Оправдание массовой неурядицы

Оправдание массовой путаницы

Когда силы НАТО согласились предоставить авиационную поддержку ливийским повстанцам в 2011 году, они стремительно сообразили, что только Соединенные Штаты владеют спец самолетами необходимыми для круглосуточной дозаправки в воздухе, радиоэлектронной борьбы и разведки. Но ВВС США нашли, что невзирая на весь сбор разведывательной инфы и анализ данных, подобно тому, что интенсивно употребляется в Ираке и Афганистане в течение предшествующего десятилетия, было упущено что-то принципиальное. Короче говоря, целеуказатели (спецы выясняющие какие из бессчетных возможных целей подлежат удару, когда и чем) оказались без опыта ведения настолько масштабных бомбардировок наподобие Ливии. Кроме недлинного периода в 2003 году (во время вторжения в Ирак), целеуказатели не сталкивались с таковой ситуацией с освобождения Кувейта в 1991-ом году. С 11 сентября 2001 целеуказатели не много практиковались, потому что большая часть бомбардировок производилось с наземным целеуказанием обеспечивая поддержку наземных войск. Невзирая на наличие доступных симуляций для занятий способностей планирования целеуказателей, по сути эти тренировки не проводились в достаточных количествах. Таким макаром, когда подошел черед Ливии, целеуказатели военно-воздушных сил оказались принужденными импровизировать. В итоге поддержка ливийских мятежников оказалась не настолько действенной как это могло бы быть. Ливийские мятежники этого не очень увидели как и само воздушное командование сил НАТО. Но это не прошло не увиденным для персонала американских ВВС имеющего опыт конфликтов 2003-го и 1991-го годов и поэтому ими опять ведется подготовка к большим операциям наподобие Ливии либо к будущим в Сирии, Северной Кореи либо Иране.

Обучение в главном заключается в мотивированном планировании. Это значит перечисление целей находящихся в театре военных действий и решение какие из их нужно убить и когда нужно это сделать для того, чтоб нанести наибольший вред противнику минимизируя утраты дружеской стороны. Еще во время 2-ой мировой войны в первый раз был применен способ Исследования операций (применение аналитических способов к процессу принятия решений), проще говоря сочетание арифметики и здравого смысла. Этот способ как и раньше применяется, но в истинное время компы делают вычисления и представляют результаты в виде стильной компьютерной графики.

Но существует еще одна неувязка обнаруженная в Ливии. Она состоит в том что, было тяжело найти была ли уничтожена цель по сути либо нет. Всё дело в оценке результатов бомбардировки (Bomb Damage Assessment, BDA), дилемме военно-воздушных сил в целом и ВВС США а именно, с этим им не просто совладать. Оценка результатов бомбардировки заключается в выяснении последствий атаки по противнику и ведется после бомбардировки при помощи спутников, беспилотных летательных аппаратов и самолетов-разведчиков .

Неувязка введения в заблуждение летчиков наземными силами противника проявила себя во время 2-ой мировой войны. Вот тогда ВВС были в первый раз применены для нанесения крупномасштабных воздушных бомбардировок. Сходу после чего конфликта США провели тщательное исследование о воздействии стратегических бомбардировок на Германию и Японию. Ими было найдено, что реальные результаты ударов очень отличались от того, что давала оценка результатов бомбардировки во время войны.

Военно-воздушные силы пообещали в последующий раз быть более действенными. Но опыт боевых действий в Корее (1950-1953), Вьетнаме (1965-1972), Кувейте (1991) и Косово (1999), Ираке (2003), Ливане (2006) и Ливии (2011) показал, что неприятель на земле продолжает владеть преимуществом и сбивает с толку самые энергичные усилия в оценке результатов бомбардировки. Единственной испытанной техникой способной совладать с неувязкой оценкой результатов бомбардировки являются люди на земле, которые с близкого расстояния инспектируют состояние цели во время ведения боевых действий. На практике эта техника тяжело осуществима.

Существует еще больше базовая неувязка. Армия и военно-воздушные силы имеют разные взоры на планирование и риск. Военно-воздушные силы рассматривают войну как более чистоплотное и предсказуемое занятие чем ар
мия. По этой причине военно-воздушные силы и военно-морской флот связаны еще теснее. Оба употребляют технические средства для воплощения большего контроля над своими силами более активно чем армейские генералы. Армия рассматривает войну как более непредсказуемое занятие и приспосабливается к этой непредсказуемости. Армейские генералы всегда скептически относились к требованиям военно-воздушных сил и обычно в итоге оказывались правы. Но в силу того, что оборудование военно-воздушных сил и военно-морского флота еще дороже, они получают львиную долю военного бюджета, а совместно с этим и политическое воздействие.

С момента вторжения в Ирак ВВС США хранят молчание о собственных возможностях делать вещи без помощи других. Это так как там идет война и армия делает огромную часть работы. Более того, дела меж армией и военно-воздушными силами поменялись коренным образом с введением микро (до 5 кг) БПЛА и умных бомб с наведением по GPS. Армия употребляет тыщи микро-БПЛА, предоставляя каждому пехотному командиру свои собственные военно-воздушные силы, по последней мере свою свою воздушную разведку. Не считая того имеются умные бомбы, которые вернули в армии веру в конкретную авиационную поддержку. Сейчас войска довольны тем, что бомбовозы находятся над их головами вне досягаемости зенитной артиллерии. Армия понизу воюет и время от времени просто просит пилотов надавить на кнопку и скинуть умные бомбы.

Наводимые по GPS управляемые бомбы сделали революцию в ведении боевых действий, но не в пользу ВВС. Увеличение надежности и точности бомб с наведением по GPS значит, что требуется еще меньше бомб и бомбардировщиков. Военно-воздушные силы до сего времени насчитывают 69 лет приемущества в воздухе о котором им следует волноваться. Многие официальные лица в министерстве обороны боятся, что это преимущество может быть потеряно, если Соединенные Штаты не будут идти в ногу с приближающимся переходом на роботы-истребители. Пилоты служащие в военно-воздушных силах и военно-морской авиации не причитают по поводу принятия роботов-истребителей для завоевания приемущества в воздухе, но такая ограниченность интересов уже была предпосылкой бедствий в прошедшем. Из-за всех этих конфигураций и вызовов для военно-воздушных сил, совершенно не умопомрачительно, что об обучении целеуказатей фактически запамятовали.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,165 сек. | 11.45 МБ