Отвоеванный предел

Отвоеванный рубеж

Наша родина вернула позиции на мировом рынке вооружения, утраченные после развала СССР

Системе экспорта вооружений российского производства, приносящей все годы собственного существования государству повсевременно и размеренно увеличивающийся доход, скоро исполнится 10 лет. 1 декабря 2000 года был образован Комитет Русской Федерации по военно-техническому сотрудничеству с зарубежными государствами, перевоплощенный в 2004-м в Федеральную службу по военно-техническому сотрудничеству (ФС ВТС Рф). Это головная структура спецэкспорта, принимающая решения о ввозе в нашу страну и вывозе из нее продукции военного предназначения. О нынешнем состоянии дел в сфере поставок за предел изделий русского оборонно-промышленного комплекса поведал заместитель директора ФС ВТС Вячеслав ДЗИРКАЛН.

— Вячеслав Карлович, наверняка, главный вопрос в преддверии юбилея Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству: каковы итоги ее работы за минувшее десятилетие а именно и каких результатов за этот период удалось достигнуть Рф в сфере ВТС в целом?

— По разным оценкам как российских, так и зарубежных аналитиков, Наша родина в последние годы занимает одно из ведущих мест на мировом рынке продукции военного предназначения (ПВН). Его общий объем составляет сейчас порядка 25-30 млрд баксов в год. Мы работаем в собственном секторе, при этом в протяжении последних 10 лет раз в год наращиваем объемы поставок и в прошедшем году вышли на предел, превысивший 8 млрд баксов.

После развала и кризиса в нашей оборонной индустрии в 90-х годах на данный момент можно уверенно сказать, что Наша родина на сто процентов вернула свои позиции на основных глобальных рынках вооружения. Главным нашим преимуществом является аспект «цена-качество». Российскее орудие пользуется спросом, так как достаточно обычное в воззвании. И совместно с тем его боевые способности довольно высоки. С учетом более низких цен, чем у соперников, мы имеем круг собственных покупателей, которые отдают предпочтение конкретно российскому вооружению. В планах на наиблежайшие годы — увеличивать объемы экспорта. И так как мы используем не только лишь задел, сделанный в русские времена, да и интенсивно внедряем новые разработки, перспективы у нас довольно отличные.

— Кстати, некие специалисты говорят, что по мере расходования умственного потенциала, скопленного до момента развала СССР, пойдет на спад и экспорт русского орудия, ведь 90-е годы нанесли сильный удар по российскей индустрии. Вправду ли чувствуется таковой эффект?

— Он ощущался на исходном шаге работы ФС ВТС, в 1-ые годы сегодняшнего столетия. Тогда вправду был нужен задел, сделанный в русское время. Но если мы желаем быть конкурентоспособными, нужно предлагать новые разработки. И они у нас имеются. Тем паче что в ближайшее время мы интенсивно сотрудничаем с зарубежными партнерами, потому что осознаем: в неких областях есть смысл соединить усилия, взять за границей что-то новое и увлекательное, чтоб использовать для увеличения экспортного потенциала нашего вооружения. Мы работаем с фирмами из Франции, Италии, Израиля, с ними налажены довольно суровые контакты.

— Не получится ли в конечном итоге так, что мы будем поставлять только корпус, а вся внутренность — зарубежного производства?

— Нет, такового нет, мы берем только то, что полезно для нас, в чем мы, может быть, еще недостаточно продвинулись. Это отдельные системы, которые по общему объему составляют менее 10 процентов цены поставляемого изделия. Нам неинтересно экспортировать, скажем, танк, корпус которого сделан в Рф, а все оборудование изготовлено за границей. Это прибыльно быстрее нашим партнерам — использовать российскую базу для установки собственных разработок.

— Какие конфигурации за прошедшие 10 лет произошли в плане рассредотачивания поставок русского вооружения, образцов российскей военной техники на разные рынки?

— Если ранее мы гласили, что главные наши партнеры — это Индия и Китай и они до сего времени остаются такими, то в ближайшее время очень суровый прорыв совершен в Латинскую Америку. Это не только лишь Венесуэла, да и Эквадор, Уругвай, Бразилия. Интенсивно развиваются контакты с Аргентиной, в Мексике издавна эксплуатируются наши
вертолеты, ПЗРК «Игла». Мы вправду сделали очень суровый прорыв на рынок Латинской Америки. И существенную роль в этом, я считаю, сыграли определенные политические мотивы, которыми руководствуются фавориты латиноамериканских стран. Для нас этот рынок увлекателен и перспективен. Кстати, тут мы не только лишь торгуем, да и оказываем военно-техническую помощь таким странам, как, к примеру, наши классические партнеры — Никарагуа и Куба.

Мы возродили наше присутствие в арабском мире. При этом тут разговор идет не только лишь о обычных партнерах — Сирии, Алжире, Ливии. На данный момент работа ведется с Кувейтом, Оманом, Бахрейном. Не тайна, что переговоры длятся с Саудовской Аравией. Другими словами мы вышли на рынки государств, которые обычно ориентировались лишь на западных поставщиков. Потому тут если не прорыв, то изготовлены суровые шаги для восстановления военно-политических позиций Рф в арабском мире.

Классические наши партнеры — страны Юго-Восточной Азии. На данный момент очень интенсивно развивается сотрудничество с Вьетнамом — составлена целая программка взаимодействия до 2020 года.

В наименьшей степени Наша родина сейчас находится на Африканском материке, да и тут имеются определенные планы возвращения. В Африке у нас также есть классические партнеры, которые ориентировались на Русский Альянс: мы поставляли им технику, готовили профессионалов и, естественно, для их до сего времени поближе русская военная школа, ежели западная. Правда, ранее поставки вооружения шли в главном безвозмездно. На данный момент наша система ВТС коммерциализирована. Да и в этой ситуации мы ищем неординарные пути, понимая ограниченные платежеспособные способности этих государств.

— В перспективе Индия и Китай так и останутся нашими главными партнерами по ВТС либо ожидаются какие-то конфигурации?

— Конфигурации в отношениях с Индией и Китаем заключаются в том, что мы перебегаем от формы «продавец-покупатель» к технологическому сотрудничеству. Другими словами сначала эти страны интересует возможность развития своей оборонной индустрии, и они делают успехи. А именно, КНР уже выступает суровым соперником Рф на Африканском материке. Так что развитие наших отношений продолжится, но оно несколько видоизменяется исходя из убеждений заполнения — основной упор станет делаться на передачу технологий, на совместную разработку. С Индией, к примеру, кроме сотворения ракет семейства BraMos у нас в активной работе находятся такие проекты, как истребитель 5-ого поколения и средний транспортный самолет. По этим фронтам ведется совместная разработка, часть агрегатов, узлов и систем будет сотворена индийскими партнерами.

— Как суровыми можно именовать задачи с качеством русского орудия? Нередко ли приходится сталкиваться с рекламациями? Имеется ли тенденция к улучшению продукции?

— Не буду скрывать: неувязка с качеством существует, но она родилась по беспристрастным причинам. Речь сначала идет о провале 90-х годов, характеризовавшемся оттоком обученных кадров, нарушением кооперационных связей. Но нужно выделить, что с начала 2000-х наша индустрия возрождается. И на данный момент можно прямо гласить, что мы возвратили те позиции, которые были заложены русским оборонно-промышленным комплексом. Это касается и кадров, и обновления производственных фондов. Если поглядеть статистику, то на данный момент верно выслеживается тенденция к понижению рекламационных актов, которые нам предъявляются. При всем этом заказчики стали более требовательными, ведь если они платят средства, то рассчитывают получить продукт соответствующего свойства. Работа ведется, при этом и в рамках муниципальных программ увеличения свойства поставляемой продукции, увеличения уровня контроля за созданием. Неувязка существует, о ней знают, за исправление ситуации интенсивно борются. И результаты есть.

— Сформировавшаяся структура забугорных поставок русской ПВН с одним основным спецэкспортером в лице компании «Рособоронэкспорт» и рядом компаний, имеющих право на самостоятельный выход на наружный рынок, является хорошей? Ожидаются ли тут какие-то перемены?

— Я работаю в системе ВТС уже 15 лет. За этот период существовали разные варианты спецэкспорта. Было ГИУ ГТУ, потом целый ряд компаний получил право без помощи других экспортировать свою продукцию, минуя посредников. Работали сразу и три посредника в лице Росвооружения, Ростехнологий и Промэкспорта.

Та система, к которой мы пришли на данный момент, на данном шаге кон

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,153 сек. | 11.47 МБ