Остывание немецко-финских отношений в 1943-1944 гг.

Охлаждение немецко-финских отношений в 1943-1944 гг.После поражения Германии под Сталинградом Финляндия начала находить пути выхода из войны. Еще в марте 1943 г. Германия востребовала от финнов подписания формального обязательства о военном союзе с Германией под опасностью прекращения поставок орудия и продовольствия. Финны ответили отказом, после этого был отозван германский засол в Финляндии. Сначала июня Германия закончила поставки, но финны свою позицию не изменили. Но в конце месяца, без каких или критерий поставки Германии возобновились. Приблизительно в это время по инициативе Маннергейма был распущен финский батальон СС, сформированный из добровольцев весной 1941 года, участвовавший в боевых действиях против СССР в составе 5-й танковой дивизии СС «Викинг». В Финляндии всё больше начинают проявляться посреди штатского населения антимилитаристические настроения. Осенью 1943 года 33 человека из числа узнаваемых людей Финляндии, в том числе несколько депутатов парламента, направили президенту письмо с пожеланием, чтоб правительство приняло меры к заключению мира. Письмо, известное как "Воззвание 30 трёх", было размещено в шведской прессе. А сначала ноября социал-демократическая партия выступила с новым заявлением, где не только лишь подчеркивалось право Финляндии по собственному усмотрению выйти из войны, да и отмечалось, что этот шаг следует сделать без задержки.

В конце 1943 г. ОКВ взяло на себя болезненную задачку обсудить с финской стороной ход событий южнее Ленинграда. В. Кейтель обратился к К. Маннергейму с письмом, в каком убеждал, что группа армий «Север» будет продолжать задерживать предел по реке Луга. Он спрашивал маршала о том, какую помощь германская сторона может оказать финнам в качестве компенсации за рост опасности русского пришествия. В ответ К. Маннергейм предложил 20-й горной армии растянуть собственный правый фланг на юг до района Ухты; тем финская армия получала бы возможность вызволить одну дивизию. Командующий 20-й армией Э. Дитль резко возражал против этого. Он заявлял, что, связав на второстепенном участке фронта в Финляндии дополнительные германские части, Германия очень распылит свои силы, что Финляндия могла бы внести более значимый вклад в дело полной войны. Эта страна полностью способна набрать еще одну дивизию за счет собственных резервов, "не взваливая этот груз на Германию, на плечах которой и так лежит все бремя войны". Не считая того, Э. Дитль был раздосадован недавнешними протестами финской стороны по поводу малозначительного отступления германских войск в Финляндии. Э. Дитль намеревался просить К. Маннергейма не возражать против передачи очень вероятного количества войск группе армий «Север», "которая также борется за Финляндию". Но командование ОКВ, вспоминая предупреждения, поступившие из Финляндии осенью 1943 г., предугадало, что реакция К. Маннергейма будет достаточно сдержанной. Потому Э. Дитль получил приказ, чтоб его войска взяли под свою ответственность и участок в районе Ухты.

Во время конференции в Тегеране (28 ноября – 1 декабря 1943 г.) Ф. Рузвельт и У. Черчилль проинформировали И.В. Сталина, что желали бы, чтоб Финляндия вышла из войны до того как начнется запланированное на весну 1944 г. вторжение союзников в Западную Европу. Не считая того, они настаивали на том, чтоб после заключенного мирного контракта Финляндия сохранила свою независимость. Ф. Рузвельт как представитель единственной страны из 3-х, которая не находилась с Финляндией в состоянии войны, предложил попробовать уверить финнов обратиться к антигитлеровской коалиции с просьбой о перемирии. И.В. Сталин увидел, что в свете попыток финнов зондировать почву для заключения мира Русский Альянс не вынашивает планов против независимости Финляндии. В то же время он добавил, что Русский Альянс востребует восстановления границы 1940 г. Не считая того, финнам придется уступить русским Печенгу (древная российская Печенга была подарена Финляндии в 1920 г. правительством Ленина и переименована в Петсамо) и выплатить значительную репарацию. Ночкой 6 февраля 200 русских самолетов бомбардировали Хельсинки.

На последующий денек южноамериканский Муниципальный департамент направил финскому правительству нотку, где говори
лось, что чем подольше Финляндия будет продолжать участвовать в войне, тем тяжелее для нее будут условия мирного контракта. 8-го числа в русской газете «Известия» была размещена большая передовая статья. Там рассматривался вопрос о вероятном русском пришествии на Хельсинки и прямо указывалось на то, что у российских более чем довольно для этого сил. 10 февраля текст американской нотки был размещен в финских газетах. Там же, в редакционных статьях, практически единогласно выражалось мировоззрение в пользу поисков путей к заключению мира. Той ночкой 150 русских бомбардировщиков сделали рейд на финский город Котку. 12 февраля финское правительство направило бывшего премьер-министра страны и последнего посла в Русском Союзе доктора Ю. Паасикиви в Стокгольм, где русский засол в Швеции А.М. Коллонтай должна была передать ему условия, выдвигаемые русской стороной для заключения мира.

Начавшиеся в Стокгольме переговоры и отчаянное положение, в которое попала группа армий «Север», принудили германцев задуматься над тем, как удержать контроль над Балтийским морем. В итоге утраты Нарвы блокада русского Балтийского флота была в значимой мере ослаблена. Советско-финское перемирие могло бы вышибить все оставшиеся опоры из-под германской стратегии на Балтике. В случае если полуостров Сурсари (полуостров Гогланд ) и полуостров Ханко станут нейтральными либо попадут в руки российских, они закончат делать роль пробки, которая закупоривала русские военные корабли в восточной части Финского залива. Не считая того, вероятный контроль противника над Аландскими островами давал возможность перекрыть поставки стальной руды со шведского острова Лулео. Как русский военный флот сумеет выйти на просторы Балтийского моря, немцы растеряют возможность готовить там собственных подводников, что, в свою очередь, совсем решит судьбу германского подводного флота.

16 февраля Гитлер издал приказ об оккупации острова Сурсари и Аландских островов в случае конфигурации политического курса Финляндии. ОКВ приступило к планированию операций с кодовыми наименованиями Tanne West (Аландские острова) и Tanne Ost (полуостров Гогланд – Сурсари). Для выполнения операции Tanne West привлекались 416-я пехотная дивизия, дислоцировавшаяся в Дании, также парашютно-десантный полк. Захват острова Гогланд был должен проводиться силами войск группы армий «Север». Предполагалось, что финские войска при всем этом сопротивления оказывать не станут. Общее управление операциями Tanne возлагалось на ОКВ.

Сразу командование 20-й горной армии возвратилось к выполнению директивы фюрера № 50 и начало разработку операции под кодовым заглавием Вirke. По плану Вirke армия предложила стремительно отвести собственный правый фланг к рубежу, который проходил от Кааресуванто, у границы со Швецией, к шоссе, ведущему к Северному Ледовитому океану, южнее Ивало. Предполагалось, что маневр войсками будет осуществляться в два шага. На первом шаге 36-й и 18-й горнострелковые корпуса отступят в районах Кандалакши, Лоухи и Ухты к Рованиеми. Восточнее Рованиеми следовало сделать промежный предел Кемиярви – Аутинкюля и задерживать его до того времени, пока главные силы благополучно не проследуют в северном направлении через Рованиеми. На втором шаге 36-й горнострелковый корпус будет переброшен на север, на новый участок южнее Ивало, вдоль арктической шоссейной дороги, на соединение с правым флангом 19-го горнострелкового корпуса, участок фронта которого проходил восточнее и южнее Печенги. 18-й горнострелковый корпус был должен отойти на северо-запад, через дорогу Рованиеми – Шиботн, и тормознуть на рубеже юго-восточнее границы со Швецией, в районе Кааресуванто.

Окончательный вариант второго шага операции нельзя было приготовить заблаговременно, так как его выполнение зависело от погоды. В летнее время он мог осуществляться потому что предусматривалось планом. Но зимой находящийся на финской местности участок дороги Рованиеми – Шиботн был непроходим. Как следует, зимой 36-й и 18-й горнострелковым корпусам пришлось бы продвигаться на север вдоль арктического шоссе. Дальше 18-й горнострелковый корпус продолжил бы продвижение на местность Северной Норвегии, а войска 36-го корпуса могли быть применены для укрепления рубежа в районе Кааресуванто.

Необходимость делать положения директивы фюрера № 50 вызывала в 20-й горной армии глухое недовольство. Сразу после получения этого приказа командование армии указывало, что попытка удержать северную часть Финлянди
и практически наверняка будет бесперспективной, так как морской путь вокруг побережья Норвегии будет просто отрезан, что сделает неосуществимым как продолжение перевозки медно-никелевого концентрата из района Петсамо, так и тыловое снабжение войск. При планировании операции Вirke выявились и новые трудности. 20-я горная армия не имела довольно сил для того, чтоб заблаговременно сделать крепкую оборону на рубежах в районе Ивало и Кааресуванто. Не считая того, немцы не могли начать там работы, не поставив за ранее в известность финскую сторону. Отход войск предстояло производить всего по нескольким дорогам, труднопроходимым в зимнее время года и подвергающимся практически круглосуточным налетам авиации противника летом. И, в конце концов, фронт в Северной Финляндии предстояло создавать при очень томных погодных критериях и на неблагоприятной местности.

Советско-финские переговоры проходили в Стокгольме в течение 2-ух недель в обстановке полной секретности. Все это время русская бомбардировочная авиация продолжала налеты на финские городка. 27 февраля в в особенности массивном налете на Хельсинки участвовало 300 самолетов. С 26 февраля проникли некие сведения об критериях, которые ставила перед финнами русская сторона, а 28-го числа русское правительство опубликовало свои требования вполне: 1) интернирование 20-й горной армии или средствами самих финнов, или при помощи русских войск; 2) восстановление границы 1940 г.; 3) возврат русской стороне всех военнопленных и штатских интернированных лиц; 4) демобилизация финской армии, полная либо частичная, что являлось предметом предстоящего обсуждения; 5) выплата репараций, размер которых будет определен позже; 6) обсуждение вопроса о передаче Русскому Союзу района Печенги. По настоянию русской стороны пункты 2 и 3 относительно начертания границы и обмена военнопленными должны были быть выполнены до заключения перемирия. 8 марта финское правительство в мягенькой форме заявило, что эти пункты неприемлемы в качестве подготовительного условия для заключения перемирия. Оно также возражало против требования об интернировании 20-й горной армии, заявляя, что его выполнение нереально на техническом уровне. После того как русская сторона обусловила 18 марта в качестве срока получения окончательного ответа от финнов, 17-го числа финское правительство отвергло эти условия, но выразило намерение продолжать переговоры.

По сути требования российских были более жесткими, чем те, о которых И.В. Сталин гласил с Ф. Рузвельтом и У. Черчиллем на конференции в Тегеране. Получив отказ от финской стороны, русское правительство смягчило тон переговоров и через некоторое количество дней объявило, что хочет снова пересмотреть условия заключения перемирия. 26 марта Паасикиви и прошлый министр зарубежных дел Финляндии К. Энкель вылетели в Москву. Там русский министр зарубежных дел В.М. Молотов огласил новые условия, которые сейчас на сто процентов соответствовали обязанностям, данным И.В. Сталиным союзникам на конференции в Тегеране. А именно, русская сторона отказалась от требования выполнить некие условия еще до заключения перемирия. Не считая того, российские больше не настаивали на интернировании 20-й армии.

Сейчас финны должны были просто убрать со собственной местности все германские части до конца апреля 1944 г., при этом без опасности "содействия" со стороны русских войск. По двум пт русская сторона придерживалась жестких требований: она востребовала репараций в размере 60 млн. баксов, также настаивала на передаче Русскому Союзу Печенги. Взамен финнам ворачивался полуостров Ханко, вопрос об аренде которого стал одной из основных обстоятельств советско-финского конфликта 1939-1940 гг.
18 апреля финская сторона во 2-ой раз отвергла условия русской стороны. Сейчас предпосылкой стал размер репараций, которые финны посчитали себе непосильным бременем. Все еще владея значимой русской территорией и не зная поражений армии на поле боя, они возлагали надежды заключить мир на более прибыльных себе критериях. К тому же чувство волнения, близкой к панике, которое обуяло популяцией страны в феврале и послужило поводом для начала переговоров Паасикиви в Стокгольме, равномерно сошло на нет после того, как войска группы армий «Север» удачно отошли на предел «Пантера».

На первом шаге переговоров германское правительство сохраняло сдержанность, полагая, что финны еще пока не готовы к заключению мира хоть какой ценой, и что один только список требований русской
стороны принудит их в ужасе отрешиться от таких целей. По мере того, как улучшалась обстановка на фронте группы армий «Север» и росло недовольство правительства Финляндии предлагаемыми ему критериями мира, Гитлер начал оказывать на финнов давление. С марта он уменьшил поставки вооружений финнам, а сначала апреля попросил передать К. Маннергейму, что хочет вполне закончить поставки до того времени, пока существует опасность того, что они сдадутся на милость противнику. С 13 апреля Германия закончила поставки в Финляндию зерновых, а с 18-го числа было приостановлено снабжение финских войск орудием и боеприпасами. Официально финнам не объявляли о внедрении эмбарго. Но его эффект стал ощущаться очень скоро.

В конце месяца в ставку фюрера был приглашен начальник Генерального штаба Финляндии. Тут во 2-ой раз после визита в Финляндию В. Кейтеля, А. Йодль дружественным тоном сказал ему, что нужно соответственное знатное заявление, которое даст осознать, что поставляемое финнам вооружение не попадет в руки Русского Союза. К. Маннергейм попробовал свести это к личному письму на имя Гитлера. Но тот, посчитав, что послание составлено очень усмотрительным и дипломатическим тоном, отказался снять эмбарго под тем предлогом, что он не вожделеет пичкать вооружением и боеприпасами армию, чья боеспособность очевидно понизилась.

Всю зимнюю пору, как и в течение 2-ух прошедших лет, на финском участке фронта было тихо. Но в феврале Карельский фронт начал сосредоточение сил на участке 20-й горной армии. К началу марта русская группировка на этом участке возросла со 100 тыс. до 163 тыс. боец и офицеров, что свидетельствовало о очевидных приготовлениях к широкомасштабному русскому наступлению, которое могло начаться еще до конца месяца. В особенности активные изготовления велись напротив участка 36-го горнострелкового корпуса по обе стороны дороги, которая вела через местность Финляндии к Ботническому заливу. Там русское командование сосредоточило до 2-ух новых дивизий и 4 бригад, которые поддерживала реактивная и ствольная артиллерия. Правый фланг группировки был вытянут на северо-запад таким макаром, что он создавал собственного рода трамплин, нацеленный в тыл германской передовой полосы обороны.

22 марта командование 20-й горной армии сделало вывод о том, что сосредоточение русских войск завершено, и начала пришествия следует ждать в хоть какой момент. Угроза русского пришествия уменьшалась по мере того, как март близился к концу, и приближалось время вешнего таяния снега. Э. Дитль сделал вывод, что российские перейдут в пришествие, если финны согласятся на перемирие. В апреле он предложил провести операцию с целью устранить опасность на фланге 36-го горнострелкового корпуса и обратился за поддержкой к К. Маннергейму. Маршал отказался завлекать финские войска к наступлению, и 20-й горной армии, не обладавшей достаточными силами для проведения наступательной операции без помощи других, пришлось смириться с тем, что тактическое преимущество осталось в руках русской стороны. Таким макаром, зима на этом участке фронта не принесла видимых конфигураций, но подспудно начало ощущаться остывание немецко-финских отношений.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,100 сек. | 11.44 МБ