Оснащение бойцов после войны на Кавказе осталось таким же убогим

Вояки Прошедшего ВЕКА

Оснащение бойцов после войны на Кавказе осталось таким же убогим

Победа в войне на Кавказе, добытая с огромным трудом и большими жертвами, вскрыла многие недочеты в стратегии наших войск и их оснащении.

В особенности неказисто смотрелась экипировка наших боец и офицеров, которых в те деньки нередко демонстрировали по телевидению. Некие из их со стыдом в очах признавались в камеру, что обязаны были сдирать легкие, комфортные и надежные натовские бронежилеты с убитых и пленных грузинских боец — свои тяжеленные броники сковывали движения.

Оснащение бойцов после войны на Кавказе осталось таким же убогим

Бойцам не хватало устройств ночного видения, разведки, навигации, ночных прицелов, портативных радиостанций. А те, что были в боевых порядках, еле фурычили. Даже сам командующий 58-й армией генерал Анатолий Хрулев, находившийся в колонне, не имел способности получить надежную связь собственного подвижного КП с артиллеристами и был обязан пользоваться спутниковым телефоном находившегося рядом корреспондента «КП» Александра Коца.

Оснащение бойцов после войны на Кавказе осталось таким же убогим

Политики и генералы тогда в особенности рьяно заговорили о необходимости срочно модернизировать боевую амуницию личного состава. С того времени прошло 9 месяцев. А новенькая экипировка в войсках так и не появилась. Почему? Что задумываются об этой дилемме бойцы и офицеры, которые несут боевую службу в регионе, где и сейчас звучат выстрелы (Чечня и Южная Осетия), их конкретные командиры и московские начальники, конструкторы экипировки и ее производители, ветераны Вооруженных сил, политики и публичные деятели, специализирующиеся штатским контролем над армией, военные специалисты?

Оснащение бойцов после войны на Кавказе осталось таким же убогим

Оснащение бойцов после войны на Кавказе осталось таким же убогим

Оснащение бойцов после войны на Кавказе осталось таким же убогим

Оснащение бойцов после войны на Кавказе осталось таким же убогим

Представления

Андрей САМСОНОВ, рядовой контрактной службы, 42-я мотострелковая дивизия (Чечня):

— Новейшую экипировку я лицезрел лишь на картинах в каком-то военном журнальчике. У нас в роте она вся древняя. Послал в один прекрасный момент домой свою фотку во всей боевой амуниции — каска, броник, автомат. Так отец ответил: «Вижу, что с того времени, как я 20 годов назад вел войну в Афгане, ничего не изменилось»…

Николай АФАНАСЬЕВ, капитан, командир роты, 131-я мотострелковая бригада (Южная Осетия):

— За последние годы я пару раз слышал, что ра
зрабатывается какая-то экипировка бойца грядущего. Но в глаза ее не лицезрел. В один прекрасный момент по телеку демонстрировали бывалые эталоны оснащения для бойцов горной бригады, но молвят, что далее той показухи дело не пошло. А мы — пехота, «царица полей», таскаем амуницию прошедшего века…

Алексей ВЕРБИЦКИЙ, генерал-лейтенант, зам. командующего войсками Северо-Кавказского военного окрестность (СКВО):

— Наш округ в последние годы был самым воюющим. Командование СКВО повсевременно обращается ввысь с просьбами поскорее дать войскам современную экипировку. Но нам только обещают. Мы уже издавна отстаем в этом даже от слабеньких западных армий.

Сергей МАЕВ, генерал-полковник, директор Федеральной службы по гособоронзаказу:

— Если б новенькая экипировка была готова в комплексе — одежка, защита, орудие, средства связи, разведки, навигации и т. д., мы бы могли уже приступить к переоснащению войск. Но, к огорчению, в военном ведомстве до сего времени нет структуры, которая бы агрессивно координировала работу заказчиков, ученых, конструкторов, испытателей и производителей.

Александр НОВИКОВ, кандидат технических наук, сотрудник НИИ Минобороны, занимающегося разработкой личных комплектов армейской экипировки:

— Ранее за эту делему полностью отвечало Главное ракетно-артиллерийское управление. А пару лет вспять появились и другие ведомства, ответственные за этот участок. В конечном итоге — рак, лебедь и щука. Не успеем довести до разума один проект, как заказчики требуют заносить в него коррективы — с учетом новых технологий и научных советов. Из-за этого и не удается выйти на конечный итог. Плюс — неритмичное и «дефицитное» финансирование…

Александр КАНЬШИН, полковник припаса, председатель комиссии Публичной палаты РФ по делам военных:

— Когда в прошедшем году, сходу после окончания войны на Кавказе, члены нашей комиссии побывали в частях, которые конкретно участвовали в боевых действиях, мы были поражены убогостью экипировки офицеров и боец. И сходу стали лупить в колокола. Собрали пленарное заседание Публичной палаты с ролью членов Совбеза, представителей силовых ведомств, правительства, Госдумы, Совета Федерации. И подняли вопрос о том, что нужно срочно и конструктивно сделать лучше персональную экипировку воинов. Но далее дискуссий дело не пошло. Тогда Общественная палата решила сама «двигать вопрос»: мы организовали в Питере конференцию по экипировке вместе с Академией ракетно-артиллерийских наук, научно-производственным объединением «Спецматериалы», других организаций.

Конференция показала, что наши отдельные научные, производственные круги где с огромным, где с наименьшим фуррором что-то делают, но целостной системы нет. Нужен мощнейший толчок на высшем муниципальном уровне. Поэтому мы обратились по этой дилемме с письмом к президенту страны.

Когда же сегодняшний боец станет схожим на вояки грядущего?

Владимир БОГАТЫРЕВ, генерал-майор, военный консультант-эксперт:

— Основная неувязка здесь — отсутствие единой системы генерального заказчика. Вооруженные силы работают сами по для себя, другие силовики — сами по для себя. А ведь еще 28 августа 2008 года на заседании военно-промышленной комиссии под управлением первого вице-премьера Сергея Иванова была отработана система госзаказа, включая экипировку, аж до 2020 года. Но на сегодня пока ничего не изготовлено. Доходит до бреда: скажем, у наших производителей есть уникальные особые материалы. Их закупают даже зарубежные армии, не считая наших Вооруженных сил. И такая ситуация поменяется только тогда, когда у нас в стране будут сделаны система одного заказчика и особый муниципальный надзорный орган.

Юрий БУКРЕЕВ, генерал-полковник, прошлый начальник штаба Сухопутных войск:

— Еще в 1993 году у нас была суровая попытка сделать современный личный набор экипировки бойца «Бармица». Тогда поступила директива начать научно-исследовательскую опытно-конструкторскую работу по этому проекту. И что? Только через 10 лет выдали… отдельные элементы. Этот «сырой» набор опробовали в ВДВ да в морской пехоте. На том все и заглохло. Даже отдельные элементы «Бармицы» не затариваются и не поставляются. 15 лет только дискуссии идут.

Основная причина — грешная система разработки заказов на экипировку. Плюс — нарастающая промышленная отсталость.

Хиреет российская электрическая элементная база. Та же радиостанция «Акведук», которая в проекте «Бармица» была заложена, на 70 процентов со
стоит из ввезенной элементной базы. Мы не можем ее выпустить в массовом порядке. А о какой системе навигации для отдельного бойца можно гласить, если галлактическую часть ГЛОНАСС сделали, а наземной аппаратуры нет…

Миша ПОПКОВ, генерал-полковник, фронтовик:

— Мы одолели фашистов к тому же так как наша армия после первых неудач была одета-обута лучше, чем противник. За просчеты в этом с командиров спрашивали очень строго. До сего времени помню приказ Верховного главнокомандующего Сталина по Северо-Западному фронту. Тогда впору не подвезли в одну из дивизий обмундирование и питание. Многие бойцы промерзли либо погибли от голода. За это человек 10 тыловых начальников попали под суд, а некие были расстреляны…

Взор С 6-го ЭТАЖА

Бумагой от пуль не прикрыться

Все по-нашенски: есть неувязка, есть постановления и директивы, а реального результата нет. Уже дошло до того, что не Минобороны, которое по определению должно денек и ночь хлопотать об улучшении экипировки войск, а Общественная палата (для властей — орган всего только рекомендательный) берет на себя роль «пробивалы» бюрократических редутов, лупит в колокола, усаживает за один стол генералов, конструкторов, промышленников, чтобы двинуть дело с мертвой точки. А где же муниципальные мужи, наделенные большущими возможностями? Снова ожидают толчка из Кремля либо правительства? Но кто считал, сколько за время этой недопустимой волынки из-за бесполезной экипировки погибло наших офицеров и боец? Нет страшнее словоблудия, которое в конечном итоге оборачивается людской гибелью. Кавказская война отдала нам горьковатый, но нужный урок. Когда же последуют реальные выводы?

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,783 сек. | 11.42 МБ