Российские противотанковые ружья

Главным противотанковым орудием, находящимся на вооружении пехоты к началу 2-ой мировой войны, являлись фугасные ручные гранаты и противотанковые ружья, другими словами средства, зародившиеся в последние годы Первой мировой войны. «Противотанковое ружье» (ПТР) является не совершенно четким термином – данное орудие вернее было бы именовать «противотанковой винтовкой». Но так исторически сложилось (видимо, как перевод германского слова «panzerbuhse») и крепко вошло в наш лексикон. Бронебойное действие противотанковых ружей основано на кинетической энергии применяемой пули, а, как следует, находится в зависимости от скорости пули в момент встречи препятствием, угла встречи, массы (точнее — дела массы к калибру), конструкции и формы пули, механических параметров материала пули (сердечника) и брони. Пуля, пробив броню, наносит поражения за счет зажигательного и осколочного деяния. Стоит отметить, что отсутствие заброневого деяния являлось основной предпосылкой низкой эффективности первого противотанкового ружья – однозарядного 13,37-миллиметрового «Маузер» разработанного в 1918 году. Пуля, выпущенная из данного ПТР, была способна пробивать 20-миллиметровую броню на дальности 500 метров. В межвоенный период ПТР испытывали в различных странах, но отношение к ним в протяжении долгого времени было быстрее как к заменителю, тем паче что германский рейхсвер принял противотанковое ружье «Маузер» в качестве временной подмены пулемета TuF соответственного калибра.

Отечественные противотанковые ружья

В 20-30-е годы легкая мелкокалиберная пушка либо многокалиберный пулемет казались большинству спецам самым удачным и универсальным решением 2-ух задач — противовоздушной обороны на малых высотах и противотанковой на ближних и средних дальностях. Казалось бы, этот взор подтвердила и испанская штатская война 1936-1939 годов (хотя в процессе тех схваток обе стороны не считая 20-мм автоматический пушки использовали сохранившиеся 13,37-миллиметровые ПТР "Маузер"). Но к концу 30-х стало понятно, что «универсальный» либо «противотанковый» пулемет (12,7-ммиллиметровый «Браунинг», ДШК, «Виккерс», 13-миллиметровый «Гочкис», 20-миллиметровый «Эрликон», «Золотурн», «Мадсен», 25-миллиметровый «Виккерс») по сочетанию собственных массогабаритных характеристик и эффективности не может употребляться на фронтальном крае маленькими пехотными подразделениями. Многокалиберные пулеметы во время 2-ой мировой войны, обычно, использовали для нужд ПВО либо для обстрела укрепленных огневых точек (соответствующим примером являются особенности внедрения русского 12,7-миллиметрового ДШК). Правда, ими вооружали легкие бронемашины, вровень с зенитными пушками завлекали к ПТО, даже включали в противотанковые резервы. Но фактически противотанковым средством многокалиберный пулемет не стал. Заметим, что 14,5-миллиметровый пулемет Владимирова КПВ, показавшийся в 1944 году, хотя и был сотворен под патрон противотанкового ружья, к моменту собственного возникновения не мог делать роли «противотанкового». После войны его использовали в качестве средства борьбы с живой силой на значимых дальностях, воздушными целями и легкими бронемашинами.

Отечественные противотанковые ружья

Противотанковые ружья, использовавшиеся во время 2-ой мировой войны, различались калибром (от 7,92 до 20 мм), типом (самозарядные, магазинные, однозарядные), размерами, массой, сборкой. Но их конструкция имела ряд общих черт:
— высочайшая исходная скорость пули достигалась за счет использования массивного патрона и длинноватого ствола (90 – 150 калибров);

— использовались патроны с бронебойно-трассирующими и бронебойно-зажигательными пулями, обладавшими бронебойным и достаточным заброневым действием. Заметим, что пробы сделать противотанковые ружья под освоенные патроны многокалиберных пулеметов не дали удовлетворительных результатов, и патроны разрабатывали специально, а в 20-миллиметровых ПТР использовали переделанные патроны дл
я авиационных пушек. 20-миллиметровые ПТР стали отдельной ветвью «противотанковых пулеметов» 20-30-х годов прошедшего века;

— для уменьшения отдачи устанавливали дульные тормоза, пружинные рессоры, мягенькие подушки прикладов;

— для увеличения маневренности понижались размеры масса и ПТР, вводились ручки переноски, а томные ружья быстроразборными;

— для того чтоб стремительно переносить огнь сошки укрепляли поближе к середине, для однообразия прицеливания и удобства многие эталоны снабжали «щекой», наплечником приклада, для управления в большинстве образцов служила пистолетная ручка, предусматривалось удержание при стрельбе левой рукою за специальную ручку либо приклад;

— достигалась наибольшая надежность устройств;

— огромное значение присваивали простоте освоения и производства.

Делему скорострельности разрешали в купе с требованием простоты конструкции и маневренности. Однозарядные противотанковые ружья имели скорострельность 6-8 выстрелов за минуту, магазинные — 10-12, а самозарядные — 20-30.

Отечественные противотанковые ружья
12,7-мм однозарядное "ПТР Шолохова" под патрон ДШК, сделанное в 1941 г.

В СССР правительственное постановление о разработке противотанкового ружья появилось 13 марта 1936 года. Проектирование ружей 20-25 миллиметровых ружей массой до 35 килограмм поручили С.А. Коровину М.Н. Блюму и С.В. Владимирову. До 1938 года испытали 15 образцов, но ни какой-то из них не удовлетворил предъявленным требованиям. Так, в 1936 г. на Ковровском заводе №2 им. Киркижа сделали два опытнейших эталона 20-миллиметрового "ротного противотанкового ружья" ИНЗ-10 системы М.Н. Блюма и С.В. Владимирова — на колесном лафете и на сошках. В августе 1938 году в Щюрово на Научно-исследовательском полигоне стрелкового вооружения испытали восемь систем противотанкового вооружения для ротного звена:
— 20-ммиллиметровое противотанковое ружье ИНЗ-10;
— 12,7-миллиметровое противотанковое ружье, переделанным НИПСВО из германского "Маузер";
— 12,7-миллиметровое противотанковое ружье Владимирова;
— 12,7-миллиметровое противотанковое ружье ЦКБ-2;
— 14,5-миллиметровое противотанковое ружье систем Владимирова и НИПСВО (14,5- миллиметровый патрон разработан НИПСВО);
— 25- миллиметровая самозарядная пушка МЦ (43-К системы Цырульникова и Михно);
— 37- миллиметровая безоткатная пушка ДР.

Легкая самозарядная пушка ИНЗ-10 показала неудовлетворительную бронепробиваемость и кучность. Масса орудия в боевом положении также была большой (41,9 – 83,3 кг). Другие системы также были либо признаны неудовлетворительными, либо нуждались в суровых доработках. Сначала 1937 года на НИПСВО провели тесты опытнейшего тульского самозарядного 20-мм противотанкового ружья (пушки) ЦКБСВ-51 разработанного С.А. Коровиным. Данное ружье имело треногу и оптический прицел. Но его также отвергли из-за недостаточной бронепробиваемости, большой массы (47,2 кг) и неудачной конструкции дульного тормоза. В 1938 году свою легкую 37-миллиметровую противотанковую пушку предложил Б.Г. Шпитальный, начальник ОКБ-15, но ее отвергли еще до начала испытаний. Беду потерпела и попытка переработать автоматическую 20-миллиметровую пушку Шпитального и Владимирова (ШВАК) в «универсальное» зенитно-противотанковое орудие. В конце концов, и сами требования к противотанковым ружьям признали несоответствующими. 9 ноября 1938 года Артиллерийским управлением были сформулированы новые требования. Доработали мощнейший 14,5-миллиметровый патрон, имеющий бронебойно-зажигательную пулю Б-32 со железным каленым сердечником и пиротехническим зажигательным составом (аналогично винтовочной пуле Б-32). Зажигательный состав располагался меж оболочкой и сердечником. Серийное создание патрона начали в 1940 году. Масса патрона оставляла 198 гр, пули — 51 гр, длина патрона составляла 155,5 мм, гильзы — 114,2 мм. Пуля на дальности 0,5 км при угле встречи 20 градусов была способна пробивать 20-миллиметровую цементированную броню.

Отечественные противотанковые ружья
14,5-мм ПТР Дегтярева обр. 1941 г.

Н.В. Рукавишников под этот патрон разработал очень удачное самозарядное ружье, скорострельность которого достигала 15 выстрелов за минуту (самозарядное 14,5-иллиметровое противотанковое ружье, разработанное Шпитальным, снова не удалось). В августе 1939 года оно удачно выдержало тесты. В октябре такого же года его приняли на вооружение под обозначением ПТР-39. Но весной 1940 года маршал Г.И. Кулик, начальник ГАУ, поднял вопрос о неэффективности имеющихся противотанковых средств против «новейших танков Германии», о которых появились разведданные. В июле 1940 года постановку ПТР-39 на создание Ковровским заводом им. Киркижа остановили. Неверные взоры на то, что в последнее время существенно вырастет бронезащита и огневая мощь танков имели ряд последствий: противотанковые ружья исключили из системы вооружения (приказ от 26 августа 1940 года), закончили создание 45-мм противотанковых пушек, выдали задание на срочное проектирование 107-миллиметровой танковой и противотанковой пушек. В итоге этого русская пехота лишилась действенного противотанкового средства близкого боя.

В 1-ые недели войны стали видны трагические последствия данной ошибки. Но 23 июня тесты противотанковых ружей Рукавишникова проявили все еще большой процент задержек. Доводка и постановка данного ружья на создание востребовали бы значимого времени. Правда, отдельные противотанковые ружья Рукавишникова использовали в частях Западного фронта во время обороны Москвы. В июле 1941 года в качестве временной меры в мастерских многих столичных ВУЗов наладили сборку однозарядного противотанкового ружья под 12,7-миллиметровый патрон ДШК (данное ружье было предложено В.Н. Шолоховым, и оно рассматривалось еще в 1938 году). Ординарную конструкцию скопировали со старенького германского 13,37-миллиметрового противотанкового ружья «Маузер». Но в конструкцию добавили дульный тормоз, амортизатор на затылке приклада и установили легкие раскладные сошки. Невзирая на это конструкция не обеспечивала требуемых характеристик, тем паче, что бронепробиваемость 12,7-миллиметрового патрона была недостаточной для борьбы с танками. Специально для этих противотанковых ружей маленькими сериями выпускали патрон, имеющий бронебойную пулю БС-41.

В конце концов, в июле официально приняли на вооружение 14,5-миллиметровый патрон, имеющий бронебойно-зажигательную пулю. Для ускорения работ над технологичным и действенным 14,5-миллиметровым противотанковым ружьем Сталин на заседании ГКО предложил разработку поручить «еще одному, а для надежности — двум конструкторам» (по мемуарам Д.Ф. Устинова). Задание выдали в июле С.Г. Симонову и В.А. Дегтяреву. Через месяц были представлены конструкции, готовые к испытаниям – от момента получения задания до пробных выстрелов прошло всего 22 денька.

В.А. Дегтярев и сотрудники КБ-2 завода им. Киркижа (ИНЗ-2 либо завод №2 Наркомата вооружения) 4 июля начал разработку 14,5-миллиметрового противотанкового ружья. Сразу разрабатывали два магазинных варианта. 14 июля рабочие чертежи были переданы в создание. Проект противотанкового ружья Дегтярева 28 июля разглядели на совещании в Управлении стрелкового вооружения Красноватой Армии. Дегтяреву 30 июля предложили упростить один эталон, переделав его в однозарядный. Это было нужно для ускорения организации массового производства противотанкового ружья. Через некоторое количество дней эталон был уже представлен.

Отечественные противотанковые ружья

В то же время велись работы по доводке патрона. 15 августа на вооружение приняли вариант 14,5-миллиметрового патрона с пулей БС-41 имеющей порошковый металлокерамический сердечник (масса пули составляла 63,6 г). Пулю разработал Столичный комбинат жестких сплавов. 14,5-миллиметровые патроны различались расцветкой: носик пули Б-32 окрашивался в темный цвет, имелся красноватый поясок, у БС-41 пуля окрашивалась в красноватой цвет и имела темный носик. Капсюль патрона покрывался темной краской. Такая расцветка позволяла бронебойщику стремительно различать патроны. Выпускался патрон с пулей БЗ-39. На базе БС-41 была разработана «бронебойно-зажигате
льно-химическую» пуля с капсулой с газообразующим составом ХАФ в задней части (прототипом послужил германский «бронебойно-химического» патрон к Pz.B 39). Но этот патрон не был принят. Ускорение работ над противотанковыми ружьями было нужно, потому что препядствия ПТО стрелковых частей обострялась – в августе, из-за недочета противотанковой артиллерии 45-миллиметровые пушки изъяли из дивизионного и батальонного звена для формирования противотанковых артиллерийских бригад и полков, 57-миллиметровую противотанковую пушку сняли с производства из-за технологических заморочек.

29 августа 1941 года, после демонстрации членам Муниципального комитета обороны, самозарядный эталон Симонова и однозарядный Дегтярева приняли на вооружение под обозначениями ПТРС и ПТРД. Из-за спешности вопроса ружья были приняты до окончания испытаний — тесты противотанковых ружей на живучесть провели 12-13 сентября, окончательные тесты доделанных противотанковых ружей – 24 сентября. Новые противотанковые ружья должны были вести борьбу с легкими и средними танками, также с бронемашинами на дальности до 500 метров.

Отечественные противотанковые ружья
14,5-мм ПТР Симонова обр. 1941 г.

Создание ПТРД было начато на заводе № 2 им. Киркижа – в первых числах октября на сборку поставили первую партию, состоящую из 50 ружей. В Отделе головного конструктора 10 октября сделали спец. группу по отработке документации. В срочном порядке был организован сборочный поток. Вне очереди готовилась оснастка и инструмент. 28 октября было сотворено спец создание противотанковых ружей под управлением Жаркого – на тот момент задание на противотанковое орудие являлось первоочередным. Позже к производству противотанковых ружей подключились Ижмаш, создание Тульского оружейного завода, эвакуированное в Саратов и другие.

Однозарядное противотанковое ружье Дегтярева состояло из ствола, имеющего цилиндрическую ствольную коробку, продольно поворотного скользящего затвора, приклада, имеющего спусковую коробку, спускового и ударного устройств, сошки и прицельных приспособлений. В канале ствола имелось 8 нарезов с длиной хода равной 420 миллиметрам. Активный коробчатый дульный тормоз был способен всасывать до 60% энергии отдачи. Цилиндрический затвор имел в задней части прямую ручку и два боевых выступа – в фронтальной, в нем устанавливался ударный механизм, отражатель и выбрасыватель. Ударный механизм включал боевую пружину и ударник с бойком; хвост ударника имел вид крючка и выходил наружу. Скос его остова, при отпирании затвора, отводил ударник вспять.

Ствольная и спусковая коробки соединялась жёстко связанной с внутренней трубой приклада. Внутренняя труба, имеющая пружинный амортизатор, вставлялась в трубу приклада. Подвижная система (затвор, ствольная коробка и ствол) после выстрела отходила вспять, ручка затвора «набегала» на копирный профиль, закрепленный на прикладе, и при повороте отпирала затвор. Затвор после остановки ствола по инерции отходил вспять, вставая на затворную задержку (левая сторона ствольной коробки), при всем этом гильза выталкивалась отражателем в нижнее окно в ствольной коробке. Пружиной амортизатора возвращал подвижную систему в фронтальное положение. Вкладывание в верхнее окно ствольной коробки нового патрона, его досылание, также запирание затвора производили вручную. Спусковой механизм включал спусковой крючок, спусковой рычаг и шептало с пружинами. Прицельные приспособления выносились на лево на креплениях. Они включали мушку и перекидной целик на дальности до и выше 600 метров (в противотанковых ружьях первых выпусков целик передвигался в вертикальном пазе).

На прикладе имелась мягенькая подушка, древесный упор, созданный для удержания ружья левой рукою, древесная пистолетная ручка, «щека». Раскладные штампованные сошки на стволе крепились с помощью хомута с барашком. На ствол также крепилась ручка с помощью которой орудие переносилось. В принадлежность заходила пара брезентовых сумок любая на 20 патронов. Общий вес противотанкового ружья Дегтярева с боекомплектом составлял примерно 26 килограмм. В бою ружье переносилось первым либо обоими номерами расчета.

Отечественные противотанковые ружья

Минимум деталей, внедрение заместо рамы трубы приклада существенно упрощали создание противотанкового ружья, а автоматическое открывание затвора увеличивало скорострельность. Противотанковое ружье Дегтярева успешно соединяло простоту, эффективность и надежность. Скорость постановки производства имела огромное значение в тех критериях. Первую партию в 300 единиц ПТРД окончили в октябре и уже сначала ноября ее выслали в 16-ю армию Рокоссовского. 16 ноября они были в первый раз использованы в бою. К 30 декабря 1941 года выпустили 17 688 противотанковых ружей Дегтярева, а в течение 1942 года — 184 800 ед.

Самозарядное противотанковое ружье Симонова сделали на базе опытнейшей самозарядной винтовки Симонова эталона 1938 года которая работала по схеме с отводом порохового газа. Ружье состояло из ствола имеющего дульный тормоз и газоотводную камеру, ствольной коробки с прикладом, спусковой скобы, затвора, механизма перезаряжания, ударно-спускового механизма, прицельных приспособлений, сошки и магазина. Канал ствола был таким же, как и у ПТРД. Газовая камера открытого типа крепилась штифтами на расстоянии 1/3 длины ствола от дульного среза. Ствольная коробка и ствол объединились клином.

Запирание канала ствола производилось перекосом остова затвора вниз. Запиранием и отпиранием управлял ствол затвора, имеющий ручку. Механизм перезаряжания включал газовый регулятор на три положения, шток, поршень, трубку и толкатель с пружиной. На ствол затвора действовал толкатель. Возвратимая пружина затвора находилась в канале стебля. Ударник с пружиной помещался в канале остова затвора. Затвор, получив импульс движения от толкателя после выстрела, двигался вспять. В это время толкатель ворачивался вперед. Стреляная гильза при всем этом извлекалась выбрасывателем затвора и отражалась ввысь выступом ствольной коробки. После того как заканчивались патроны затвор вставал на останов в ствольной коробке.

На спусковой скобе монтировался ударно-спусковой механизм. Курковый ударный механизм имел винтообразную боевую пружину. В конструкцию спускового механизма входили: шептало курка, спусковой рычаг и крючок, при всем этом ось спускового крючка размещалась понизу. Магазин и рычажный подаватель крепились к ствольной коробке шарнирно, его защелка размещалась на спусковой скобе. Патроны располагались в шахматном порядке. Магазин снаряжался пачкой (обоймой) с пятью патронами при откинутой вниз крышке. В принадлежность винтовки входило 6 обойм. Мушка имела огораживание, а секторный прицел насечки от 100 до 1500 метров с шагом 50. Противотанковое ружье имело древесный приклад с наплечником и мягенькой подушкой, пистолетную ручку. Неширокую шею приклада использовали для удержания ружья левой рукою. На стволе с помощью обоймы (вертлюга) крепились раскладные сошки. Для переноски имелась ручка. В бою противотанковое ружье переносилось одним либо обоими номерами расчета. Разобранное ружье на походе – ствольная коробка с прикладом и ствол – переносили в 2-ух брезентовых чехлах.

Отечественные противотанковые ружья

Изготовка самозарядного противотанкового ружья Симонова было проще ружья Рукавишникова (число деталей на третья часть наименьшее, станко-часов меньше на 60%, времени на 30%), но существенно труднее противотанкового ружья Дегтярева. В 1941 году было выпущено 77 противотанковых ружей Симонова, в 1942 году количество составляло уже 63 308 ед. Так как противотанковые ружья принимались в срочном порядке, все недочеты новых систем, такие как тугая экстракция гильзы у ПТР Дегтярева либо сдвоенные выстрелы у ПТР Симонова, исправлялись во время производства либо «доводились» в войсковых мастерских. При всей технологичности противотанковых ружей развертывание их массового производства в военное время добивалось определенного времени – потребности войск начали удовлетворяться только с ноября 1942 года. Установление массового производства отдало возможность понизить себестоимость орудия – так, к примеру, себестои
мость противотанкового ружья Симонова с первого полугодия 1942 года по 2-ое полугодие 43-го снизилась фактически вдвое.

Противотанковые ружья убрали разрыв меж «противотанковыми» способностями артиллерии и пехоты.

С декабря 1941 года в стрелковые полки ввели роты имеющие на вооружении противотанковые ружья (по 27, а позже по 54 ружья). С озари 1942 года в батальоны ввели взводы (18 ружей) ПТР. В январе 1943 года рота ПТР была включена в состав мотострелково-пулеметного батальона (позже — батальон автоматчиков) танковой бригады. Только в марте 1944 года, когда роль противотанковых ружей снизилась, роты расформировали, а «бронебойщики» были переквалифицированы в танкистов (так как прошло перевооружение на Т-34-85, у каких экипаж состоял не из 4, а из 5 человек). Роты вводили в истребительно-противотанковые дивизионы, а батальоны – в состав противотанковых истребительных бригад. Таким макаром, предпринимались пробы обеспечить тесное взаимодействие подразделений ПТР с пехотными, артиллерийскими и танковыми подразделениями.

Первыми противотанковые ружья получили войска Западного фронта, занятые в обороне Москвы. Директива генерала армии Г.К. Жукова, командующего войсками фронта, от 26 октября 1941 года, говоря об отправке в 5, 16 и 33-ю армии по 3-4 взвода противотанковых ружей, добивалась «принять меры к немедленному использованию данного исключительного по эффективности и силе вооружения… придания их батальонам и полкам». Приказ Жукова от 29 декабря также указывал на недочеты внедрения противотанковых ружей – внедрение расчетов как стрелков, отсутствие взаимодействия с противотанковой артиллерией и группами истребителей танков, случаи оставления противотанковых ружей на поле боя. Как видно, эффективность нового орудия оценили не сходу, командный состав просто плохо представлял для себя способности его использования. Нужно учитывать и недочеты первых партий противотанковых ружей.

Противотанковые ружья Дегтярева 1-ое боевое применение получили в 16-й армии Рокоссовского. Самым известным боем стало столкновение 16 ноября 1941 года у разъезда Дубосеково во время обороны Москвы, группы истребителей танков 2-го батальона 1075-го полка 316-й стрелковой дивизии Панфилова и 30 германских танков. 18 танков, участвовавших в атаках, было подбито, но из всей роты в живых осталось меньше пятой части. Этот бой показал эффективность противотанковых гранат и противотанковых ружей в руках «истребителей танков». Но он выявил и необходимость прикрытия «истребителей» стрелками и поддержки легкой полковой артиллерией.

Чтоб уяснить роль подразделений противотанковых ружей, нужно вспомнить о стратегии. Роту противотанковых ружей в бою командир стрелкового батальона либо полка мог бросить полностью в собственном распоряжении либо передать стрелковым ротам, оставляя в обороне в качестве резерва более взвода противотанковых ружей в противотанковой районе полка. Взвод противотанковых ружей мог действовать в полном составе либо дробиться на полувзводы и отделения по 2-4 ружья. Отделение противотанковых ружей, действуя без помощи других либо в составе взвода, в бою должно было «выбрать огневую позицию, оборудовать ее и замаскировать; стремительно изготовляться к стрельбе, также метко поражать бронемашины и танки противника; в процессе боя скрытно и стремительно поменять огневую позицию». Огневые позиции выбирали за искусственными либо естественными препятствиями, хотя достаточно нередко расчеты укрывались просто в кустиках либо травке. Позиции выбиралась таким макаром, чтоб обеспечивался радиальный обстрел на дальностях до 500 метров, и занималось фланговое положение к направлению движения танков противника. Организовывалось взаимодействие и другими противотанковыми соединениями и стрелковыми подразделениями. Зависимо от наличия времени на позиции подготавливался окоп полной профили с площадкой, окоп для радиального обстрела без площадки либо с ней, маленький окоп для ведения стрельбы в широком секторе – в данном случае стрельбу вели со снятой либо подогнутой сошкой. Огнь по танкам из противотанковых ружей раскрывался, зависимо от обстановки, с расстояния от 250 до 400 метров, желательно, естественно, в корму либо борт, но на позициях пехоты бронебойщикам достаточно нередко приходилось «бить в лоб». Расчеты противотанковых ружей расчленялись в глубину и по фронту на дистанциях и интервалах от 25 до 40 метров углом вспять либо вперед, во время фланкирующего огня — в одну линию. Фронт отделения противотанковых руже
й — 50-80 метров, взвода – 250-700 метров.

Во время обороны «снайперы-бронебойщики» располагались эшелонированно, подготавливая основную позицию и до 3-х запасных. На позиции отделения до начала пришествия бронетехники противника оставался дежурный стрелок-наблюдатель. Если танк двигался, рекомендовалось сосредотачивать на нем огнь нескольких противотанковых ружей: при приближении танка огнь велся по его башне, если танк преодолевал барьер, эскарп либо насыпь — по днищу, если танк двигался на соседа — по моторной части, борту и внешним бакам, в случае удаления танка — в корму. С учетом усиления брони танков огнь из противотанковых ружей обычно открывали с удаления 150-100 метров. При их подходе конкретно к позициям либо при прорыве в глубину обороны бронебойщиками и «истребителями танков» использовались противотанковые гранаты и бутылки с зажигательной консистенцией.

Командир взвода противотанковых ружей мог выделить отделение участвующие в обороне для ликвидирования самолетов противника. Такая задачка была обычной. Так, к примеру, в полосе обороны 148-й сд (Центральный фронт) под Курском для поражения воздушных целей было подготовлено 93 станковых и ручных пулемета и 65 противотанковых ружей. Часто противотанковые ружья ставили на импровизированные зенитные установки. Предназначенный для этой цели треножный станок на заводе №2 им. Киркижа не приняли в создание и это, пожалуй, справедливо.

В 1944 году практиковалось шахматное размещение противотанковых ружей в глубину и по фронту на расстоянии от 50 до 100 метров друг от друга. При всем этом обеспечивалось обоюдное простреливание подступов, обширно применялся кинжальный огнь. Зимой противотанковые ружья устанавливались расчетами на волокуши либо сани. На закрытых местностях с непростреливаемыми местами для позиций противотанковых ружей перед ними располагали группы истребителей с зажигательными бутылками и гранатами. В горах расчеты противотанковых ружей располагали, обычно, у поворотов дорог, входов в равнины и ущелья, при обороне высот — на танкодоступных и более отлогих склонах.

В пришествии взвод противотанковых ружей двигался перекатами в боевом порядке стрелкового батальона (роты) в готовности повстречать бронемашины противника огнем минимум 2-ух отделений. Расчеты противотанковых ружей занимали позиции впереди меж стрелковыми взводами. Во время пришествия с открытом флангом бронебойщиков, обычно, держать на данном фланге. Отделение противотанковых ружей обычно наступало на флангах либо в промежутках стрелковой роты, взвод противотанковых ружей – батальона либо роты. Меж позициями расчеты передвигались под прикрытием огня минометов и пехоты по либо сокрытым подступам.

В процессе атаки противотанковые ружья размещались на рубеже атаки. Их основной задачей являлось поражение огневых (сначала, противотанковых) средств противника. В случае возникновения танков огнь сразу переносился на их. Во время боя в глубине обороны противника взводы и отделения противотанковых ружей поддерживали огнем продвижение стрелковых подразделений, обеспечивая его защиту «от неожиданных налетов бронемашин и танков противника из засад», уничтожая контратакующие либо окопанные танки, также огневые точки. Расчетам рекомендовалось поражать бронемашины и танки фланговым и перекрестным огнем.

Во время боев в лесу либо населенных пт, так как боевые порядки были расчленены, отделения противотанковых ружей нередко присваивали стрелковым взводам. При этом в руках командира полка либо батальона неотклонимым оставался резерв противотанковых ружей. При пришествии подразделения противотанковых ружей прикрывали тыл и фланги стрелковых полков, батальонов либо рот, ведя огнь через пустыри либо площади, также вдоль улиц. При занятии обороны в городской черте позиции располагали на перекрестках улиц, на площадях, в подвалах и строениях, чтобы держать под обстрелом переулки и улицы, проломы и арки. При обороне леса позиции противотанковых ружей располагались в глубине, таким макаром, чтоб обстреливались дороги, просеки, тропинки и поляны. На марше взвод противотанковых ружей придавались походной заставе либо следовали в неизменной готовности повстречать противника огнем в колонне основных сил. Подразделения противотанковых ружей действовали в составе передовых и разведывательных отрядов, в особенности на пересеченной местности, затрудняющей проведение более томного орудия. В передовых отрядах отряды бронебойщиков отлично

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,141 сек. | 11.51 МБ