Ох, уж эти подводные лодки! Cубмарины против надводных кораблей

Ох, уж эти подводные лодки! Cубмарины против надводных кораблейЧуть ли не самым уникальным приобретением XX столетия в части морских вооружений стали подводные лодки (ПЛ). Не успев показаться, они породили массу сбывшихся и несбывшихся надежд. Считали, что новые боевые средства произведут переворот в войне на море, нивелируя «прежние ценности» в виде армад линейных кораблей и броненосных (линейных) крейсеров; сведут на нет генеральные схватки как основное средство решения военного противоборства на море. Сейчас, более чем через 100 лет, любопытно оценить, как подтвердились настолько смелые прогнозы.

По сути, ПЛ более отлично показали себя в борьбе с торговлей, где достигнули вправду впечатляющих результатов. С позиций высочайшей стратегии это не заходит в противоречие с представлениями о достижении основных целей в войне. «Разрушение торговли» в особенности больно лупит по островным, высокоразвитым государствам, обычно и очень зависящим от экспорта и импорта; не считая того, дискредитируется само понятие «господство на море», считавшееся прерогативой величавых морских держав и величавых флотов. Сначала идет речь о противостоянии Германии с Англией и ее союзниками в глобальных войнах и о США против Стране восходящего солнца. Эти самые масштабные и менторские примеры легли в базу широкого и глубочайшего анализа, поиска закономерностей, прямо до выработки целевых взглядов на применение ПЛ в дальнейшем.

Что касается способностей ПЛ против военных флотов, их основных сил, этот раздел раскрыт наименее тщательно и оставляет много вопросов.

Броско, что и сейчас это не какой-либо рутинно-схоластический вопрос военно-морской истории либо прикладных разделов развития боевого использования торпедного орудия (БИТО). Он животрепещущ в определении перспектив строительства и развития флота. Завышенный энтузиазм к нему возбуждает беспристрастно имеющийся государственный нюанс трудности. Не тайна, что ВМФ, в особенности в период после войны, имел отлично приметную подводную направленность. И это при том, что обе мировые войны завершились официальным поражением идеи подводной войны. После Первой мировой – введением системы конвоев и «Асдиком», во 2-ой – внедрением радара и самолетов. Вообщем, следуя схожей логике, делать ставку на ПЛ в дальнейшем казалось глупым. Все же мы ее сделали, как до нас это сделали немцы во 2-ой мировой войне. До сего времени не стихают споры о правомерности такового шага и реальном виде ВМФ в годы прохладной войны: как оправданным оказался схожий шаг в сложившихся критериях? Вопрос сложный, ждущий еще собственного компетентного исследователя.

Самым «тонким» местом в беспристрастном анализе, а как следует, в формировании определенного ответа является неподкрепленность его боевым опытом. К счастью для населения земли и неудобству для профессионалов, возможность опереться на такой вот уже 67 лет отсутствует. Идет речь об теореме: только практика – аспект правды, в военном деле во всяком случае. Потому настолько ценным и уникальным считается опыт Фолклендского кризиса 1982 года меж Великобританией и Аргентиной. Но он только крепит в убежденности, что, вроде бы далековато ни ушли подводные лодки в собственном развитии – прямо до оснащения их ЯЭУ, галлактической связью и навигацией, совершенной электроникой и ядерным орудием, – они не смогли стопроцентно освободиться от присущего этому роду сил груза особенностей и ограничений. Фолклендский «подводный опыт» оказался увлекателен вдвойне. Это опыт боевых действий против надводных кораблей (НК) противника. Но будем придерживаться хронологии и начнем с роли ПЛ в глобальных войнах.

ОСОБЕННОСТИ Внедрения ПЛ В ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЕ

Подводным лодкам как роду сил флота чуток более 100 лет. Начало широкого боевого внедрения и их насыщенного развития как раз и относится к периоду Первой мировой войны. Этот дебют в целом можно признать удачным. Около 600 ПЛ (372 из их были германскими ПЛ, да и утратили немцы больше всех – 178 ПЛ), состоявших тогда на вооружении воюющих сторон, выслали на дно более 55 больших боевых кораблей и сотки эсминцев общим водоизмещением более 1 млн. т и 19 млн. б.р.т. (брутто-регистровая тонна – единица объема, равная 2,83 куб. метр
а, в текущее время не применяется) торгового тоннажа. Более массовыми и действенными оказались немцы, записавшие на собственный счет более 5860 потопленных судов общим водоизмещением 13,2 млн. б.р.т. торгового тоннажа. Удар в главном пришелся по торговле Великобритании и был очень результативен.

Рекорд потопленного тоннажа будет повторен, но не превзойден в процессе 2-ой мировой войны и, что типично, еще огромным количеством ПЛ. А вот принадлежащий германскому командиру Aрно де ла Перьер личный рекорд – более 440 тыс. б.р.т. – никем не достигнут. Наилучший из подводников 2-ой мировой войны, тоже германец, Отто Кречмер сойдет с арены со счетом 244 тыс. б.р.т. и 44 потопленными судами еще весною 1941 года.

Если обратиться к результативности ПЛ против военного флота противника, успехи еще скромнее даже там, где такие деяния специально планировались. Это тяжело сообразуется с надеждами и ожиданиями от первых звучных фурроров Отто Веддигена, который уже в 1-ые деньки войны на примитивной U-9 за час с маленьким утопил три броненосных крейсера. Известны и другие звучные заслуги германских подводников в части поражения больших НК противника, но это будет позднее. А пока «мобилизация» практически всех имевшихся (около 20 единиц) ПЛ на прочесывание Северного моря, типо кишащего дредноутами, не принесли никакого результата. Заблаговременно узнав об операции, британцы убрали из Северного моря все ценные НК.

Роль ПЛ в Ютландском сражении, на которое возлагались огромные надежды – ведь к 1916 году ПЛ уже исподволь успели себя проявить, – вообщем обескураживают. Они там даже никого не нашли. Главные силы флотов развернулись и сошлись в величайшем в истории морском сражении, не будучи даже увидены. Косвенным фуррором ПЛ, правда, считают смерть военного министра Англии фельдмаршала лорда Китченера на крейсере «Хемпшир», подорвавшегося на минах, но это менее чем утешительный «бонус».

Строго говоря, недостигнутыми оказались цели и в борьбе с торговлей. Блокада Великобритании, поспешно декларированная германским управлением сначала войны, оказалась не достигнута, ибо не была подкреплена реальными силами. Потом последовала вереница запретов из-за интернационального скандала по поводу «Лузитании», сопутствующие им спады в подводной войне, возвращение к принципу призового права. Не посодействовало и запоздалое объявление неограниченной подводной войны в 1917 году: противник успел приготовиться.

Но вернемся к несбывшимся надеждам в части борьбы ПЛ с НК. Следует увидеть, что в межвоенный (1918–1939 годы) период не было недочета в анализе, исследователях и теориях на этот счет, более глубочайших и заинтересованных, чем в Германии. Если во всем обилии обстоятельств и разъяснений выделить главные и откинуть личные, тенденциозные и второстепенные, имеющие, кстати, обширное хождение на «школярско-кадетском» уровне, в сухом остатке – отсутствие в базе действий германского флота в Первой мировой войне соответственной его задачкам и вещественному уровню стратегии.

В кои-то веки Германии не малым напряжением всех собственных сил удалось выстроить 2-ой в мире флот. В купе с признанно наилучшей армией это порождало надежды занять доминирующее положение в Европе, и не только лишь в ней. К тому же настолько суровые военные изготовления, согласно законам стратегии, имеют необратимый нрав. Но вот соответственных стратегических установок, касающихся войны на море, у военно-политического управления и морского командования Германии не оказалось. Это признают сначала их же исследователи-специалисты. Следуя от общего к личному, уместно распространить эту делему и на счет подводного флота, тогда совершенно юного рода сил. В этом, видимо, и приходится находить главную причину недостижения целей в войне подводным флотом Германии.

В этом можно усмотреть и довольно глубочайшие общие оперативно-стратегические последствия. Не будем забывать, что английский Гранд Флит был практически на третья часть посильнее германского Флота Открытого моря, и вступать при таком соотношении сил в генеральное схватка было само мало бездумно. Исходя из этого, план германского морского командования состоял в том, чтоб за ранее ослабить Гранд Флит, выманив британцев в море частью сил и подловив их там превосходящими силами, сравняв силы для грядущего генерального схватки. После того как адмирал Гуго фон Поль 14 декабря 1914 года упустил схожую уникальную возможность, надежды уравнять силы сосредоточились в большей степени вокруг фурроров под

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,149 сек. | 11.86 МБ