Родезии, все шло по плану. В конце концов все заряды на жд мосту были соединены в одну сеть и связаны с таковой же сетью на автомосту, образуя единую подрывную сеть.

Трудности с автотранспортом

Время начало поджимать, а Брук все никак не мог отыскать подходящий транспорт. Додсон справлялся по радио у подчиненного, как у него идут дела, давая осознать, что затягивать эту часть операции не нужно. На подъезде к мосту начала накапливаться маленькая пробка – машины притормаживали у КПП, но Брук лихорадочно махал водителям, чтоб те проезжали, не задерживаясь. В конце концов на дороге показался двадцатитонный грузовик с грузом минеральных удобрений, и Фил сообразил, что это то, что необходимо.
Грузовик тормознул у импровизированного КПП, и Брук знаками отдал приказ водителю съехать на обочину. Белоснежный шофер и его напарник-африканец вышли из кабины и были здесь же взяты под стражу. Надуманные полицейские стремительно установили знаки, сообщающие о поломке машины, а заграждения КПП и полицейские знаки, напротив, убрали. Надежда была на то, что водители, завидев «полицейских», остановившуюся машину и знаки, сообщающие об трагедии, будут проезжать не останавливаясь. Но жизнь здесь же занесла свои коррективы.
Рядом с «поломанным» грузовиком тормознул очередной. Вылезший белоснежный шофер подошел к «сломанной» машине и начал предлагать свою помощь. Пришлось и его брать под стражу. Через пару минут появился очередной грузовик, из числа тех, что проезжали ранее. Оказывается, шофер третьего грузовика, также белоснежный, найдя, что машина с удобрениями, следовавшая за ним, кое-где потерялась, развернулся
и поехал назад.
Приблизительно в этот момент Боб Макензи, закончивший помогать минерам на дорожном мосту, взял с собой пару человек и направился поглядеть, не нуждаются ли его коллеги-«полицейские» в помощи. Когда они подошли поближе, то узрели два грузовика, припаркованные у обочины, возвращающийся 3-ий грузовик. Не считая того, с обратной стороны к ним приближался 4-ый. Ситуация в всякую минутку угрожала обернуться пробкой. Но шофер 4-ого грузовика, завидев вооруженных автоматами парней, прибавил газу. А вот шофер вернувшегося грузовика, напротив, посчитал, что вмешаться должен, и упрямо отрешался уехать. Он заявил, что без водителя грузовика с удобрениями он никуда не тронется.
Здесь до спецназовцев дошло, что эти два грузовика ехали совместно, в одной колонне, и поболее того, водители были братьями. Сасовцы неудачно пробовали уверить водителя, что ему лучше бы уехать, но он оказался упрямым и настаивал, что без брата и не пошевелит мозгами трогаться в путь. В конечном итоге и его пришлось взять под стражу. Как позднее выяснилось, в то время на всю Замбию приходилось всего 6 белоснежных водителей грузовиков – и ровно половина из их оказалась в плену у САС!

Препядствия вырастают

Но водители – это было только начало трудности. Не считая взрослых парней, у родезийцев «в плену» оказался 10-летний мальчишка, отпрыск 1-го из водителей. Бутч Шоун взял собственного отпрыска Нейла в эту поездку, чтоб сделать ребенку подарок на денек рожде

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,167 сек. | 11.5 МБ