От Версаля 1871 года к Версалю 1919 года. Часть 3

От Версаля 1871 года к Версалю 1919 года. Часть 3 В 1888 году Наша родина получила «наживку» первого французского кредита. Министр зарубежных дел Рф в 1882 — 1895 гг. Николай Карлович Гирс был лично привержен полосы сохранения союза императорской Рф с Германской империей. Это был умный и опытнейший дипломат, в целом Гирс проводил взвешенную политику, выступая за усмотрительное сближение с Германией. «Даже видимость того, что Наша родина отыскивает дружбы у Франции, быстрее ослабит, чем укрепит наши позиции», — считал Гирс. Но он был послушливым министром и скоро под давлением правителя заключил франко-русский пакт.

«Финансовый интернационал» страшился крепкого русско-германского союза, причём больше, чем чего-либо другого. Альянс Германии и Рф делал неосуществимым огромную общеевропейскую войну, которая должна была сокрушить «устаревшие» монархии и расчистить «поле» для строительства англо-саксонского мирового порядка. Противостоять же военной силой такому союзу было практически нереально – российская и немецкая армии были наилучшими в мире (шёл и быстрый рост военно-морского могущества 2-ух держав). Великобритания и США не имели массивных сухопутных армий, а французские войска уступали по мощи и выучке германским.

Франция как более обеспокоенная сторона бросилась обрабатывать Россию с целью заключения прямого военного союза против Германии. Причём французы желали не только лишь союза, да и определять военную стратегию Рф. Правитель Александр III колебался, глава внешнеполитического ведомства Гирс был резко против союза с Францией. Судьба грядущего мира зависела от решения Петербурга. Огромную роль в заключение франко-русского союза сыграли суждения денежного нрава. В качестве кредитора французские Ротшильды обещали российскому правительству устроить очередной заем. Через российских евреев они финансировали значительную часть жд строительства в Русской империи и огромную часть банковской системы. И вдруг Альфонс Ротшильд заявил, что с наслаждением бы расположил в Европе заем русского правительства, но не может этого сделать из-за преследований евреев в Рф. Русские друзья Ротшильда намекнули сударю, что если Александр заключит альянс с Францией, то для союзника Рф сделают послабление. В конечном итоге альянс с Францией заключили, французский флот с «визитом дружбы» посетил Кронштадт. Кредиты Рф дали и летом 1892 года в столице империи прошло 1-ое совещание начальников российского и французского генеральных штабов. К началу 1894 года была подписана и ратифицирована франко-русская военная конвенция. Сейчас, начав войну с Французской республикой, Немецкая империя автоматом получала и войну с Россией.

Сломать русско-германские дела было тяжело. Две державы связывали сильные династические и экономические связи. Но пришествие вели по всем направлениям. Супругой сударя Александра III была датчанка Дагмара Датская (Мария Фёдоровна), которая обычно относилась к Германии воинственно. Антигерманскую позицию занимал влиятельный русский министр денег Сергей Юльевич Витте, а он был супругом разведённой еврейки Матильды Ивановны Нурок, по первому супругу – Лисаневич, также другом парижских Ротшильдов и петербургского банкира Адольфа Юльевича Ротштейна. Сергей Витте и его доверенные банкиры удачно воспринимали французские кредиты, шли на уступки. Сразу Витте был твёрд с Берлином, что обеспечивало Рф таможенные войны с Германией и обоюдные убытки, рост недоверия.

Ближний ассистент министра зарубежных дел Н. К. Гирса граф Владимир Николаевич Ламсдорф 1 июня 1895 года отметил в дневнике: «Мы попортили наши дела с примыкающей Германией и на более либо наименее долгое время убрали всякую возможность общих с ней действий в критериях доверия; всё это ради того, чтоб приглянуться французам, которые стараются скомпрометировать нас до конца, приковать только к союзу с собой и держать зависимо от собственной воли». Дела меж Петербургом и Берлином обогнали не российские национальные интересы, а интересы совершенно других сил, агрессивных русскому и германскому народам. Довольно вспомнить, что к началу 20 столетия в Германскую империю шла третья часть российского экспорта: зерно, сахар, масло, мясо, лес и пр. Наша родина пол

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
SQL - 57 | 0,249 сек. | 12.43 МБ