Оттоманская империя – королевство справедливости и веротерпимости

Оттоманская империя – царство справедливости и веротерпимости

Блистательная Порта стала первым многонациональным государством в мире

Турция практически 5 веков была противником номер один Столичного королевства и Русской империи. С 1568 по 1918 год эти страны провели 13 огромных войн, из которых только две – Прутский поход 1710–1711 годов и Крымская война – были проиграны русскими. Не много того, с начала XVI века по 1769 год Наша родина отражала постоянные, нередко каждогодние, набеги татар – вассалов Оттоманской империи. А с начала XIX века по 1864 год российские войска вели непрерывные бои с горцами Кавказа, которых поддерживала Турция – средствами, орудием и военными инструкторами.

При царизме все, от западников до славянофилов, поносили османов, считая их одичавшими варварами, недостойными существования в цивилизованном мире. Русские же историки добавили к тому же «классовый взгляд»: «Турецкое правительство складывалось как военно-феодальное, грабительское правительство; террористический режим, установленный завоевателями, навечно закрепил все самые худшие стороны феодального строя».

КРЕСТНИЦА КРЕСТОВЫХ ПОХОДОВ

Своим рождением Оттоманская империя обязана… крестовым походам. В Рф длительное время крестоносцев изображали великодушными, хотя и доверчивыми рыцарями, жертвовавшими благополучием и жизнями ради собственных убеждений. Как досадно бы это не звучало, крестовые походы были не движением гуманистов, желавших освобождения угнетенных народов от варваров-басурман, а напротив, вторжением несведущих дикарей-грабителей в арабские страны, чья культура и наука опережала Запад на несколько веков.

Подавляющее большая часть населения Европы и Америки уверено, что Византия погибла под ударами турок. Как досадно бы это не звучало, предпосылкой смерти второго Рима стал 4-ый крестовый поход, в процессе которого в 1204 году западноевропейские рыцари взяли штурмом Константинополь.

В том же 1204 году крестоносцы на части местности Византийской империи основали так именуемую Латинскую империю со столицей в Константинополе. Российские княжества не признавали этого страны. Российские считали легитимным властителем Царьграда правителя Никейской империи (основанной в Малой Азии). Российские митрополиты продолжали подчиняться константинопольскому патриарху, жившему в Никее.

В 1261 году никейский правитель Миша Палеолог вышвырнул крестоносцев из Константинополя и вернул Византийскую империю. Как досадно бы это не звучало, это была не империя, а только ее бледноватая тень. В империи, как в колонии, хозяйничали генуэзцы. Они, кстати, колонизировали все побережье Темного моря от устья Дуная до Батума. Слабость Византийской империи усугублялась внутренней непостоянностью. Наступила агония второго Рима, и вопрос был только в том, кто станет наследником.

Скоро крестоносцы утратили все анклавы в Азии. В 1268 году египетский султан отвоевал Антиохию, в 1289 году – Триполи, в 1291 году – последнюю крепость крестоносцев на Востоке – Акру. Повелитель Иерусалима перебрался на полуостров Кипр. Венецианцы завладели 2-мя десятками островов Эгейского моря, полуостровом Крит, Ионическими островами, также стратегически необходимыми крепостями на полуострове Пелопоннес – Корон и Модон.

В 1492 году завершилась реконкиста, другими словами война Кастилии, Арагона и Португалии против мавров в Испании. Упал последний анклав мавров – Гранадский эмират. А еще ранее, в 1479 году, вышло объединение Кастилии и Арагона в Испанское царство.

Как досадно бы это не звучало, ни португальцев, ни испанское рыцарство не удовлетворило вытеснение мавров с Пиренейского полуострова. Им необходимы были новые земли, средства и рабы. Сначала это могло дать только вторжение в Северную Африку. Во 2-ой половине XV века португальцы захватили огромную часть Марокко.

Но основными направлениями экспансии Португалии стали Атлантический и Индийский океаны. Выход Португалии в океан официальные русские историки разъясняли последующим образом: «К концу XV века из-за турецких завоеваний основной поток восточных продуктов в Европу и европейских продуктов в Азию пошел через Александрию.

Арабы стали единственными торговым
и посредниками, и европейцы переплачивали им в 8–10 раз дороже против цены на восточные продукты на месте».

Как лицезреем, тут, ну и в почти всех российских и западных изданиях утверждается, что типо турки перекрыли «основной поток восточных продуктов в Европу». По другому как нахальной ложью именовать это нереально. Вот я беру в руки «Атлас истории Средних веков», на страничках 17–18 «Экономическая карта Европы и Близкого Востока в XI–начале XIII вв.». Ни 1-го сухопутного (караванного) пути в западной либо центральной части Малой Азии нет. Вся торговля шла только через Проливы. Но, как досадно бы это не звучало, не в Аравию и Индию, а только в порты Темного моря.

Как в XII веке продукты с Близкого и Среднего Востока и Индии шли через порты Триполи, Бейрут, Акра, Яффа и Александрию, так и шли сначала XVI века, ну и позднее, после османского завоевания.

Имела ли место переплата в 8–10 раз за сухопутный и морской транзит? Да, имела. Но повинны здесь сначала пираты-рыцари с Кипра и Родоса, также венецианские пираты с Крита и других островов.

И вот Васко да Гама в мае 1498 года прибывает в Индию. После чего португальцы энергично принялись осваивать Индийский океан и стали каждый год отправлять туда огромные эскадры, время от времени до 20 кораблей, отлично вооруженных артиллерией, с тыщами матросов и отборных боец. Португальцы решили вытеснить из Индийского океана арабов и всю морскую торговлю там прибрать к своим рукам. Благодаря приемуществу вооружения им это удалось. Но португальцы стали еще более ожесточенными эксплуататорами населения прибрежных областей Индии, а позднее и лежащих далее к востоку Малакки и Индонезии. От индийских князьков португальцы добивались изгнания арабов и прекращения всяких торговых отношений с ними. Португальцы стали нападать на все встречавшиеся им суда, как арабские, так и туземные, грабить их и уничтожать команды.

13 февраля 1502 года Васко да Гама во 2-ой раз отчаливает к берегам Индии. Сейчас у него эскадра из 14 кораблей. Вот только один эпизод его плаванья у берегов Индии, описанный в бортовом журнальчике: «В этот момент нам повстречалось огромное судно с паломниками из Мекки, оно направлялось в Кожекоде. Узнав об этом, адмирал повелел обстрелять судно из пушек и поджечь его. Потом последовала ужасающая резня… Бешеные от испуга мавры хватали пылающие уголья и кидали их в португальцев, а те отвечали из мушкетов». Расстрел судна продолжался четыре суток. В конце концов, уцелевшие арабы, спасаясь от пламени, кинулись в море. «Море покраснело от крови. Из трехсот пассажиров судна в живых осталось только 20 детей, которых дон Васко снял с пылающего корабля и которых наш священник сейчас днем окрестил».

Не наслаждаясь Индийским океаном, португальцы стопроцентно захватили контроль над Красноватым морем и Персидским заливом. В стратегически принципиальных точках они захватили крепости и бесчеловечно топили все мусульманские суда, благо, других там не было.

ТУРКИ-ОСВОБОДИТЕЛИ

Итак, над исламским миром нависла ужасная опасность. Португальцы появились в Красноватом море и Персидском заливе, испанцы одну за другой захватывали арабские крепости на африканском побережье Западного Средиземноморья. А из Персии двигались орды «красноголовых» головорезов. Взгляды всех суннитов были обращены к Константинополю. Только османы могли спасти исламский мир.

Вопреки воззрению большинства российских и западных историков турецкие завоевания XV–XVI веков объясняются сначала поддержкой народных масс, поточнее большинства населения соответственного региона либо по последней мере значимой его части.

Пробы дать беспристрастный анализ фурроров турок очень редки в российскей и зарубежной литературе. Так, Н.А.Иванов писал: «В XVI в. престиж османов был очень высок. Как на Востоке, так и на Западе было много поклонников турок, в особенности посреди угнетенной и эксплуатируемой части населения. На Балканах и в Венгрии, в Западной Европе и Рф «отыскивались, – говоря словами А.Е.Крымского, – огромные группы людей, которые, любая в силу далековато не схожих суждений и настроений, не только лишь без кошмара помышляла о грозящей способности турецкого нашествия и завоевания, но даже прямо вожделели этого».

В арабском мире наблюдалась подобная картина. В Магрибе фермеры и обитатели городов принимали турок не по другому как покровителей и спасителей. Тунисский историк Ибн Абу Динар (XVII в.) с радостью отмечал каждую победу османского орудия. У арабского анонима XVI века, составителя «ал

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,144 сек. | 11.45 МБ