Российская армия должна стать более гибкой и лучше оснащенной

Российская армия должна стать более гибкой и лучше оснащенной
Катигоричные перемены, которые происходят в мире, появление сложных, а иногда и труднопрогнозируемых ситуаций потребовало от управления ведущих забугорных государств мира пересмотра государственных военных доктрин, стратегических концепций и связанных с ними взглядов на военное строительство и применение вооруженных сил. При всем этом управление многих ведущих стран мира приходит к выводу о том, что для обеспечения государственных интересов в складывающихся критериях интернациональной обстановки полностью правомерно прибегать к опасности внедрения военной силы по прямому ее назначению.
Каждое правительство реформирует свои вооруженные силы исходя из государственных интересов и взглядов на ведение войны. Одной из главных тенденций последних лет стало активное проведение командованием вооруженных сил комплекса мероприятий по переводу частей и органов управления Сухопутных войск на новейшую организационную структуру, также по оснащению их многообещающими видами вооружения, военной и специальной техники с целью одержания ими победы в всех военных конфликтах (операциях) XXI века. Схожая задачка решается и в русских Вооруженных силах. Безусловно, что для ее действенного решения целенаправлено брать на вооружение все передовые выработки в данной области, более надлежащие российским реалиям. Разглядим данный тезис на примере анализа опыта реформирования Вооруженных сил США.


Боевая мощь бригады


Развитие Сухопутных войск Соединенных Штатов происходит в согласовании с программкой «Армия-21», разработанной в рамках концепции строительства Вооруженных сил США, получившей наименование «Единые силы» и рассчитанной на период до 2015 года. Целью осуществляемой масштабной реорганизации является создание так именуемых экспедиционных сухопутных войск, способных к резвой переброске и развертыванию на удаленных театрах военных действий (ТВД), также к незамедлительному началу боевых действий и ведению их в течение долгого времени без дополнительных средств усиления и обеспечения.


Базу боевой мощи новых формирований сухопутных сил составляют бригады новейшей организационно-штатной структуры, снаряженные новыми вооружением и военной техникой и способные без помощи других либо в составе более больших оперативных соединений отлично решать поставленные перед ними задачки по обеспечению государственных интересов США в хоть какой точке мира.


Следует при всем этом отметить, что в процессе реорганизации американских Сухопутных войск организационно-штатная структура бригад приводилась к одному эталону методом сокращения количества их типов с 7 до 3-х: томные, легкие и механизированные бригады типа «Страйкер». Новенькая структура бригад, по воззрению южноамериканского командования, должна позволить в итоге отлично делать разные по нраву задачки – от ведения «классических» боевых действий до роли в миротворческих операциях и мероприятиях по борьбе с терроризмом – как в составе собственных дивизий либо оперативно-тактических формирований, так и совсем без помощи других.


Самая мощная томная бригада Сухопутных войск США включает в собственный состав управление бригады (штаб и штабной батальон), два смешанных батальона, разведывательный батальон, артиллерийский дивизион и батальон тылового обеспечения. Не считая того, при действиях бригады в особенных критериях ей придаются дополнительные части и подразделения. При всем этом в таковой бригаде решительно все – организационно-штатная структура, рассредотачивание сил и средств – ориентировано на то, чтоб обеспечить наивысшую эффективность использования имеющегося в ее распоряжении вооружения.


Большой энтузиазм для профессионалов представляют подходы к реорганизации подразделений тылового обеспечения, не только лишь обеспечивающие им возможность более действенного выполнения задач по назначению, да и придающие новые, неординарные боевые способности. Для примера разглядим одно из подразделений боевого обеспечения штабного батальона американской тяжеленной бригады – инженерную роту.


При поверхностной оценке как бы ничего нового: рядовая инженерная рота, как и в вооруженных силах многих других государств мира, которая организационно состоит из управления, отделения инженерной разведки и 3-х инженерно-саперных взводов, также взвода инженерных машин, который, в свою очередь, включает управление, отделение строительной техники и оборудования, отделение землеройных машин и два инженерно-штурмовых отделения. Всего в роте насчитывается 151 человек личного состава.


Но более подробный анализ вооружения и военной техники, которыми располагает инженерная рота американской тяжеленной бригады, главными задачками которой при ведении боевых действий являются обеспечение мобильности, контрмобильности, живучести и выполнение общих инженерных задач, позволяет гласить о ней как о принципно новеньком воинском формировании, при боестолкновении с которым тяжело придется не только лишь аналогичной по назначению российскей инженерно-саперной роте, но даже и мотострелковой роте.


Наступательный дух


Стандартный состав вооружения, военной и специальной техники инженерной роты тяжеленной бригады смотрится последующим образом:

– карабины М4 – 133 единицы (все карабины обустроены коллиматорными прицелами, а нашлемные ночные приборы наблюдения PVS 14 позволяют вести огнь из карабина с коллиматорным прицелом ночкой; не считая того, у всех командиров отделений и взводов имеются очки ночного видения AN/PVS-7B);

– 5,56-мм ручные пулеметы М249 – 18 единиц (все пулеметы обустроены тепловизионными прицелами АН/PAS 13 разных модификаций – подобные прицелы в русской армии, по данным российских СМИ, есть только у разведчиков, и то, возможно, в малозначительных количествах);

– 7,62-мм пулеметов М240 – 26 единиц;

– 12,7-мм многокалиберных пулеметов М2НВ – 9 единиц;

– подствольных гранатометов М203 – 22 единицы;

– ручных гранатометов ХМ25 – 18 единиц (аналогов в русской армии не существует);

– станковых автоматических гранатометов МК19 – 4 единицы;

– противотанковых ракетных комплексов (ПТРК) «Джавелин» – 3 комплекса (аналогов в русской армии не существует);

– электронно-оптическая система наблюдения и обнаружения TLOS – 9 комплектов (позволяет корректировать огнь артиллерии и наводить авиацию);

– бронетранспортеров М113 – 7 единиц;

– командно-штабных машин М1068 – 1 единица;

– бронеавтомобилей «Хаммер» М988 – 7 единиц;

– боевых машин М2А2 ОDS – 13 единиц (инженерная модификация боевой бронированной машины «Брэдли»);

– грузовых автомобилей – 1 единица;

– автокранов – 1 единица;

– бронеавтомобилей М1151 – 2 единицы;

– универсальных инженерных машин М9АСЕ – 6 единиц;

– экскаваторов – 3 единицы;

– удлиненных зарядов разминирования MICLIC – 6 единиц;

– электрических станций – 2 единицы;

– прицепы разного типа – 20 единиц;

– ПЭВМ АСУ тактического звена AN/UYK-128-40 комплектов;

– ПЭВМ AN/PYQ-6-2 комплекта;

– ПЭВМ AN/TYQ-109V – 1 набор;

– УКВ радиостанции юзеров автоматической системы определения местоположения, опознавания и передачи данных AN/NSQ-2 – 40 штук;

– радиостанции различного предназначения и типа – 90 штук.


Особо следует при всем этом отметить, что не только лишь вооружение, да и вся организация американской инженерной роты пронизана наступательным, ударным духом. Это подчеркнуто и в их уставах и рекомендациях, в каких отмечается – инженерные роты могут не только лишь без помощи других делать задачки на отдельных направлениях, да и действовать в качестве мотопехоты, вести бой с общевойсковыми подразделениями противника и даже атаковать укрепленные объекты.


В этих целях, в отличие от инженерных подразделений многих других армий с отсталой организационно-штатной структурой, рассматриваемая инженерная рота очень облегчена от томного инженерного оборудования, такового как средства дистанционной установки минных полей. Все нужное ей предоставит дивизия, потому подразделение имеет только штурмовые и ударные способности. Даже танковые тралы находятся конкретно в подразделениях. К слову, такие же подходы практикуются и в израильских Вооруженных силах.


И тут следует напомнить, что во время Величавой Российскей войны подобные формирования, при этом даже большего масштаба – настоящие инженерно-штурмовые бригады, – имелись и в составе Русской армии. Они интенсивно взламывали немецкую оборону, атаковали городка. Правда, к истинному времени от их, не считая мемуаров, ничего не осталось.


Узенькая специализация


Имеющиеся сейчас в русских Вооруженных силах инженерные подразделения, подобные южноамериканским по систематизации, даже малость неправильно ассоциировать с ними. Основная цель их существования осталась постоянной и узкоспециальной – как и 100 годов назад. Все задачки касаются только инженерного обеспечения боевых действий Сухопутных войск, а конкретно:

– инженерная разведка противника, местности и объектов;

– фортификационное оборудование рубежей, районов и позиций;

– устройство и содержание искусственных заграждений и создание разрушений;

– проделывание и содержание проходов в инженерных заграждениях и разрушениях;

– разминирование местности и объектов;

– подготовка и содержание путей движения и маневра войск;

– оборудование и содержание переправ на аква препядствиях;

– полевое энергоснабжение войск;

– оборудование и содержание пт (районов) добычи и чистки воды;

– скрытие и имитация принципиальных районов и объектов с применением средств Инженерных войск и местных материалов.


Главное отличие в назначении инженерной роты русских Вооруженных сил от американской инженерной роты состоит в том, что для удачного решения всех возложенных на наших саперов задач их деяния нужно обеспечить прикрытием со стороны мотострелков.


Но это, как говорится, еще половина беды. Основная неувязка в том, что боевые способности самой мотострелковой роты Русской армии, имеющей в собственном составе три мотострелковых взвода и 10–11 боевых машин пехоты типа БМП-2 и БМП-3, в противовес инженерной роте ВС США смотрятся как-то жидковато. Потому когда наша мотострелковая рота повстречается в бою с инженерной ротой бригады Армии США, ей придется очень нелегко. Чтоб доказать этот тезис, не будем вычислять боевую эффективность и остальные характеристики этих 2-ух подразделений, а просто оценим их оснащение средствами ночного видения и современным разведывательным оборудованием, средствами связи и огневой поддержки (см. таблицу).


В итоге анализа приведенной инфы можно узреть, что русские мотострелки, не считая командиров и старших стрелков, имеют ночные прицелы в главном на групповое вооружение (ПК, РПГ, СВД), и то это электронно-оптические прицелы и приборы наблюдения поколения 2 либо 2+. Количество же тепловизионных прицелов на стрелковое орудие исключительно в одной инженерной роте тяжеленной бригады Сухопутных войск США добивается 53 комплектов. Ну и способности 1ПН-93 всех видов, на взор неких профессионалов, проигрывают ПВС-14, ПВС-7, ПВС-10! Про тепловизоры серии «Шахин» вообщем лучше промолчать, ну и их практически нет.


Естественно, можно сделать возражение, что у российских конструкторов есть много разработок новых ночных прицелов, даже есть хорошие бывалые экземпляры и тепловизоры, модернизированные БМП-2М и БМП-3М с тепловизионными прицелами. С этим нельзя не согласиться, но где они в войсках? Будут в 2020 году? Не будут ли они к тому времени так же безвыходно устаревшими?


Не хватает вооружения


Необыкновенную же тревогу вызывает тот факт, что фактически во всех перечисленных видах вооружения российские аналоги уступают южноамериканским. А неких типов современного вооружения, таких как, к примеру, ХМ-25 – и совсем нет.


Российская армия должна стать более гибкой и лучше оснащенной
Автоматическая система орудия ХМ25 Punisher («Каратель»)

Работы по аналогу южноамериканского противотанкового ракетного комплекса 3-го поколения FGM-148 «Джавелин» под заглавием «Автономия», работающего по принципу «выстрелил – забыл», закрыли. Посчитали, что – недешево. При всем этом оставили хоть и модернизированные, но устаревшие «Фаготы» и «Конкурсы». ПТУР «Корнет» и «Хризантему» также проблематично поставить в один ряд с «Джавелинами» и «Спайками». А именно, практически все современные западные ПТУР лупят в верхнюю, наименее защищенную проекцию танков, у нас пока такового нет. Не считая того, ПТУР «Джавелин», термическая ГСН типа IIR которого способна производить захват цели еще до выстрела и автономно управлять ракетой до цели, может стрелять даже из помещений. Его боевая часть вооружена программируемым электрическим устройством последовательного подрыва фаворитного и основного заряда, что позволяет оператору перед стрельбой поменять интервал времени срабатывания меж первым и вторым зарядом – зависимо от типа цели, что обеспечивает среднее преодоление броневой защиты. При дальности стрельбы от 50 до 2500 м обеспечивается бронепробиваемость более 700 мм! Высочайшей эффективности «Джавелина» содействуют и два вероятных режима атаки: в горизонтальной плоскости и с пикирования (под углом 450). 1-ый режим предназначен для поражения целей типов «вертолет» / «дот» / «бункер», 2-ой – типа «танк». Модернизированный вариант ПТУР BGM-71 «ТОУ» тоже лупит в крышу танка.


Молвят, ПТУРы с ГСН типа «Джавелин» IIR и «Спайк» нам не необходимы так как безрассудно дороги. Но это хотя и правда, но только часть ее. Все наши модернизированные ПТУР «Фагот М», «Конкурс-М», «Метис-2М», естественно, заслуживают внимания, но неувязка в том, что они пригодны для борьбы только с танками устаревших конструкций. Можно, естественно, ожидать, когда появится наш спасительный комплекс «Гермес», но даже в его заявленных разновидностях чего-нибудь типа «Джавелин» и «Спайк» пока не отмечено.


Новенькая ПТУР к 100-мм пушке БМП-3, естественно, лупит на 5,5 км, но как нередко в современной войне на европейском ТВД придется стрелять на эту дистанцию? Не считая того, даже увеличенная бронепробиваемость этой ракеты, по неким данным, все равно не обеспечивает поражения последних, модернизированных модификаций танков «Абрамс», «Леопард» и, тем паче, израильского танка «Меркава-4Мem» с комплексом активной защиты «Трофи», который защищен уже от еще даже не имеющихся наших ПТУР, бьющих в крышу. А вот новые ракеты комплекса «Лахат», которые могут стрелять со всех западных танковых орудий, лупят из-за бугра и в крышу танка (с корректировкой с земли либо БЛА) на дальность 8 км. О способностях западных танковых тепловизоров можно судить по последней Нижнетагильской выставке, где тепловизор от танка «Леклерк» показал свои высочайшие способности. Следя через него за действиями нашей бронетехники, мишенной обстановкой и показательными стрельбами, оставалось только позавидовать французским танкистам и испугаться: а вдруг придется вести войну против него.


2-я Ливанская война показала, что старенькые ракеты, естественно, не плохи, но отлично убить танк противника уже не могут – только наносят повреждения, временно выводящие его из строя. При всем этом танк «Меркава-4» вообщем показал уникальную живучесть. Против забугорной бронетехники типа танков М1А2SEP (W2) либо «Леопард-2А7», старенькые противотанковые средства тем паче безвыходно устарели. Об этом можно поинтересоваться у бойцов «Хезболлах» либо иракских партизан, плативших дорогой ценой за победы над неприятельскими танками. Не хотелось бы, чтоб нашим бойцам снова пришлось повторять подвиг Александра Матросова, либо нести утраты как во время Ржевско-Сычевских наступательных операций, когда на алтарь победы были наобум положены тыщи жизней.


Российская армия должна стать более гибкой и лучше оснащенной
Бойцы ЦАХАЛ на танке Меркава Марк IV

Как нашим танкистам биться с ПТУР «Спайк» который и совсем поражает «из-за бугра»?


Создается воспоминание, что многие из числа тех, кто производит либо закупает разные виды противотанковых средств для русской армии, не задумываются о тех, кто будет на поле боя держать в прицеле танк противника, наводя на него управляемую ракету. Ведь система «выстрелил-забыл» существенно повысила бы их шансы на выживание.


Действенная стратегия


В русских Вооруженных силах многие руководители понимали и понимают значение наилучшей организации и вооружения войск для фуррора в бою. Так, в процессе прошедшей контртеррористической операции на Кавказе, когда прежние способы и методы ведения боевых действий заходили в тупик, командиры всегда находили возможность выйти из создавшейся ситуации.


А именно, когда экстремисты перебежали к полупартизанской стратегии, большие армейские части и соединения уже не могли отлично биться с их маленькими подвижными формированиями. Противник действовал на собственной местности, отлично зная местность и природные условия. Действовали по принципу «удар – отход». В итоге постоянная армия попала под маленькие, но осязаемые удары и стала нести достаточно осязаемые утраты – от минной войны, обстрелов, снайперского огня. Противник был суровый. Взятый в плен 18-летний выпускник тренировочного лагеря террористов «Кавказ», который учился у Хаттаба, при допросе показал военные познания, которым позавидовал бы хоть какой лейтенант – выпускник военного училища, отучившийся военному делу 4–5 лет. А срок обучения под Сержень-Юртом у боевиков был чуток больше 3-х месяцев!


Жизнь востребовала сотворения малочисленных, отлично вооруженных, мобильных, снаряженных надежными средствами связи подразделений. На исходном шаге эту роль игрались разведподразделения разных соединений и полков, бригады спецназа, части Внутренних войск.


Один из примеров. В 2002 году, когда командующим объединенной группировкой был генерал Валерий Герасимов, при его содействии комендант Сурового генерал Александр Павлющенко вместе с командованием ФСБ и МВД сформировал на базе городской комендатуры временное подразделение в составе около сорока человек, очень отлично вооруженных и снаряженных для тех критерий. Организационно подразделение состояло из 4 отделений: 1-го штурмового, 2-ух разведывательных и отделения боевых машин. На его вооружении находились четыре БРДМ-2, один БТР-80 и бронированный «Урал», плюс повсевременно придавались установка ЗУ-23-2 на автомобиле «Урал» и расчет 82-мм миномета. Также в подразделении имелись АГС-17, два многокалиберных пулемета «Утес» с ночными прицелами, установка ПТУР, три пулемета ПКМ-Н (с ночными прицелами), две 9-мм бесшумные винтовки ВСС, четыре автомата «Вал», четыре снайперские винтовки с ночными прицелами и два гранатомета РПГ-7 с ночными прицелами.


Российская армия должна стать более гибкой и лучше оснащенной
ТНК-5 (портативный комбинированный тепловизионно-ночной наблюдательный устройство). Источник: Орудие Рф

Все стрелковое вооружение было стопроцентно обустроено ночными прицелами. Даже на установке ЗУ-23-2 стоял ночной прицел 1ПН93-3 со специально сделанным кронштейном. Также имелась три бинокля БН-2-3, три наблюдательных устройства ННП-23, тепловизор ТПН-1, станция ближней разведки. ФСБ обеспечивала средствами радиоэлектронной разведки (РЭР) и связи, МВД – оперативной информацией и поддержкой спецподразделениями. Таковой подход фактически сходу дозволил наносить осязаемые удары по боевикам. В первом суровом ночном боестолкновении счет был 27:0 в пользу разведчиков. Зимой 2002 года в районе населенного пт Эрсеной была уничтожена база боевиков. При отходе средствами РЭР ФСБ, действующими в составе подразделения, было установлено, что наперерез отходящему подразделению шли несколько огромных групп бандитов. По координатам, определенным средствами РЭР, нанесла удар артиллерия. Подразделение с неплохими плодами вышло к бронегруппе.


В особенности действенными были засадные деяния ночкой, когда 12,7-мм «Утесы» с ночными прицелами не оставляли шансов террористам. При столкновении с большенными группами боевиков огромную эффективность проявили 82-мм миномет «Поднос» и АГС-17, которые всегда были в составе подразделения. Секрет фуррора был в очень резвой реакции на оперативную информацию, высочайшей мобильности подразделения, хорошей связи и РЭР, массивном огневом обеспечении. Не была позабыта и преждевременная подготовка: огромное внимание уделялось подбору личного состава, упрямо проводились занятия по огневой подготовке и работе с ночными прицелами и другими средствами разведки, управлением огнем в бою.


За два года существования подразделения было произведено около 300 боевых мероприятий, захвачено несколько баз в горно-лесистой и пустынной местности (Надтеречный район). Невзирая на это, в 2003 году командующий горной группировкой свел на нет все усилия по использованию и применению этого подразделения – просто расформировал его.


Создается воспоминание, что многие из числа тех, от кого зависит эффективность действий бойца на поле боя, по сути просто не задумываются о нем. Нежелание экспертов основательно заниматься военным делом сводит на нет все усилия министра обороны Рф по высококачественной подготовке Вооруженных сил и приводит к пустому расходованию циклопических вещественных ресурсов, выделяемых на реформирование ВС Рф. Переломить ситуацию получится только тогда, когда каждый военнослужащий и спец Министерства обороны РФ будет относиться к военному делу реальным образом.


Вооружение инженерной роты СВ США и мотострелковой роты СВ Рф

Наименование Инженерная рота СВ США Мотострелковая рота СВ Рф
Боевые машины М2А2 ОDS – 13 штук БМП-2 (БМП-3) – 11 штук
Автоматические гранатометы МК19 – 4 штук Нет (исключительно в составе батальона – 9 АГС-17)
ПТРК (3-е поколение) ПТРК «Джавелин» – 3 штуки Аналоги в ВС РФ отсутствуют
Ручные гранатометы ХМ25 – 18 штук Аналоги в ВС РФ отсутствуют
Ручные пулеметы 5,56 мм М249 – 18 штук РПК-74 – 9 штук
Ротные пулеметы 7,62 мм М240 – 26 штук ПКМ («Печенег») – 3–9 штук
Многокалиберные пулеметы 12,7 мм М2НВ – 9 штук Нет (исключительно в составе батальона, количество варьируется)
Приборы ночного видения AN/PVS-14, AN/PVS-7B – около 140 штук (позволяют вести прицельный огнь из стрелкового орудия) Приборы серии 1ПН-93 – 30–50 штук (устарели)
Тепловизионные прицелы АN/PAS-13 разных модификаций – 53 штуки Нет. Примерный российский аналог – «Шахин» (свойства уступают южноамериканским)
Ручные противотанковые гранатометы Только разовые типа М72 либо противотанковый ракетный комплекс FGM-172 SRAW для поражения главных боевых танков, легких бронированных машин и длительных оборонительных сооружений на поле боя на дальности до 600 метров (носимый комплекс с облегченной системой наведения разработан для подмены штатных противотанковых гранатометов, находящихся на вооружении КМП и СВ США) РПГ-7 – 9 штук, разовые гранатометы РПГ-26, РШГ-1, -2 (аналог типа SRAW в ВС РФ отсутствует)
Снайперские винтовки В составе батальона СВД – 3–9 штук (по американской систематизации marksman – меткий стрелок на малые и средние дистанции)


Василий Геранин

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,166 сек. | 12.01 МБ