Офицеры и генералы королевской армии на службе русской республике

Офицеры и генералы царской армии на службе советской республикеПринципные политические разногласия меж рабоче-крестьянской властью, которая встала у руля после Октябрьской революции, и представителями буржуазной интеллигенции утратили свою значимость, когда над государством нависла угроза со стороны наружных противников. Когда идет речь о выживании, а вокруг страны смыкается кольцо фронтов, благоразумие диктует свои правила, а место идейных интересов занимает желание спасти Отчизну, идя на уступки и компромиссы с внутренними противниками.

Штатское противоборство существенно ослабляло силы вновь сформированной РККА (Рабоче-Крестьянской Красноватой Армии). Укрепить ее командный состав за счет юных профессионалов из среды трудящихся не представлялось вероятным, ибо для их подготовки требовалось время, которого просто не было. Необходимость незамедлительного сотворения довольно сильной постоянной армии, которая сумеет дать отпор не только лишь империалистическим интервентам, да и войскам белогвардейцев, привела к тому, что Русское управление посчитало уместным использовать скопленный военный и теоретический опыт профессионалов, которые до событий 1917-го года состояли на службе в Королевской армии.

Обосновав необходимость использования значимого культурного наследства капитализма, Ленин обратился к руководящим органам страны. Он подчеркивал о необходимости отнестись с особенным вниманием к вербованию научно-образованных профессионалов не только лишь в военной, да и в других областях, независимо от их происхождения и от того, кем и кому они служили до прихода Русской Власти. Поставить цель было естественно просто, но ах так ее достигнуть? Большая часть бывших дворян оставались либо воинственно настроенными к Русской власти, либо заняли по отношению к ней выжидательную позицию. Уверенные в том, что революция несет с собой только разруху и падение культуры, они ждали неминуемой смерти русской интеллигенции. Им было тяжело осмыслить, что идя навстречу, Русская власть стремится перенести в освеженную Россию самые ценные заслуги капиталистического уклада жизни.

Фактор принуждения навряд ли сумел бы тогда дать положительные результаты. К тому же приходилось работать не только лишь над конфигурацией дела интеллигенции к новейшей власти, да и оказывать влияние на негативное отношение рабочих масс к бывшим представителям буржуазии. Очередной неувязкой было то, что часть руководящих партийных работников совсем не делила мировоззрение Ленина о необходимости сотрудничества с обратной по миропониманию стороной, даже в критериях полного контроля над их деятельностью. И естественно схожее взаимодействие с людьми, просто пропитанными настолько чуждой большевикам идеологией, достаточно нередко оборачивалось вредительством. Но без использования познаний и опыта, которые интеллигенция Королевской Рф получила в наилучших учебных заведениях Европы и во время работы на больших должностных постах еще до революции, нереально было поднять страну и одержать победу над наружными неприятелями.

В конце концов, многим бывшим офицерам и генералам явилось понимание того, что Русская власть – единственная сила, представляющая национальные интересы Рф и способная защитить страну от наружных противников в данный период времени. Все патриотически настроенные проф военные, чувствующие свою связь с народом, посчитали своим долгом поддержать «красных» в борьбе за независимость Родины. Большущее значение при всем этом также оказала позиция нового правительства о не посягательстве на политические убеждения военных спецов, что было даже законодательно зафиксировано на V Всероссийском съезде Советов (от 10 июля 1918-го года). К огорчению, нельзя забывать и о других бывших дворянах и офицерах, готовых дать нашу страну на поругание наружным противникам. Они всячески вожделели избавиться от коммунистов и их губительных мыслях, не хотя осознавать последствий схожих «дьявольских» сделок.

1-ые шаги на пути к сотрудничеству стали неплохим примером для других военных, еще неуверенных в корректности подобного решения. Уже перешедшие на сторону большевиков генералы призывали других офицеров Королевской армии
выступить на защиту страны в рядах РККА. Сохранились примечательные слова их воззвания, отлично показывающие нравственную позицию этих людей: «В этот принципиальный исторический момент мы, старшие боевые товарищи, обращаемся к вашим эмоциям преданности и любви Отчизне, просим позабыть все обиды и добровольно идти в Красноватую Армию. Куда бы вас не назначили, служить не за ужас, а за совесть, чтобы, не жалея жизни, своею честною службою отстоять дорогую нам Россию, не допустив её расхищения».

Не прячется факт того, что для вербования профессионалов дореволюционной Рф использовались тотчас не совершенно человечные способы и средства. Некие историки склонны именовать послереволюционный период «путем на Голгофу» для русской интеллигенции, ибо репрессивные способы их принуждения к работе на Советскую власть были обширно всераспространены. Но высшие органы власти не приветствовали такое отношение к знатокам дворянского происхождения, о чем свидетельствует принятый 17 декабря 1918-го года приказ Президиума ВЧК. В этом документе содержатся строгие указания проявлять необыкновенную осмотрительность при вербовании буржуазно-дворянских профессионалов к ответственности за те либо другие деяния и допускать их арест исключительно в случае наличия доказанных фактов антисоветской деятельности. Страна не могла позволить для себя наобум разбрасываться ценными кадрами, тяжелое время диктовало новые правила. Также вопреки бессчетным утверждениям о принудительном вербовании военных профессионалов Императорской Рф в РККА необходимо отметить то, что произошедшие в армии еще до революции нехорошие преобразования существенно изменили настроения посреди офицерского состава. Это только содействовало тому, что с приходом Русской власти многие высшие армейские чины посчитали своим долгом, а не из-за ужаса, поддержать большевиков в сражении за Отечество.

Итогом проводимых мероприятий стало то, что из 100 пятидесяти тыщ проф военных, служивших в офицерском корпусе дореволюционной Рф, в Красноватой Армии сражались 70 5 тыщ человек против 30 5 тыщ старенького офицерского состава на службе у белогвардейцев. Их вклад в победу в Штатской войне неоспорим, 50 три процента командного состава Красноватой Армии являлись офицерами и генералами Императорской Армии.

Так как обстановка добивалась незамедлительных и верных действий, уже в ноябре 1917-го года начальником штаба и Верховным главнокомандующим армии был назначен не кто другой, как потомственный дворянин, генерал-лейтенант бывшей Императорской Армии М.Д. Бонч-Бруевич, получивший прозвище «советский генерал». Конкретно ему довелось возглавить в феврале 1918-го года РККА, сделанную из отдельных частей Красноватой Гвардии и остатков бывшей Императорской Армии. Это был самый тяжелый для Русской Республики период, длившийся с ноября 1917-го до августа 1918-го года.

Офицеры и генералы царской армии на службе советской республике

Миша Дмитриевич Бонч-Бруевич родился в Москве 24 февраля 1870-го года. Его отец был землемером, выходцем из древнего дворянского рода. В 20 один год Бонч-Бруевич закончил Константиновский межевой институт по профессии геодезист, а уже через год Столичное пехотное юнкерское училище. До 1898-го года он обучался в Академии Генштаба, где и остался до 1907-го преподавать стратегию. Являлся участником Первой мировой войны. Его родной брат – Владимир Дмитриевич был большевиком с 1895-го года, занимался делами Совнаркома. Может быть, потому после Октябрьской революции Бонч-Бруевич первым из генералов встал на сторону новейшей власти и принял должность начштаба. Ассистентом его стал прошлый генерал-майор дворянин С.Г. Лукирский. Скончался Миша Дмитриевич в 1956-ом году в Москве.

С конца 1918-го года вновь учрежденную должность главнокомандующего Вооруженными силами страны занимало его высокоблагородие С.С. Каменев (но не тот Каменев, который был позднее расстрелян вкупе с Зиновьевым). Возглавив после революции пехотную дивизию, этот опытный кадровый офицер моментально продвинулся по служебной лестнице.

Офицеры и генералы царской армии на сл
ужбе советской республике

Сергей Сергеевич Каменев появился на свет в семье военного инженера из Киева. Закончил Киевский кадетский корпус, Александровское военное училище и Петербургскую Академию Генштаба. Воспользовался огромным почтением у боец. Во время Первой мировой войны Каменев занимал разные штабные должности. Сначала революции Каменев прочёл сборник Ленина и Зиновьева под заглавием «Против течения», который, с его слов, «открыл для него новые горизонты и произвел ошеломляющее впечатление». Зимой 1918-го года он по добровольческому согласию вступил в ряды Красноватой Армии и управлял операциями по уничтожению Деникина, Врангеля и Колчака. Также Каменев помогал подавить сопротивление в Бухаре, Фергане, Карелии, в Тамбовской губернии (восстание Антонова). С 1919-го по 1924-ый годы занимал пост главнокомандующего РККА. Он сделал план разгрома Польши, которые так и не был осуществлен из-за противодействия управления Юго-Западного фронта (в лице Егорова и Сталина). После окончания войны занимал большие должности в Красноватой Армии, явился одним из создателей Осоавиахима, проводил исследование Арктики. А именно Каменев организовал помощь затертому во льдах «Челюскину» и итальянской экспедиции Нобиле.

Конкретным подчиненным Сергея Сергеевича Каменева и его первым ассистентом был потомственный дворянин, начальник Полевого штаба РККА П.П. Лебедев, который при Императорской Армии считался в звании генерал-майора. Сменив на обозначенном посту Бонч-Бруевича, Лебедев в течение всей войны (с 1919-го по 1921-ый год) искусно управлял Полевым штабом, интенсивно участвуя в подготовке и проведении главных операций.

Офицеры и генералы царской армии на службе советской республике

Павел Павлович Лебедев родился в Чебоксарах 21 апреля 1872-го года. Выходец из семьи обедневших дворян, обучение получал за казенный счет. С различием закончил Кадетский корпус, Александровское военное училище, Академию Генерального штаба. В звании штабс-капитана Лебедев был причислен к Генштабу, в каком благодаря своим нестандартным возможностям стремительно сделал блестящую карьеру. Участвовал в Первой мировой войне. Он отказался перебегать на сторону белоснежных и после личного приглашения В.И. Ленина вступил в армию большевиков. Считается одним из основных разработчиков операций по уничтожению войск Н.Н. Юденича, А.И. Деникина, А.В. Колчака. Лебедев отличался поразительной выносливостью, трудился без выходных, ворачивался домой только в четыре часа утра. После окончания Штатской войны остался работать на руководящих постах Красноватой Армии. Лебедев был награжден самыми высшими заслугами Русской Республики. Скончался 2 июля 1933-го года в Харькове.

Очередной потомственный дворянин А.А. Самойло являлся конкретным сотрудником Лебедева, занимая пост начальника Всероссийского Главштаба. Дослужившись в Императорской Армии до звания генерал-майора, Александр Александрович после революционных преобразований октября перебежал на сторону большевиков, а за свои значимые награды был награжден бессчетными орденами и медалями, посреди которых два ордена Ленина, три ордена Красноватого знамени и орден Российскей войны I степени.

Офицеры и генералы царской армии на службе советской республике

Александр Александрович Самойло появился на свет 23 октября 1869-года в городке Москва. Его отец был военным доктором из рода гетманов Запорожского Войска. В 1898-ом году Александр Александрович закончил Академию Генштаба. Во время войны служил в Генеральном штабе в оперативном отделе. На стороне «красных», учавствовал в переговорах с Германией (в Брест-Литовске), с Финляндией (в апреле 1920-го), с Турцией (в марте 1921-го). Является макетом головного героя романа «Честь имею», написанного Валентином Пикулем. Погиб в 1963-ем году в возрасте девяност
о 4 лет.

У постороннего человека может создаться неверное представление о том, что Ленин и Троцкий, определяясь с кандидатурами на высшие командные посты, обязательно стремились назначить на их представителей генеральского Правительского корпуса. Но правда заключается в том, что только те, кто был удостоен таких больших военных званий, обладали необходимыми способностями и умениями. Конкретно они посодействовали новейшей власти одномоментно сориентироваться в сложнейшей обстановке и отстоять свободу Отечества. Жесткие условия военного времени стремительно расставляли людей на заслуженные места, выдвигая вперед реальных экспертов и «задвигая» тех, кто только казался таким, являясь на самом деле обыкновенной «революционной балаболкой».

На основании составленной на октябрь 1917-го года подробной картотеки офицеров российской армии, также предстоящей сверке приобретенных данных с более поздними, были определены более надлежащие правде сведения о численности военных чинов Императорской Армии, служивших на стороне новейшей власти. Статистика гласит о том, что во время штатской войны в армии рабочих и фермеров служили: 746 бывших подполковников, 980 полковников, 775 генералов. А Красноватый Флот вообщем был аристократической воинской частью, потому что Генштаб Российского ВМФ после октябрьских событий фактически в полном составе перебежал на сторону большевиков и самоотверженно сражался на стороне Русской власти всю штатскую войну. Командующими флотилией в период войны были бывшие контр-адмиралы Правительского флота и потомственные дворяне: В.М. Альтфатер, Е.А. Беренс и А.В. Немитц. Они также совсем добровольно поддержали новое правительство.

Офицеры и генералы царской армии на службе советской республике

Василий Михайлович Альтфатер родился в Варшаве в семье генерала 4 декабря 1883-го года и получил блестящее образование. Он участвовал в обороне Порт-Артура во время русско-японской войны. Показал себя мужественным человеком при спасении команды броненосца «Петропавловск». Во время Первой мировой работал в Военно-морском управлении. Перейдя на сторону большевиков в 1917-ом году, Василий Михайлович стал первым командующим РККФ. Вот что он написал в своём заявлении: «До этого времени я служил только так как считал необходимым быть полезным Рф. Я не знал вас и не веровал для вас. Даже сейчас почти все мне не понятно, но я удостоверился – вы любите Россию более многих из наших. Потому я пришёл к вам». В.М. Альтфатер погиб от сердечного приступа 20 апреля 1919-го года и был похоронен на Новодевичьем кладбище.

Раздельно можно отметить белоснежных офицеров и генералов, эмигрировавших в Китай и вернувшихся в Россию из Китая в 20-е и 30-е годы. Так к примеру в 1933 году, совместно со своим братом, генерал-майором А.Т. Сукиным, выехал в СССР полковник Генштаба старенькой армии Сукин Николай Тимофеевич, в белоснежных армиях генерал-лейтенант, участник Сибирского Ледяного похода, летом 1920 временно занимал пост начальника штаба главкома всеми вооруженными силами Русской Восточной окраины, в СССР работал педагогом военных дисциплин. Некие из их еще в Китае начали работать на СССР, как к примеру полковник старенькой армии, в колчаковской армии генерал-майор Тонких И.В.— в 1920 в вооруженных силах Русской Восточной окраины занимал пост начальника штаба походного атамана, в 1925 г. пребывал в Пекине. В 1927 г. он являлся сотрудником военного атташе полномочного консульства СССР в Китае, 06.04.1927 был арестован китайскими властями в процессе налета на помещение полпредства в Пекине, и возможно после чего возвратился в СССР. Также еще в Китае с Красноватой армией начал сотрудничать и очередной высокопоставленный офицер белоснежной армии, также участник Сибирского Ледяного похода, Алексей Николаевич Шелавин. Весело, но ах так обрисовывает встречу с ним Казанин, прибывший в штаб Блюхера в Китае в качестве переводчика: «В приемной стоял длиннющий стол, накрытый к завтраку. За столом посиживал подтянутый седеющий военный и с аппетитом ел из полной тарелки овсяную кашу. В таковой духоте есть жаркую кашу казалось мне геройским подвигом. А он, не наслаждаясь этим, взял из ми
ски три яичка всмятку и выпустил их на кашу. Все это он полил консервированным молоком и густо посыпал сахаром. Я был так загипнотизирован завидным аппетитом старенького военного (скоро я вызнал, что это был королевский генерал Шалавин, перешедший на советскую службу), что Блюхера я увидел только, когда он уже стоял совершенно передо мной»[35]. Казанин в собственных воспоминаниях не упомянул, что Шелавин был не просто королевским, а белоснежным генералом, в общем-то в королевской армии он был только полковником Генштаба. Участник русско-японской и мировой войн, в колчаковской армии он занимал должности начальника штаба Омского военного окрестность и 1-го Сводного Сибирского (потом 4-го Сибирского) корпуса, участвовал в Сибирском Ледяном походе, служил в Вооруженных силах Русской Восточной окраины и Приамурского Временного правительства, потом эмигрировал в Китай. Уже в Китае он начал сотрудничать с русской военной разведкой (под псевдонимом Руднев), в 1925–1926 – военный советник Хэнаньской группы, педагог военной школы Вампу; 1926-1927 — в штабе Гуанчжоуской группы, помогал Блюхеру эвакуироваться из Китая и сам также возвратился в СССР в 1927 году.

Можно именовать еще много узнаваемых фамилий офицеров и генералов старенькой армии, самоотверженно сражавшихся на стороне РККА и командовавших целыми фронтами, разгромившими, в конце концов, белогвардейские полчища. Посреди их особо выделялся прошлый генерал-лейтенант барон Александр Александрович фон Таубе, ставший начальником Головного штаба Красноватой Армии в Сибири. Отважный полководец попал в плен к Колчаку летом 1918-го года и умер в камере смертников. А уже через год потомственный дворянин и генерал-майор Владимир Александрович Ольдерогге, командуя всем Восточным фронтом большевиков, на корню уничтожил белогвардейцев на Урале, стопроцентно устранил колчаковщину. В это время Южный фронт бардовых под предводительством опытнейших генерал-лейтенантов старенькой Армии Владимира Николаевича Егорьева и Владимира Ивановича Селивачёва приостановил армию Деникина, продержавшись до подхода подкреплений с Востока. И этот список можно продолжать и продолжать. Невзирая на наличие «доморощенных» бардовых военачальников, посреди которых много знаменитых имен: Будённый, Фрунзе, Чапаев, Котовский, Пархоменко и Щорс, на всех основных направлениях в решающие моменты противоборства у руля находились те же «ненавистные» представители бывшей буржуазии. Конкретно их талант в управлении армиями, помноженный на познания и опыт, приводил войска к победе.

Законы русской пропаганды не позволяли длительное время беспристрастно освещать роль определенных слоев военных кадров Красноватой Армии, умаляя их значимость и создавая некоторый нимб молчания вокруг их имен. А меж тем они честно исполнили свою роль в тяжелый для страны период, посодействовали выиграть Штатскую войну и ушли в тень, оставив о для себя только военные сводки и оперативные документы. Но они, как и тыщи других людей, проливали свою кровь за Отечество и достойны почтения и памяти.

В качестве возражения утверждениям о том, что Сталин и его соратники своими репрессивными мероприятиями позднее специально уничтожали представителей дворянской интеллигенции, можно только сказать, что все герои войны, упомянутые в статье выше, как и многие другие военные спецы, тихо дожили до старости кроме тех, кто пал в схватках. А многим представителям младшего офицерского состава удалось сделать успешную военную карьеру и даже стать Маршалами СССР. Посреди их такие известные полководцы как прошлый подпоручик Л.А. Говоров, штабс-капитаны Ф.И. Толбухин и А.М. Василевский, также полковник Б.М. Шапошников.

Естественно, не стоит опровергать того, что на местах наблюдались, по выражению Ленина, «перегибы» и необмысленные деяния, имели место незаслуженные аресты и очень грозные приговоры, но вести речь о приготовленных массовых репрессиях, направленных на ликвидирование дворянского военного корпуса, совсем неоправданно. Еще поучительнее вспомнить о том, как остальное, «белое» офицерство, которому на данный момент стильно соболезновать и петь дифирамбы, при первой же опасности разбежалось по французским и турецким городкам. Спасая свои собственные шкуры, они отдавали все, чем располагали, прямым противникам Рф, которые в это время вели войны с их соотечественниками. И это те, кто присягал на верность Родине и обещал защищать Отчизну до последнего вздоха. В то время как российский люд
сражался за свою независимость, подобные «офицеры», не достойные носить настолько высочайшее звание, восседали по западным кабакам и борделям, соря средствами, которые при побеге вывезли из страны. Они издавна дискредитировали себя в истории нашей страны. Специально для их М.Д. Бонч-Бруевич написал такие слова: «История осудит не нас, оставшихся на Родине и честно исполнивших собственный долг, а тех, кто препятствовал этому, запамятовал интересы собственной страны и заискивал перед иноземцами, очевидными противниками Рф и в прошедшем, и в будущем».

Источники инфы:
-http://tsar-ivan.livejournal.com/185001.html
-http://istmat.info/node/21711
-http://ru.wikipedia.org/wiki

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,139 сек. | 12.55 МБ