Предпосылки повышения эффективности психологического воздействия

Эффективность психологического воздействия на противника зависит от целого ряда факторов, которые можно разделить на:

а) предпосылки восприятия психологического воздействия;

б) предпосылки усвоения содержания психологического воздействия.

Предпосылки повышения эффективности воспри­ятия психологического воздействия.

Действенность психологических операций в значи­тельной мере зависит от того, как осуществляются вос­приятие, обработка, осмысление и усвоение информа­ции объектом психологического воздействия.

Восприятие окружающего мира (в том числе и соци­альное восприятие) принято считать одним из ключевых психических процессов, от которого зависит эффектив­ность психологического воздействия. Под восприятием (перцепцией) окружающего мира понимается целост­ное отражение предметов, ситуаций и событий, возни­кающее при непосредственном воздействии раздражите­лей на органы чувств человека. Восприятие представляет собой комплексный процесс, включающий: а) отражение стимула и ситуации; б) их регистрацию; в) интерпрета­цию воспринятого; г) ответную реакцию на восприня­тое.

Любой акт восприятия внешней информации осу­ществляется в форме конкретных образов, которые в большей или меньшей степени связаны с другими пси­хическими познавательными процессами — мышлением, памятью, вниманием — и направляются мотивацией, имеют определенную эмоциональную окраску.

Организуя подачу информации, необходимо всегда учитывать эмоциональный настрой объекта и способность сообщаемой информации вызывать именно те пережи­вания, которые обостряют восприятие ее (интерес, лю­бопытство, удивление).

Информация должна организовываться и подаваться таким образом, чтобы способствовать разрядке эмоцио­нального напряжения, возникающего у объекта в про­цессе психологического воздействия. Это формирует его доверие к субъекту, проявляющееся в дальнейшем в форме готовности к получению и усвоению новых по­добных сообщений.

Следует различать восприятие, адекватное реально­сти, и иллюзорное. Одной из существенных причин не­адекватного, иллюзорного восприятия является так на­зываемая сенсорная депривация.

Сенсорная депривация — это продолжительное, бо­лее или менее полное лишение человека чувственных впечатлений. Синдром сенсорной депривации проявля­ется следующим образом:

—  возникает сильная потребность в получении чув­ственных впечатлений;

—  возрастает внушаемость;

—  ослабляется способность концентрировать внима­ние;

—  нарушается нормальное течение мыслей;

—  часто возникает депрессия, появляются галлюци­нации.

Установлено, что похожие изменения психики име­ют место в случае продолжительной социальной изоля­ции, в том числе в условиях вооруженной борьбы. Так, синдром сенсорной депривации в той или иной мере воз­никает у военнослужащих, оказавшихся в окружении; у бойцов групп спецназначения, долго находящихся во вражеском тылу; среди солдат и офицеров воинских под­разделений в условиях монотонного существования (на­пример, в тыловом лагере или во время длительного марша); среди групп населения, скрывающихся в убе­жищах и т.д.

Иными словами, частичная сенсорная депривация характерна в первую очередь для военнослужащих тех подразделений, деятельность которых связана с частич­ной или полной временной изоляцией от своих войск. Надо отметить, что командование таких контингентов нередко само заинтересовано в ограничении внешней информации. Все это можно и нужно использовать в интересах психологической войны.

Основываясь на закономерностях восприятия содер­жания психологического воздействия, специалисты сфор­мулировали ряд рекомендаций, позволяющих повысить его эффективность:

1. Психологическое воздействие должно организо­вываться в соответствии с закономерностями восприя­тия и при этом быть логически продуманным. Тогда оно как бы ведет мысль объекта психологического воздейст­вия за собой, способствует формированию у него необ­ходимых установок и стереотипов.

2.   Психологическое воздействие целесообразно стро­ить в виде цепочки: стимулы и ассоциации, тезисы и аргументы, причины и следствия. При этом в его содер­жании следует идти от старого к новому, от известного к неизвестному.

3.   Надо учитывать, какие конкретные элементы пси­хологического воздействия в большей степени привле­кают внимание. Так, абстрактные рассуждения следует чередовать с конкретными фактами, примерами, иллюс­трациями.

4.   Чем ярче, разнообразнее, убедительнее психоло­гическое воздействие, тем легче удержать внимание объ­екта, и тем эффективнее можно влиять на него.

5. Следует принимать меры по устранению всех воз­можных источников отвлечения внимания объекта пси­хологического воздействия.

• * *

Наряду с восприятием предметов окружающего мира существует также социальное восприятие (социальная перцепция), включающее два относительно самостоя­тельных типа процессов: межличностное и межгруппо­вое восприятие.

Межличностное восприятие — это восприятие, по­нимание и оценка человека человеком (одними людьми других людей). Его специфика заключается в большой степени пристрастности, что находит проявление в слит­ности познавательных и эмоциональных компонентов, в ярко выраженной оценочной окраске.

С особенностями межличностного восприятия связан ряд психологических эффектов. Среди них эффекты новизны, первичности, стереотипности, ореола.

Эффект новизны при восприятии людьми друг друга заключается в том, что по отношению к знакомому че­ловеку наиболее значимой оказывается последняя, то есть более новая информация о нем. А по отношению к не­знакомому человеку более значима первая информация.

Эффект первичности состоит в том, что вероятность припоминания нескольких первых элементов однородного материала более высока, чем средних (при этом, чем объемнее предъявляемый материал и чем выше темп его предъявления, тем меньшее количество первых элемен­тов припоминается);

Эффект стереотипности выражается в упрошенном и схематичном, но устойчивом представлении о чем-либо (или ком-либо). Стереотипы стихийно складываются в условиях дефицита информации, либо неспособности индивида интерпретировать ее адекватно. Стереотип ни­когда не бывает истинным, он всегда содержит тенден­циозные, заранее заданные характеристики явления, поэтому всегда неадекватен ему. Стереотип обобщает явления по принципу внешней схожести или случайных совпадений, однако не анализирует их глубинную сущ­ность.

Эффект ореола, это распространение первичной об­щей оценки человека (людей) на восприятие его (их) поступков и личностных качеств. Так, если первое впе­чатление о человеке (людях) в целом благоприятно, то в дальнейшем все его (их) поведение, черты и поступки начинают переоценивать в положительную сторону. В них выделяют и преувеличивают лишь положительные моменты, а отрицательные как бы недооценивают или вообще не замечают. Если же общее первое впечатле­ние о каком-либо человеке (людях) оказалось отрица­тельным, то даже положительные его (их) качества и поступки в последующем не замечают, либо недооцени­вают на фоне гипертрофированного внимания к недо­статкам.

Поямежгрупповым восприятием понимают процес­сы социальной перцепции, в которых как субъектом, так и объектом восприятия выступают социальные группы или общности. Специфика межгруппового восприятия заключается:

—   в объединении индивидуальных представлений в некоторое целое, качественно отличное от составляю­щих его элементов;

—   в том, что однажды сложившись, оно становится затем малоподвижным, слабо меняется под внешним вли­янием;

—   в ограниченном, упрощенном и схематичном диа­пазоне вариантов восприятия и оценки другой группы.

Межгрупповое восприятие характеризуется стерео­типностью, слитностью познавательных и эмоциональ­ных компонентов, аффективной окрашенностью, резко выраженной оценочной направленностью. Именно по­этому оно отличается пристрастностью, а сами меж­групповые представления всегда содержат погрешнос­ти (искажения) с точки зрения их истинности. Такова психологическая подоплека эффекта межгрупповой дис­криминации.

Межгрупповая дискриминация — это установление различий между собственной и другой группой. В определенных условиях межгрупповые различия могут искусственно подчеркиваться и преувеличиваться. Меж­групповая дискриминация — явление не только пси­хологическое, в основе которого лежат познаватель­ные механизмы установления тождества и различия, но и социальное.

Результаты межгрупповой дискриминации прояв­ляются в виде двух тенденций:

1.   Установления позитивно оцениваемых различий в пользу собственной группы (эффект внутригруппового фаворитизма). Психологи давно обратили внимание на широко распространенный феномен: приоритет своего группового членства над совпадением взглядов с пред­ставителями чужой группы. Иными словами, индивид в ситуации выбора скорее отдаст предпочтение даже та­ким членам «своей» группы, с которыми он не согласен, чем тем членам «чужой» группы, с которыми внешне его объединяет сходство точек зрения.

2.   Установления позитивно оцениваемых различий в пользу другой группы. В своих крайних выражениях данная тенденция ведет к ослаблению внутригрупповых связей, девальвации внутригрупповых ценностей, деста­билизации и дезинтеграции группы как таковой. Как пра­вило, на это и ориентировано психологическое воздей­ствие.

Психологические предпосылки усвоения содержа­ния психологического воздействия.

Большую роль в повышении эффективности процес­са психологического воздействия играет учет особенно­стей познавательных процессов: памяти, мышления и воображения.

Под памятью психологи понимают процессы орга­низации и сохранения прошлого опыта, делающие воз­можным его повторное использование в деятельности, в том числе и в интересах психологической войны.

Различают следующие виды памяти: моторную, эмо­циональную, образную, словесно-логическую. Все они связаны с процессами запоминания, которые, кроме того, содержат элементы мышления (в сложном и противоре­чивом единстве с речью), внимания, проявления интере­сов и потребностей, эмоций и чувств

Запоминание — обобщенное название процессов, обеспечивающих удержание материала в памяти. Успеш­ность запоминания определяется в первую очередь воз­можностью включения нового материала в систему ос­мысленных связей. Важную роль среди его механизмов играет повторение. Вместе с тем можно обойтись и без повторения, если человеку надо запомнить жизненно важный материал, либо сведения, несущие большую смысловую нагрузку.

Мышление — процесс познавательной деятельнос­ти человека, характеризующийся обобщенным отраже­нием действительности в таких объективных ее свойствах, связях и отношениях, которые недоступны непосредствен­ному чувственному восприятию.

Психологи рассматривают мышление прежде всего как деятельность, направленную на решение определен­ной задачи (проблемы). Именно проблемная ситуация обычно является начальным моментом мыслительного процесса, то есть такая ситуация, для которой нет гото­вого решения. Мыслить человек начинает тогда, когда у него появляется потребность что-то понять. Мышление обычно начинается с проблемы или вопроса, с удивле­ния или недоумения, с осознания какого-либо противо­речия, несоответствия, несуразности.

Мышление является такой формой ориентировки, к которой индивид прибегает, когда другие ее формы не­достаточны. Мыслительной ориентировке соответству­ют вопросы типа «что это такое?», «откуда это взялось?» и т.п. Первые ориентировочные шаги проясняют ис­ходную ситуации, связи между тем, что известно в си­туации, и тем, что требуется установить. В процессе ориентировки осуществляется отбор средств и форм, пригодных для дальнейшей мыслительной работы. Ин­формация сортируется с помощью эмоций на основе внешних впечатлений, выражаемых в формах понятий, образов, знаковых систем, символов. При этом абстракт­ное мышление сопровождается большими психическими энергетическими затратами, чем образное.

И понятие, и образ дают обобщенные знания о дей­ствительности, обозначаемые словами. В реальном про­цессе мышления одновременно присутствуют как по­нятийная, так и образная логика, причем это не две самостоятельные логики, а единая логика мыслительно­го процесса.

Использование понятий, логических конструкций ха­рактерно для словесно-логического мышления. Этот вид мыслительной деятельности функционирует на базе лингвистических средств. Фактически он применяется человеком в сферах его индивидуальной компетентнос­ти. В остальных случаях преобладает наглядно-образ­ное мышление (воображение) на основе образов и про­стейших языковых средств, позволяющих наиболее полно воссоздать все многообразие различных фактических характеристик предмета познания.

В свою очередь, словесно-логическое мышление в зна­чительной мере обусловлено структурами языка. Линг­вистические навыки и нормы подсознательно определя­ют образы мира, присущие носителям того или иного языка, этнической общности. В частности, существует традиционное сознание этноса. Оно представляет со­бой отражение в массовом сознании конкретной нации наиболее общих представлений об окружающем их мире и социальной действительности, своей роли во взаимо­отношениях с другими народами.

Различия между образами мира в традиционном со­знании разных этносов тем больше, чем дальше отстоят их языки друг от друга, поскольку грамматический строй языка навязывает способ членения и описания явлений окружающей действительности, умозаключений и суж­дений о них. Этот научно установленный факт обяза­тельно надо учитывать при организации и осуществле­нии целенаправленного психологического воздействия.

Существуют закономерности осмысления и усвое­ния содержания психологического воздействия.

Так, быстрее осмысливается и усваивается:

—  тот материал, который чаще встречается;

—  тот, что связан с повседневной практической де­ятельностью;

—  тот, что эмоционально прочувстван;

—  тот, что соответствует национальному образу мышления

Например, англичане и американцы лучше осмысли­вают логически просто построенные рассуждения, фран­цузы предпочитают оригинальные идеи, эмоционально окрашенные сообщения. Китайцы любят образные вы­ражения, немцы — систематизированные сведения, пре­поднесенные в традиционном духе.

Важно, чтобы психологическое воздействие вызвало у противника стремление анализировать события, про­исходящие на фронте и в тылу; сопоставлять информа­цию, полученную извне, со сведениями, полученными от своего командования и национальных средств массовой информации, чтобы оно побуждало его делать выводы, нужные субъекту психологической войны.

По этой причине построение психологического воз­действия и особенно пропагандистского сообщения долж­но соответствовать схеме: вопрос, гипотетический ответ, аргументы, утверждение. В то же время это построение должно учитывать конкретную специфику объекта, в ча­стности, его социально-психологические и национально-психологические особенности.

Организуя психологическое воздействие необходимо учитывать закономерности формирования и проявле­ния установки:

1) Для того, чтобы у человека сформировалась ус­тановка поведения определенного типа, ему необходима потребность в нем. Кроме того, он должен попасть в соответствующую ситуацию.

2)    С возникновением установки особенности позна­ния, оценки и действия людей определяются данной ус­тановкой. Под ее влиянием он замечает и учитывает лишь те предметы и явления, которые каким-то образом свя­заны с этой установкой.

3)    Предметы и явления, не имеющие отношения к установке, остаются незамеченными либо неосмыслен­ными.

4)    Под влиянием установки человек непроизвольно выбирает из своего прошлого опыта и ставит в центр сознания только такие факты, которые соответствуют этой установке.

5)    Во вражеской информации военнослужащий ус­ваивает прежде всего то, что его интересует и то, что он не приемлет. Исходя из своей установки, он легко выде­ляет опасные для него явления, видит их «в черном све­те». В то же время акцентирование психологического воз­действия на противника, уделение ему особого внимания всегда оценивается отрицательно. Значит, обязательно надо нейтрализовать проявление отрицательных устано­вок по отношению к предъявляемой информации и со­здать условия для ее усвоения.

6) При организации психологического воздействия следует учитывать, что лучше и быстрее осмысливается то, что преподносится небольшими смысловыми частя­ми. Например, текстовая листовка должна содержать несколько взаимосвязанных коротких сообщений, не больше 4-5 строчек каждое. Устная звуковещательная программа должна длиться не более 30 минут при усло­вии, что содержательные части сообщения разнообраз­ны. Для разового сообщения требуются всего 1-2 логи­ческих факта и аргумента, а сам процесс аргументации не должен длиться более 10 минут.

В интересах повышения эффективности психологи­ческого воздействия необходимо также принимать во вни­мание особенности «работы» эмоций.

а)  Для выработки временных, непродолжительных
установок личности лучше использовать эмоциональную
форму обращения.

б)  Для выработки сравнительно устойчивой ориен-
тации личности, формирования фиксированных устано-
вок, сохраняющихся долгое время, более оправдано воз-
действие на рациональную сферу сознания.

в)  Эмоциональную и рациональную формы психоло-
гического воздействия необходимо использовать ком-
плексно. Начинать всегда лучше эмоционально, после-
дующая часть может быть рациональной. Тогда сила
эмоционального обращения положительно настраивает
объект к сообщаемой информации, пробуждает в нем
интерес к рассматриваемым вопросам. А последующее
обращение к рациональной сфере сознания делает пси-
хологическое воздействие более эффективным и продол-
жительным по времени.

Однако необходимо учитывать и то, что интеллек­туальная и эмоциональная активность могут препят­ствовать друг другу. Например, человек в состоянии сильного эмоционального возбуждения испытывает зна­чительные трудности при выполнении серьезной умст­венной работы. И наоборот, человеку, включенному в процесс серьезного интеллектуального труда, чужды сильные аффективно-эмоциональные переживания.

Следовательно, обращаясь к эмоционально возбуж­денной аудитории, не следует особо надеяться на ее мыс­лительные возможности. Надо также помнить, что на людей с высоким интеллектуальным уровнем развития рационально построенное воздействие оказывает более сильное влияние, чем эмоционально окрашенное. Поэто­му, когда объектом воздействия является офицерский состав противника, в большей степени следует опирать­ся на цифры и факты. При обращении же к рядовому составу — на эмоционально окрашенную информацию.

Действенность психологического воздействия зави­сит и от того, когда измеряется его эффект. Если это делается непосредственно после осуществления воздей­ствия, эффект, как правило, максимален. Далее, с тече­нием времени он снижается. Но при этом рационально построенное воздействие более продолжительно, а эмо­циональное — более короткое.

Субъект психологического воздействия не имеет пра­ва резко противопоставлять свою позицию позициям объекта. Если расхождения между позициями невелико, то действует «закон ассимилятивной оценки близко сто­ящих позиций»: информация, близкая к собственным позициям людей, кажется им еще более близкой, сход­ной с их взглядами. И, наоборот, взгляды, суждения, мнения, резко отличающиеся от позиции аудитории, ка­жется ей еще более неприемлемыми, чем она могут быть в действительности. Люди «отворачиваются», «закрыва­ются» от сообщаемой им информации: срабатывает «за­кон контрастной оценки».

Наконец, организуя психологическое воздействие, не­обходимо учитывать влияние межличностных отношений на формирование установок.

Здесь также проявляются несколько психологичес­ких эффектов:

1.   «Эффект престижа» — информация, исходящая от источника, обладающего высоким авторитетом, харак­теризуется большей силой воздействия, так как люди вос­принимают ее менее критично.

2.   «Эффект визитной карточки». Субъект психоло­гического воздействия сначала излагает то, приемлемость чего для объекта ему заранее известна. После того, как выясняется наличие «общей точки зрения», он излагает ту мысль, ради которой организовал свое сообщение. Общность взглядов (мнений, суждений) между объектом и субъектом по ряду вопросов как бы ослабляет дух про­тиворечия, критичность со стороны объекта.

3.   «Эффект своего человека» — любое сходство меж­ду субъектом и объектом (если объект психологического воздействия придает этому сходству определенное зна­чение) повышает действенность самого воздействия.

4.   «Эффект симпатии-антипатии» — объект психо­логического воздействия гораздо легче приемлет взгля­ды, преподносимые симпатичным ему субъектом и бес­сознательно настраивается враждебно к той информации, которую сообщает неприятные ему источник.

Известно правило: если объект психологического воздействия заранее ставят в ситуацию, обуславлива­ющую формирование положительной установки к ис­точнику информации, эффект этого воздействия возра­стает. Если же создавшися условия вызывают у него отрицательную установку к источнику информации, сила психологического воздействия ослабевает. Так, об­ращения находившегося в плену у Красной Армии ге­нерал-фельдмаршала Фр. фон Паулюса (1890—1957) к немецким войскам о бесполезности их дальнейшего со­противления, имели высокую эффективность, ибо Пау-люс пользовался у них значительным авторитетом.

Заботясь об эффективности психологического воз­действия, нельзя не учитывать особенностей усвоения его содержания объектом.

Как отмечалось выше, человек приемлет то содер­жание, которое согласуется с его установками. В этом случае говорят об избирательности усвоения. Любой человек тяготеет к тому новому материалу, который не противоречит его взглядам, избегая при этом (и созна­тельно, и бессознательно) той информации, которая этим взглядам противопоставляется. Более того, при наличии у него прочных установок, с одной стороны, и противо­речащей им информации, с другой, — возможен такой эффект, когда усиливается установка на неприятие со­держания психологического воздействия противника.

Например, американская пропаганда на кубинцев в 60-80-х гг., ставившая целью дискредитацию Ф. Каст­ро, отличалась низкой эффективностью, поскольку Ф. Кастро пользовался тогда большим авторитетом как на­циональный лидер своей страны. В целом эффективная кампания по дискредитации С. Хусейна в годы войны в Персидском заливе оказала большее влияние на между­народное сообщество, чем на иракцев, продолжающих до сих пор его почитать.

Наоборот, в годы Первой мировой войны психологи­ческое воздействие англичан на немцев имело большой эффект потому, что оно отвечало чаяниям последних, было построено в соответствии с их запросами. Немец­кий генерал Ф. Людендорф писал после войны:

«Мы были так искусно и в таком объеме подверг­нуты вражеской пропаганде, что вскоре многие из нас не были в состоянии различать, что является пропа­гандой противника, а что своим собственным воспри­ятием… Мы не сражались больше до последней капли крови. Многие немцы-мужчины не хотели больше уми­рать за свое отечество».

Ну, а если предлагаемая информация по своему содержанию соответствует сложившимся этническим установкам населения, то и воспринимается она соот­ветствующим образом. Так, в южных городах США в экспериментальных целях распространили плакат с изо­бражением белого, негра и китайца и подписью: «Все должны внести свой вклад в жизнь города». Этот призыв многие граждане истолковали следующим образом: «каж­дый должен знать свое место: белые обязаны руководить, негры убирать улицы, китайцы работать в прачечных».

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,155 сек. | 11.51 МБ