Судьба Сирии решится 9-го сентября

Судьба Сирии решится 9-го сентября
Дамаск обратился к ООН за защитой от американской злости, и генсек интернациональной организации призвал мировое общество отыскать не военное, а политическое решение конфликта. Но Обама и Конгресс заявлениями Пан Ги Муна не интересуются. У президента США и конгрессменов есть лазейка: они говорят, что никакой войны в Сирии они не развязывают, а собираются провести воспитательную работу: должен же быть наказан тот, кто применил хим орудие. Правда, инспектора ООН считают, что применили его «оппозиционеры», но у южноамериканского госсекретаря Джона Керри имеются некоторые «образцы волос» — нечто вроде иракской «пробирки», и Белоснежный дом, как и большая часть сенаторов, считает, что «кровавый тиран» Асад перешёл «красную линию». Сейчас необходимо его приблизительно наказать, чтоб, не дай боже, Иран тоже не перескочил какую-то черту, нарисованную, как все помнят, израильским г-ном Нетаньяху.

Башар Джафари, сирийский засол в Нью-Йорке в особом послании Пан Ги Муну попросил ООН защитить Сирию от южноамериканского военного удара. Товарищ Джафари нашёл нужные слова и заявил, что Мун лично отвечает за предотвращение злости.

Последовал ответ — здесь же, в Нью-Йорке. Генсек ООН обтекаемо заявил: «Любой курс действий… должен быть рассмотрен Советом безопасности… Всё должно быть изготовлено в рамках Устава ООН…»

Обама тоже нашёл, что сказать. Но обратился он не к Пан Ги Муну и тем паче не к посланнику Асада, а к собственному народу — через конгрессменов. Вспоминая затянувшиеся «операции» в Афганистане и Ираке, он уточнил, что Сирия — это не Ирак. И не Афганистан. И война — не война. «Я желаю заверить южноамериканский люд, что военный план, разработанный нашим Комитетом начальников штабов, является пропорциональным. Он носит ограниченный нрав и не предполагает проведения наземной операции. Это не Ирак и не Афганистан. Это шаг, который направит ясный сигнал не только лишь режиму Асада, да и другим странам, которые могут возжелать проверить международные нормы», — заявил Б. Х. Обама в Белоснежном доме на встрече с фаворитами Конгресса.

Другие страны, «которые могут возжелать проверить международные нормы», — это, естественно, сначала Иран и КНДР.

А позже президент обратился к Конгрессу за одобрением военной интервенции — той, которая не война, а всего только «ясный сигнал». И Конгресс за ранее интервенцию одобрил, ограничив её шестьюдесятью деньками. 9 сентября последует окончательное решение.

И здесь вот что любопытно. Те южноамериканские мистеры, которые ранее слыли пацифистами и противникам различного рода ракетных атак и воспитательных мер, в одночасье сделались рьяными поборниками интервенции.

Председатель Комитета сената США по зарубежным делам Роберт Менендес ранее был известен тем, что выступал против вторжения в Ирак и призывал вывести южноамериканские войска из Афганистана. Но сейчас этот человек поддержал Б. Х. Обаму. Объективности ради нужно отметить, что в предложенном сенатом проекте воспрещается наземная операция, но ведь к ней Обама и не рвался. Также срок военной операции в Сирии ограничен 60 деньками — ну, либо в последнем случае ещё плюс 30 дней.

Роберт Менендес сказал: «Вместе мы вышли на таковой курс, который даёт президенту нужные основания для развёртывания сил в ответ на криминальное применение режимом Асада химоружия против сирийского народа, и в то же время ограничили операцию узенькими рамками, а именно, по срокам».

Министр обороны США Чак Хейгел, который, будучи ранен во Вьетнаме, поклялся в 1967 году сделать «всё… зависящее, чтоб гарантировать: война станет последним средством в споре, что мы, люд, призовём другой люд урегулировать конфликт», выступил с заявлением, которое сводит на нет весь его былой пацифизм. Должно быть, государственное кресло превратило мирного человека в подобие сатанинского слуги.

«Отказ действовать подорвёт доверие к другим обязанностям Америки в области безопасности, включая решимость президента помешать Ирану получить ядерное оружие», — заявил мистер Хейгел.

Вон оно что. Ч. Хейгел вожделеет поруха на Сирию только поэтому, чтоб Иран не ощутил себя неуязвимым. Последнее средство в споре, а, мистер Хейгел? Либо вы, подобно собственному боссу, тоже считаете, что в случае с Сирией войны не будет? Так, пострелять 60 либо 90 дней? Естественно, для Штатов, застрявших в Афганистане и Ираке, три месяца — не война, а разминка засидевшихся пацифистов.

В сенате мистер Обама заполучил таких ценных союзников, как Джон Бонер и Нэнси Пелоси. Эти парламентарии дуэтом подтвердили миротворческие намерения южноамериканского народа: планетке нужно показать, кто здесь владелец что Соединённые Штаты делают взятые на себя обязательства и наказывают нарушителей запрета на внедрение химоружия.

А тем временем в том же сенате на своем айфоне играл в электрический покер Джон Маккейн. Этот седовласый вояка издавна уже решил судьбу Сирии. В своём «Твиттере» он признался: да, играл на совещании в карты, и жалко, что проиграл.

Выступил на заседании и госсекретарь Джон Керри. Он произнес: «Поддержку в связи с нашим решением по Сирии нам выразили 44 страны». Перечень он не озвучил, да и без того ясно, что это пустые слова. Никто, не считая Франции, пока не вызвался помогать в военной операции Штатам. Даже страны НАТО не желают производить военную интервенцию в Сирию. Парламент Британии — 1-го из первейших союзников США — большинством голосов отторг вторжение.

Ранее, 1 сентября, в интервью телеканалам госсекретарь США заявил, что на применение зарина в Сирии указывают результаты анализа образцов волос и крови с места происшествия. А раз такое дело, то пора безотложно начинать военную операцию.

Очень странноватое заявление. В ООН вот не считают, что Асад использовал ОМП. Если же совсем выяснится, что его применили «повстанцы», по кому будут пулять ракетами Хейгел, Демпси и Обама? Какие волосы будет демонстрировать публике Керри?

Что касается упомянутой Франции, то там главный агрессор — не парламент, а мсье Олланд, который суперпрезидент, и поэтому может обойтись без одобрения народных избранников (и без народа тоже). Плечом к плечу с Олландом собирается встать против хим опасности миру мсье Эро — французский премьер-министр, не так давно придумавший хитрецкую формулу пенсионного ущемления родных людей. Сейчас вот осталось ущемить Асада.

Жан-Марк Эро заявил: «Франция полна решимости наказать режим Башара Асада за внедрение хим орудия и не допустить его повторного внедрения решительными и соразмерными действиями».

В общем, за ранее «коалиция» известна: США и Франция.

Глава Пентагона уже пару раз повторил, что ждёт приказа Обамы. Всё отважится после 9-го сентября, когда Конгресс проголосует за окончательный текст сирийской — поточнее, антисирийской, — резолюции. Обама, этот хитрецкий нобелевский миротворец, ответственность за военное решение переложил на сенаторов, а те смогут привязать резолюцию к необходимости наказывать хим агрессоров в согласовании с конвенцией о запрете химоружия. Вот этим и разъясняется южноамериканская бравада: обойдёмся, дескать, без санкции ООН. Асад мирных людей газом травит, а Чип и Дейл торопятся на помощь…

Как понятно, Генеральная Ассамблея ООН приняла Конвенцию о воспрещении хим орудия в 1992 году, а вступила она в силу в 1997 году. К какому пт Конвенции привязать вразумление Асада, америкосы отыщут. Иракский опыт даст подсказку.
Создатель Олег Чувакин

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,195 сек. | 12.84 МБ