Авиатерроризм. Кровавый рейс

Авиатерроризм. Кровавый рейс15 марта 2001 г. самолёт Ту-154, принадлежащий компании «Внуковские авиалинии», вылетел чартерным рейсом № 2806 из Стамбула. Из-за погодных условий рейс был задержан, и самолёт оторвался от взлётной полосы аэропорта имени Ататюрка в 13.57 по местному времени. Во Внуковском аэропорту его ждали в 17.10. Однако по воле террористов маршрут Стамбул — Москва превратился в Стамбул — Медина.
Примерно через десять минут после взлёта двое пассажиров, мужчина и юноша, поднялись из кресел 21-го ряда и проследовали к кабине пилотов. В этот момент на кухне находился 46-летний Александр Хромов — один из самых опытных и уважаемых бортпроводников. Он готовил тележку с напитками для пассажиров. Именно ему пришлось принять на себя первый удар.
— Что вам нужно? Вы хотите в туалет? — осведомился стюард.
— Это захват судна. Доложите экипажу: меняем курс на Саудовскую Аравию, — услышал он в ответ.
Хромов подумал, что его разыгрывают. Шутя похлопал одного из пассажиров по плечу:
— Молодой человек, присядьте, не волнуйтесь. Сейчас разберёмся…
Однако террористы не шутили.
— Я что, неясно сказал? Живо доложи экипажу! — закричал главарь.
Не дожидаясь ответа на свои слова, он размахнулся и ударил стюарда ножом в живот. Позже, когда всё было позади, Хромов не мог объяснить, как устоял на ногах и почему полез на рожон. Но в тот миг он действовал чётко и хладнокровно, как настоящий боец спецназа, приученный мгновенно реагировать на неожиданный выпад врага.
Хромов толкнул на террориста тележку, перегородив ею узкий проход, и кинулся к кабине пилотов. Навстречу ему шёл старший стюард Николай Дмитриев.
— Террористы в салоне! Предупреди экипаж! — крикнул ему Хромов, а сам повернул назад, чтобы задержать бандитов.
Быстро оценив ситуацию, Дмитриев в считаные секунды оказался в кабине лётчиков и успел сообщить командиру об опасности:
— На борту террористы! Хромов ранен!
— Где останешься? — спросил командир самолёта.
— В салоне! Дверь закрой! — сказал стюард и выскочил из кабины.
Стюарды остались один на один с террористами. Ближе к ним был Александр Хромов. За свой мужественный поступок он мог получить ещё один удар ножом — на этот раз смертельный. Главарь, крепкий мужчина, толкнул бортпроводника в спину, пытаясь прорваться к пилотам. Завязалась потасовка, длившаяся несколько секунд. Но именно этих мгновений лётчикам хватило, чтобы заблокировать бронированную дверь. Включили сирену бедствия.
Террористы пришли в ярость. Попытка застать пилотов врасплох провалилась, под угрозой срыва оказалась вся операция. Один бандит схватил Хромова, второй начал орать на Дмитриева. Затем они растащили бортпроводников по разным местам. Хромова бросили во второй салон на кресло возле окна.
— Смотри не дёргайся, — пригрозили ему.
Только тогда Хромов почувствовал сильную боль, увидел, что на белой рубашке расползлось кровавое пятно. Бортпроводницы попытались оказать раненому первую помощь, но террористы не позволили им этого сделать.
Александр Хромов первый раз вышел в рейс в далёком 1975 году. До пенсии ему оставалось всего четыре года. Он рассчитывал долетать до пятидесяти лет — срока, когда мужчины-стюарды уходят на заслуженный отдых. Часто говорил товарищам по работе: «Мне осталось совсем чуть-чуть, надо дотянуть». Но сейчас Александру Алексеевичу надо было дотянуть до земли, не умереть от потери крови. Он корчился от боли и думал о жене Татьяне, по профессии стюардесса, и трёх сыновьях, младшему из которых исполнился год и три месяца.
Тем временем среди пассажиров началась паника. И тогда в салоне появилась бортпроводница Юлия Фомина. Лицо бледное, на губах — подобие улыбки. За ней вошёл щуплый юнец с окровавленным ножом в руке. Он кричал:
— Самолёт находится в руках боевиков Республики Ичкерия! Не шевелитесь, иначе взорвём бомбу!
Пассажиры затихли.
• Правило первое. Ни при каких обстоятельствах не поддавайтесь панике. Даже если ваши соседи встали со своих мест, оставайтесь сидеть в кресле.
— Пацаны, вы что, анаши обкурились? — крикнул террористам здоровый парень с массивной золотой цепью на шее. — Кончай дурковать, а то мы с вами сами разберёмся!
Один из террористов угрожающе супул руку в карман. Навстречу ему шагнула Юля Фомина, расставив руки:
— С
покойно! Никаких проблем! Экипаж сообщил о захвате на землю. Все требования будут выполнены. Прошу пассажиров соблюдать спокойствие!
• Правило второе. Никогда не вступай- пи в пререкания с террористами, не провоцируй те их на применение ору-ия. Тем более не пытайтесь самостоятельно обезвредить бандитов. Если ваш сосед намеревается заменить собой спецназ, попробуйте удержать его, иначе такая лихость может привести к трагедии.
Как можно оценить действия пассажиров в данном эпизоде? Желание парня с цепью скрутить угонщиков понятно. К тому же к этому моменту стало ясно, что бандитов всего трое, из них двое — юнцы, а бомба очень смахивает на муляж.. Но, во-первых, у террористов могли быть сообщники среди пассажиров. Во-вторых, определить, муляж это или настоящее взрывное устройство, в состоянии только специалисты.
Основное правило бортпроводника— полное подчинение требованиям террористов. Стюарды ни в коем случае не должны вступать в споры, провоцировать угонщиков на активные действия. Запрещено применять физическую силу, даже если террористы угрожают жизни самого бортпроводника. Одна из основных задач — постараться не допустить бандитов в кабину пилотов, ссылаясь на требование безопасности полёта. Ещё на земле пилоты и бортпроводники договариваются о кодовом сигнале на тот случай, если самолёт окажется в руках террористов.
Именно на бортпроводников ложится задача предотвратить панику среди пассажиров. Они должны постоянно ин-формировать людей о том, что происходит на борту захваченного самолёта. Человек в состоянии аффекта не поддаётся убеждению и может натворить много бед. Как показывает опыт, особенно опасна массовая паника. В подобных случаях бортпроводникам разрешается применение мер физического воздействия.
С этими тяжёлыми задачами бортпроводницы Светлана Иванив, Юлия Фомина и Елена Дубинина прекрасно справились. Конечно, им было страшно, но они не показывали виду и старались вселить в пассажиров уверенность в благополучном исходе рейса.
Во время полёта Светлана Иванив больше всего боялась, что уже никогда не увидит шестилетнего сынишку. Юля Фомина всё время вспоминала свою дочку. На борту среди пассажиров находилось четверо детей. Юля качала на руках маленького турчонка, успокаивая его и себя.
• Правило третье. Если среди пассажиров есть дети и они плачут или в салоне находятся больные люди, которые стонут, никогда не выражайте своего недовольства. Будьте милосердны или хотя бы держите себя в руках. Любая вспышка негативных эмоций может взорвать и без того накалённую обстановку.
Учения бойцов спецназа. Освобождение захваченного самолёта.
Пассажирам было предложено воздержаться от горячительных напитков. От греха подальше всё спиртное закрыли в баре. Глушить страх или снимать стресс алкоголем, находясь в замкнутом пространстве авиалайнера, не лучшее средство.
• Правило четвёртое. Употребление спиртных напитков оставьте до приземления.
Пилоты Ту-154 общались с террористами только по внутренней связи. Первое требование — лететь в Саудовскую Аравию. Поначалу лётчики хотели обмануть угонщиков и приземлиться в Москве.
— Не пойдёт, — сказал командир корабля Николай Виноградов. — Террористы увидят снег и поймут обман.
Экипаж предложил террористам лететь в Каир или Хургаду, но те продолжали настаивать на своём. К тому же власти Египта и Сирии, к которым обращались за помощью, отказались предоставить воздушный коридор и посадочную полосу для захваченного воздушного корабля.
Тогда экипаж выбрал ближайший город — Медину, святое место для каждого правоверного мусульманина. Риск был велик: террористы постоянно кричали, что взорвут самолёт, что у них есть бомба, которую они пронесли на борт, заплатив в Стамбуле большие деньги.
Пока решался вопрос, кто же примет российский самолёт, Хромову становилось всё хуже. Лишь через час после стычки, когда от крови намокли рубашка и брюки, главарь террористов Супьян Ар- саев позволил оказать раненому помощь. В суматохе никак не могли найти бинты, пришлось разорвать полотенца. Юлия Фомина, которая окончила курсы медсестёр, наложила повязку и остановила кровотечение.
За Хромовым присматривал один из молодых террористов. За пять часов он не отлучился практически ни на шаг. Время от времени махал над головой стюарда то ножом, то топором и каждый раз, когда тот пытался повернуться, кричал: «Сидеть, прирежу!».
Периодически террористы подводили к кабине то одну, то другую борт

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 45 | 0,152 сек. | 11.46 МБ