Осторожно, отрава!

Осторожно, отрава!(Об одной из глав книжки В.Суворова" Освободитель")

То, что государь Резун В.Б., подвизающийся на ниве антироссийской пропаганды, большой мастер варить под видом исторических исследовательских работ ядовитый супчик из правды, полуправды и откровенной ереси, понятно издавна. В этом мозгокулинарном мастерстве ему не откажешь. Ему интенсивно помогают, разумеется получая свою долю зелененького навара, некие русские маститые издательства типа АСТ, Вече, ЭКСМО.

И к огорчению, в нашей стране довольно много людей, мозги которых он очень удачно отравляет.

Попытаемся дать им противоядие, хотя, отравленные Резуном, обычно уже подобно наркоманам не воспринимают беспристрастную действительность в неискаженном виде. А ведь суровые спецы уже не раз и не два резуновскую ересь разоблачали. Разоблачали с документами и с фактами в руках.

Посреди бессчетных творений государя Резуна есть одно под заглавием "Освободитель" . Вот на этой книжке, поточнее, на одной из глав и остановимся. А конкретно на главе "Операция Мост".

Для тех, кто незнаком с этой книжкой, я специально даю эту главу на сто процентов и без купюр:

Из книжки В. Суворова
"Освободитель"

Глава "Операция "Мост"

1967 год

— Товарищи,- начал министр обороны,- в новеньком, 1967 году Русской Армии предстоит решить ряд очень сложных и ответственных задач и их выполнением ознаменовать пятидесятую годовщину Величавой Октябрьской социалистической революции. Первой и более сложной задачей является окончательное решение ближневосточной трудности. Эта задачка полностью и на сто процентов ложится на Советскую Армию. Пятидесятый год существования Русского страны станет последним годом существования Израиля. Мы готовы выполнить эту почетную задачку, нас сдерживает только присутствие войск ООН меж арабскими и израильскими войсками.

После урегулирования Ближневосточной трудности все силы будут брошены для урегулирования европейских заморочек. Это задачка не только лишь дипломатов. Русской Армии предстоит и здесь решить много заморочек.

Русская Армия в согласовании с решением Политбюро "продемонстрирует оскал". Под этим мы осознаем ряд мероприятий. Проведение необычного в истории воздушного парада в Домодедово. Сходу после победы на Ближнем Востоке будут проведены превосходные маневры флота в Черном, Средиземном, Баренцевом, Северном, Норвежском и Балтийском морях. После чего мы проведем колоссальные по размаху учения "Днепр" и завершим наши демонстрации 7 ноября на потрясающем параде на Красноватой площади. На фоне этих демонстраций и побед на Ближнем Востоке мы под хоть каким предлогом потребуем от арабских государств прекращения на недельку-другую всех поставок нефти в Европу и в Америку.

Я думаю,- улыбнулся министр,- Европа после всего этого будет более покладиста в подписании тех документов, которые мы предложим.

— Будут ли проведены демонстрации в космосе? — задал вопрос 1-ый заместитель главнокомандующего сухопутными войсками.

Министр обороны нахмурился: — К огорчению, нет. В период волюнтаризма были допущены наигрубейшие просчеты в этой области. На данный момент мы должны рассчитываться за их. В наиблежайшие 10, а может быть, и 15 лет мы не сможем сделать чего-либо принципно нового в космосе, будет только повторение старенького с маленькими улучшениями.

— Что будет предпринято в отношении Вьетнама? — задал вопрос командующий войсками Дальневосточного военного окрестность. — Мы сможем удачно решать европейские задачи исключительно в тот период, когда америкосы по уши увязнут во Вьетнаме. Я думаю, нам не следует очень торопиться с победой во Вьетнаме.

Зал ожил, показывая очевидное одобрение.

— И заканчивая с общими вопросами,- продолжал Маршал Гречко,- я просил бы всех вас поразмыслить вот над чем. Во время всех наших демонстраций мощи, кроме количества войск и их выучки, было бы хорошо показать нечто такое, ранее неслыханное, ошеломляющее и классное. Если у кого из вас, товарищи генералы, возникнет какая-либо уникальная идея, прошу немедля обратиться ко мне либо к нач
альнику Генерального штаба. Заблаговременно прошу не предлагать прирастить количество танков, орудий и самолетов, их будет столько, что вы даже не сможете для себя представить,- все соберем, что есть, и покажем. Не следует, естественно, предлагать демонстрировать новинки техники, все, что можно,- все покажем: и "БМП", и "Т-64", и "МиГ-23", и "МиГ- 25", а может быть, и все экспериментальные машины; это, естественно, небезопасно, но демонстрировать нужно. Повторяю, что нам нужна уникальная мысль чего-то необыкновенного.

Все присутствующие объяснили последние слова министра обороны как обещание высочайшей заслуги за необычную идею. Так оно и было. И военная идея заработала. Только-только ведь придумаешь, не считая количества и свойства?

И все таки уникальная мысль была найдена. Принадлежала она генерал-полковнику Огаркову, бывшему офицеру саперных войск.

Огарков предлагал не только лишь показывать мощь армии, да и показать, что вся эта мощь твердо стоит на гранитной базе настолько же массивного тыла и военной индустрии. Он, естественно, не собирался открывать всю систему снабжения, это и не было необходимо. Чтоб уверить гостей в собственном богатстве, владельцу дома совершенно не непременно показывать все свои сокровища, довольно показать одну подлинную картину Рембрандта.

Огарков тоже желал показать только один элемент, но довольно убедительный. По его плану нужно было в рекордный срок, за один час, к примеру, выстроить жд мост через Днепр и пустить по нему жд эшелоны, груженные боевой техникой, и колонны танков. Таковой мост не только лишь символизировал бы мощь тыла, да и наглядно показывал Европе, что никакой Рейн ее не выручит.

Мысль Огаркова была встречена с экстазом в Министерстве обороны и в Генеральном штабе. Это было конкретно то, что требовалось. Естественно, в Русской Армии не было такового моста, и времени до начала учений оставалось совершенно не достаточно.

Это, но, никого не смущало — главное, хотимая мысль была найдена. Генерал-полковник Огарков был наделен абсолютными возможностями, не наименьшими, чем Генеральный конструктор перед пуском первого астронавта. Сам Огарков не только лишь блестящий эрудит и опытнейший инженер-мостовик, он к тому же невиданно требовательный и волевой командир, каким до него был только Жуков. Это, естественно, облегчало выполнение задачки. Под его конкретное управление были переведены все научно-исследовательские учреждения инженерных и жд войск, также все промышленные предприятия, производящие армейскую инженерную технику. На этих заводах было остановлено все создание в ожидании того момента, когда поступит приказ создавать что-то невиданное.

Тем временем, пока конструкторы делали 1-ые эскизы и наброски грядущего моста, который предстояло использовать всего только один раз, в жд и инженерных войсках начался отбор самых юных, здоровых и крепких офицеров, также более грамотных и опытнейших инженеров.

Не считая того, прошли конкурсы посреди курсантов-выпускников, фактически уже офицеров, жд и инженерных училищ Русской Армии. Тыщи наилучших офицеров и курсантов-выпускников переодели в солдатскую форму и со всех концов Союза собрали в Киев.

Здесь была сформирована 1-я Гвардейская жд мостостроительная дивизия. Пока не было ясно, каким будет мост, дивизия приступила к невиданно томным тренировкам — каким бы мост ни был, а все, кто будет его собирать, должны работать, как акробаты под куполом цирка.

Тем временем мысль сверхскоростной сборки железно-дорожного моста продолжала развиваться и углубляться. Было предложено сходу после окончания сборки пропустить через него путеукладчик и несколько эшелонов с рельсами и настолько же высокоскоростными темпами проложить отрезок жд магистрали на правом берегу, а после чего пустить через мост эшелоны с войсками и боевой техникой.

Эта мысль тоже была принята и одобрена. Меж тем все КБ, которые независимо друг от друга вели разработку моста, заявили, что выстроить наплавной мост даже грузоподъемностью 1 500 тонн за таковой маленький срок нереально.

Огарков вскипел. Его репутация и будущее были поставлены на карту. Он реагировал стремительно и точно. Во-1-х, он обратился в ЦК и достигнул заверения, что конструктору, которому все таки получится сделать таковой мост, будет присуждена Ленинская премия.
Во-2-х, он собрал всех конструкторов на совещание и, сообщив им о решении ЦК, предложил обсудить все детали снова. На этом совещании была отвергнута возможность перепра

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,134 сек. | 11.45 МБ