Падение цен на нефть – дело рук США

Падение цен на нефть – дело рук СШАДля борьбы с инфляцией у американской ФРС остался только этот механизм.

Цена нефти еще чуть-чуть свалилась. Официальная стоимость нефти WTI (Light Sweet) на срочной товарной бирже New York Mercantile Exchange (NYMEX) в Нью-Йорке по итогам торгов 16 мая 2011 года понизилась на $2,28 и составила $97,37 за баррель. Официальная стоимость нефти Brent на электрической товарной бирже InterContinental Exchange Futures Europe (IСE Futures Europe) понизилась на $1,1 и составила $112,73 за баррель. Отметим, что за последнюю неделю резко выросла волатильность на торгах нефтяными фьючерсами, что на теоретическом уровне можно рассматривать как попытку маркетмейкеров продавить стоимость вниз, в то время как конкретные причины (рост «горячих» баксов на рынках) толкают ее ввысь. Мы не будем на данный момент тщательно рассматривать эту версию, так как есть и другие варианты, а побеседуем об беспристрастных факторах.

Я уже много раз писал о том, что главный вопрос нынешней экономической жизни – это эмиссионные программки Федеральной запасной системы США. Совокупный спрос в этой стране (а означает, и в мире) падает, но в США он отчасти компенсируется различного рода муниципальными дотациями, что позволяет делать вид, что потребительский спрос не падает (про спрос на недвижимость никто уже никакой вид не делает).

Почему так важен конкретно потребительский спрос? Исходя из убеждений экономики конкретно он «запускает» экономический механизм, под него подстраиваются все субъекты экономики, определяя свою стратегию на среднесрочном и длительном интервалах. Вот поэтому к нему так почтительно относится управление ФРС, которое очень желает, чтоб начался длительный тренд по повышению этого спроса.

Здесь, вобщем, есть одна тонкость. Для того, чтоб найти перелом тренда, необходимо отменно и стремительно определять статистическую информацию. Но валютные власти США так очень усложнили методики определения инфляции (при этом с одной целью – очень ее уменьшить), что сейчас они могут получить не совершенно адекватный итог. И так как в возможный «рост» может заходить достаточно значимый кусочек той инфляции, которая была недосчитана, и так как очень «тонкие» методики начинают давать достаточно огромную погрешность при изменении экономической ситуации. А она изменяется – хотя бы в части существенного дрейфа потребительской корзины в сторону более дешевеньких продуктов.

Есть препядствия и с способами, которыми валютные власти США желают достигнуть увеличения потребительского спроса. Вобщем, это я уже много раз разъяснял, потому повторять свою логику не буду, отмечу только-только главный элемент этого роста – продолжение программ эмиссии. А вот тут начинается неувязка, так как вроде бы официальная пропаганда ни разъясняла, что предпосылки роста потребительских цен не имеют никакого дела к эмиссии, им никто не верует. А рост этот достигнул уже очень огромных величин: номинальный – 1% в марте и 0,6% в апреле, с учетом «сезонных искажений» – 0,5 и 0,4% соответственно, а если убрать «волатильные» цены на нефтепродукты и пищу, то 0,3% за оба месяца (т. н. «ядерная» инфляция). Это значит практически 4% в год, т. е. вдвое выше, чем установленный сам для себя ФРС норматив. При всем этом отметим, что «волатильность» цен на нефть не мешает им часто расти, а цена пищи вырастает практически безпрерывно.

При таковой высочайшей инфляции шансов на то, что получится «пробить» новейшую программку эмиссионного стимулирования, практически нет. И что делать управлению ФРС? Инфляцию категорически нужно снижать. А она имеет три главные составляющие. 1-ая – нефть и нефтепродукты. 2-ая – пища. 3-я – инфляция издержек компаний-производителей, которые очень длительно воспринимали на себя издержки, связанные с ростом цен на биржевые продукты, но больше этого делать не могут.

С пищей, судя по всему, сделать ничего нельзя. С издержками – тоже: они уже накоплены, и, так как экономический цикл довольно длиннющий, резвое их понижение нереально, а означает, на отпускных ценах они могут сказаться еще очень нескоро. А главный момент – 22 июня, когда лучше принять решение о начале новейшей эмиссионной программки, уж если древняя завершается в конце июня.

Остается стоимость
на нефть (и, соответственно, энергию и перевозки). Эти цены можно опустить стремительно и, главное, они фактически одномоментно скажутся на всей производственной цепочке, а в цены большинства продуктов они составляют полностью осязаемую часть. И отсюда появляется очень сильное желание понизить стоимость на нефть до величин, позволяющих обеспечить среднее для управления ФРС решение на конец июня. Так как главные маркетмейкеры на рынке нефтяных фьючерсов плотно сплетены с управлением ФРС, то, с большой вероятностью, они могут пойти навстречу, даже если это противоречит тенденциям рынка. И не исключено, что конкретно этот процесс мы на данный момент и смотрим.

Другое дело, что смысл этого действа довольно спорен, так как, во-1-х, эффект будет очень и очень короткосрочным, а сама модель, лежащая в базе рассуждения ФРС, тоже очень спорная. Но здесь уже начинает работать совершенно другая логика – не финансовая, а бюрократическая, и спорить с ней глупо. И если эта догадка верна, то в наиблежайшие недели нас ожидает все более и поболее волатильный нефтяной рынок, тренд которого будет ориентирован вниз. Другое дело, что вопрос о том, закончится ли этот процесс теми уровнями, которые применимы для валютных властей США (кое-где $60-70 за баррель), либо все-же «горячие» средства вновь загонят стоимость ввысь, пока открыт. Вобщем, тем увлекательнее следить за процессом. Некие, наверняка, даже захочут на этом заработать. Фурроров… хотя риск будет запредельным.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,177 сек. | 11.48 МБ