Операция «Туман» — провал «Цеппелина»

Операция «Туман» - провал «Цеппелина» Совершенно не так давно был снят гриф «совершенно секретно» с одной из операций периода 2-ой мировой войны, которая имела кодовое заглавие «Туман». Мысль проведения радиоигры появилась сразу после того, как стало понятно о намерении германского диверсионно-разведывательного органа «Цеппелин» организовать покушение на жизнь И.Сталина. Мысль покушения принадлежала самому Гитлеру. Шелленберг, начальник головного управления имперской безопасности Германии, в собственных воспоминаниях писал о том, что в 1944 году о проведении скрытой операции ему сказал Риббентроп, предупредив о том, что она содержится в полной секретности, и знают о ней только сам Гитлер, Гиммлер и Борман.

Гиммлер принял решение выслать в Москву 2-ух агентов, которых предполагалось снабдить взрывной дистанционной техникой. Планировалось, что бомба должна быть установлена в машине, которая возила самого Сталина. Выполнить акцию фашисты желали, используя знакомство диверсанта с водителем спецгаража. Но план не удался, а что случилось с разведчиками, германцам так и не удалось выяснить.

Потому была предпринята новенькая попытка. В сей раз уничтожить вождя было приказано Петру Таврину, реальная фамилия которого была Шило, и который был матерым рецидивистом. Ему дважды удавалось сбежать из-под охраны, и столько же раз он изменял фамилию. Даже невзирая на то, что Таврин находился в розыске, ему не один раз удавалось занимать очень важные должности, в том числе и следователя Воронежской областной прокуратуры. В 1941 году Таврина призвали в ряды Красноватой Армии, а спустя год он добровольно сдался фашистам и сразу попал в руки германской разведки. В 1943 году его привезли в Берлин и представили начальнику «Цеппелина», коим являлся Грефе Гэйнц. Подготовку диверсанта проводили по особенной программке в «Цеппелин-Норд», который находился поначалу в Пскове, а позже в Риге. В его обучении интенсивно участвовал и Отто Скорцени, достаточно узнаваемый фашистский террорист.

В целях конспирации Таврин жил в Пскове. На это время приходится его знакомство со собственной напарницей по заданию и будущей супругой Лидией Шиловой, которая должна была делать функции радистки.

Таврин получил фиктивные документы майора, Героя Русского Союза и заместителя начальника контрразведки «СМЕРШ». А Шилова получила документы младшего лейтенанта такого же отдела.

Для того, чтоб перебросить диверсантов через линию фронта, на заводе «Мессершмидт» был специально сделан самолет «Арадо-232». Этот самолет использовали исключительно в случае ночных полетов для посадки диверсионных групп на русской местности, при всем этом он совсем не нуждался в специально приготовленной площадке. Машина была оборудована 12 парами катков-гусениц, имеющих каучуковое покрытие, что давало возможность производить посадку даже в болотистой местности.

5 сентября 1944 года Таврин и Шилова были переброшены в Смоленскую область. Но летчики не смогли сориентироваться в мгле, потому избрали неудачную площадку для посадки. Самолет был три раза обстрелян русскими артиллеристами, что привело к возгоранию 1-го из движков. Потому летчики были обязаны совершить аварийную посадку. Из самолета сразу выкатили байк, на котором и уехали на рассвете Таврин с Шиловой. Летчики, не хотя завлекать излишнего внимания, нарушили аннотацию, решив не взрывать самолет. В скором времени их изловили. Один из их был убит в перестрелке.

Арестованные летчики на допросах проявили, что они являются сотрудниками германской разведки, также и то, что были предупреждены об особенной значимости удачной переброски Таврина на советскую местность. В 1945 году весь экипаж германского самолета был приговорен к расстрелу.

Таврина и Шилову арестовали и доставили в Москву. Во время обыска у их был найден спецаппарат «Панцеркнаке» с 9 зарядами. Позднее было установлено, что заряды эти имели калибр 30 мм, длину 17 см и вес 235 граммов и являлись бронебойно-фугасными гранатами кумулятивного деяния, которые способны поразить цель на расстоянии около 300 метров. Аппарат имел дистанционное управление. Аппарат был сделан таким макаром, что просто помещался в рукаве пальто. Также бы
ло найдено несколько пистолетов, посреди которых и «Скотт» с 15 разрывными пулями с быстродействующим ядом. Также диверсанты имели при для себя магнитную мину с дистанционным взрывателем.

Не считая того, при аресте у террористов были выявлены кодировочные таблицы и шифры, также методы оповещения, специально разработанные на случай провала. Позднее удалось установить и еще одну особенность шифровки, предосторожность, о которой знал только Таврин. Как оказывается, перед заброской Таврин согласовал с «Цеппелином» условный сигнал, который нужно было передать в центр в случае собственного ареста. Но тщательно разъяснить принцип внедрения шифровки он отказался.

27 сентября 1944 года Шилова под контролем русских контрразведчиков вышла в радиоэфир и передала первую шифрограмму, содержавшую информацию о типо успешном прибытии диверсантов по месту предназначения. 25 октября из Германии пришел ответ с просьбой указать координаты, где остался самолет и экипаж.

На последующий же денек была передана еще одна радиограмма, в какой Шилова докладывала, что вкупе с Тавриным основалась в одном из пригородов Москвы, в поселке Ленино. В ответной шифрограмме германская разведка поставила задачку террористам: основаться в Москве и начать подготовку к выполнению задания, также передать данные об общем положении дел в Москве и в Кремле.

Тогда стало понятно, что немцы не додумались о том, что шифровки отчаливали русскими чекистами. Вот поэтому было принято решение о начале радиоигры, получившей заглавие «Туман». Санкцию на ее проведение выдал лично нарком Внутренних дел СССР Л.П.Берия. Основная цель радиоигры сводилась к тому, чтоб вызвать на советскую местность как можно больше германских агентов и арестовать их, также к получению явок с другими диверсантами фашистской разведки.

Русская контрразведка делала все вероятное, чтоб немцы поверили в удачливость действий Таврина в Москве и удостоверились в том, что Таврин полностью способен выполнить поставленное задание. Таким макаром, они пробовали не допустить очередной пробы германской разведки убрать Сталина. Также чекисты стремились уверить германцев в том, что нужно подчинить всех действующих в русском тылу агентов Таврину. Вот поэтому была выслана еще одна шифровка, в какой Таврин докладывал о трудностях, также о том, что собирается устроиться на работу. Позднее была передана информация о том, что Таврину удалось сделать контакт с одной женщиной-врачом, у которой имелись знакомые в поликлинике Кремля. В ответ немцы прислали сообщение о том, что в том же районе работают другие германские агенты, и было предложено сделать с ними связь. Русская разведка начала подозревать, что у германцев появились какие-то сомнения, и таким макаром они пробуют проверить, не работает ли Таврин на НКВД. Потому, заместо утвердительного ответа, в Германию была выслана радиограмма, в какой Таврин предоставил центру возможность принимать решение по данному вопросу.

Таким методом несколько месяцев радиоигра давала осязаемые результаты. Операция длилась до конца войны. Позднее оккупированный в плен один из служащих Головного управления имперской безопасности сказал о том, что до самого конца о Таврине гласили, как о большенном шансе для «Цеппелина» обеспечить для себя не только лишь почести и звания, да и неограниченные возможности в будущей разведывательной деятельности.

Последняя шифровка в «Цеппелин» была выслана в апреле 1945 года, но ответа на нее не было. Так и завершилась радиоигра «Туман». 16 августа 1951 года Таврин стал перед трибуналом. Ему было предъявлено обвинение во всех грехах, которые он сделал, а 1 февраля 1952 года террористов приговорили к расстрелу. 28 марта был расстрелян Таврин, а 2 апреля – и Шилова.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,106 сек. | 11.44 МБ