Настоящее и будущее корабельного ракетного оружия

Настоящее и будущее корабельного ракетного оружия
Сейчас развитие корабельного орудия почти во всем находится в зависимости от того, что строительство и разработки ВМФ основываются на принципах "флот против берега", а не "флот против флота". Потому в почти всех азиатских странах, которые равномерно выходят на фаворитные позиции рынка мировой торговли орудием возникают довольно неординарные решения в области систем морского вооружения.
Например Индийская ракета "Дхануш" (модификация БР "Притхви-2") — единственная в мире БР, которую можно запустить с надводного корабля, при этом пуск осуществляется с обыденного патрульного катера.
По воззрению заместителя директора Института политического и военного анализа, Александра Храмчихина, полностью возможно, что БР различной дальности (от ТР до БРСД) будут располагаться как на ПЛ, так и на надводных кораблях. КРМБ, как было сказано в статье "Томагавк" и его наследники", уже становятся "мэйнстримом".
Стоящие сейчас на вооружении ПКР с дозвуковой скоростью полета, в предстоящем равномерно выпихнет гиперзвук, разработки ведутся скорее всего с наибольшей унификацией с крылатыми ракетами морского базирования. По последней мере, конкретно так происходит в семействах ракет "Оникс"-"Брамос" и "Калибр". На теоретическом уровне и посреди "Томагавков" есть ПКР (BGM-109С), но она не нужна ВМС США из-за отсутствия для нее подходящих целей.

Интенсивно разрабатывают свехзвук Китай (ПКР С-803) и Тайвань (ПКР "Сюн Фэн-3").
По воззрению военных аналитиков, значимый скачек в скорости ПКР станет  одной из основных заморочек ПВО в уже ближнем будущем. Как вероятный вариант решения — разитие системы боевых лазеров. Как в случае с наземными ПВО, тесты которых идет полным ходом. Если таковые будут сделаны, то их будет естественно использовать на кораблях, так как в данном случае снимаются многие ограничения на массу и габариты лазерных установок (на корабле довольно места для их) и на энергетику (лазер будет питаться от массивных корабельных ЭУ).
Но, сейчас никаких боевых лазеров на вооружении нет ни у одной из государств мира, авиация и ПКР продолжают оставаться основными неуввязками боевых кораблей.С другой стороны, «с подачи» США большие надводные корабли становятся важными элементами системы ПРО. С этой точки зрения у их есть существенное достоинство, район ПРО может передвинаться совместно с кораблем, притом довольно оперативно. Бесспорный фаворит в этой части США со своими модификациями ЗУР "Эталон". ТТХ последних разработок ракет засекречены, сначала это противоракета эталона SM3, что существенно затрудняет дать беспристрастную оценку исходя из убеждений определения угрозы для ударных ракет. Вобщем, так как имеется опыт поражения этой ракетой ИСЗ, высота поражения добивается, как минимум, 250 км.
Европейский аналог — ЗУР "Астер", которые устанавливают сейчас на новые английские, французские и итальянские фрегаты и эсминцы, фактически по всем показателям уступают южноамериканским ракетам.

Настоящее и будущее корабельного ракетного оружия
Европейские ЗУР «Астер»

При всем этом, вобщем, считается, что «Астеры» способны сбивать ПКР «Брамос». Более того, европейские ракеты уступают и китайским ЗУР HQ-9, которые инсталлируются на эсминцах пр. 052С (дальность этих ЗУР составляет 200 км, досягаемость по высоте 30 км).
 
Фактически все современные корабельные ЗУР располагаются в УВП, т.е. все сразу готовы к пуску. В этом плане архаично смотрятся русские револьверные ПУ для ЗРК С-300Ф.
 
В систему противовоздушной обороны РКР "Москва" заходит многоканальный зенитный ракетный комплекс (ЗРК) коллективной — зональной обороны С-300Ф «Форт» с 64 ракетами 5В55 (SA-N-6) заряженных в 8 барабанов
 

Израильский ЗРК "Барак"
Настоящее и будущее корабельного ракетного оружия

По ТТХ он также отстает от «Стандарта», хотя и сравним с европейскими и китайскими ЗРК. Посреди средств корабельной ПВО близкого радиуса деяния более современными являются израильский ЗРК «Барак» (установлен также на многих кораблях ВМС Индии) и русский ЗРПК «Каштан» (установлен также на фрегатах, строящихся для Вьетнама).
 

Зенитный ракетно-артиллерийский комплекс "Каштан"
Настоящее и будущее корабельного ракетного оружия

В последнем случае поражение подлетающих ПКР должно обеспечиваться огнем 2-ух блоков по 6 30-миллиметровых пушек с общим темпом стрельбы до 200 выстрелов с секунду, что, на теоретическом уровне, может быть довольно отлично.
 
IDAS – единственную в мире ЗУР для ПЛ. ЗУР выходят из аппарата как торпеды, позже открывают управляющие поверхности, при выходе из воды срабатывает ракетный движок и ракета устремляется к цели.
 
Стоит отметить также немецкую IDAS – единственную в мире ЗУР для ПЛ (пр. 212), которая будет способна поражать вертолеты и катера (дальность стрельбы – 20 км) при нахождении ПЛ на перископной глубине.
 

Противолодочный ракетный комплекс BA-111 «Шквал»
Настоящее и будущее корабельного ракетного оружия

Из-за безальтернативности ПЛ (см. статью «Непобедимое орудие слабых») безальтернативны и торпеды (и как орудие самих ПЛ против других ПЛ и кораблей, и как единственное реальное средство поражения ПЛ), главными тенденциями развития которых остается увеличение скорости и мощности БЧ.
 
При всем этом, но, русская сверхскоростная ракето-торпеда «Шквал» является заранее тупиковой из-за очень малой дальности и глубины хода и очень высочайшего уровня шума. С другой стороны, сама по для себя мысль использования кавитационной полости для ускорения торпеды полностью может быть применена.
 

Немецкая торпеда «Барракуда» (схема)
Настоящее и будущее корабельного ракетного оружия

А именно, сообщалось, что в Германии сотворена торпеда «Барракуда», использующая аналогичный принцип движения, но, в отличие от «Шквала», являющаяся управляемой (с акустической системой самонаведения). Скорость обыденных торпед добивается на данный момент 50 уз., в редчайших случаях – 70 уз.
 
Что касается систем наведения, то тут вне конкуренции Наша родина, где сделаны торпеды с наведением по кильватерному следу надводного корабля. Разумеется, что поставить помехи таковой торпеде принципно нереально. При всем этом больше нигде схожих торпед сделать не удалось.
  
Как было сказано выше, торпеда сейчас совершенно точно связана с подлодкой в том смысле, что применяется или с ПЛ, или против ПЛ (в т.ч. и с другой ПЛ). Но ПЛО остается только сложной задачей: лодку очень трудно найти, а обнаруженную – поразить.
 
Потому отдельным принципиальным направлением в развитие морских вооружений станет создание автономных подводных аппаратов для борьбы с ПЛ. Подобные аппараты, способные действовать месяцами, станут первым по-настоящему действенным средством ПЛО в истории.
 
Но, тут нужно решить делему уверенного определения ПЛ, которая является только сложной. Артиллерия, как минимум, остается на кораблях в качестве средства самообороны. При всем этом нельзя исключать, что она (при условии предстоящего роста дальности стрельбы) вновь станет главным орудием морского боя в этом случае, если КРМБ, созданные для поражения береговых целей, всё больше будут теснить с кораблей ПКР.
 
Более того, нельзя исключать и нового роста калибра корабельных орудий. Тогда снаряд станет еще дешевле, при всем этом очень действенным заменителем ПКР, при этом неуязвимым для ПВО противника.
 
Схожая концепция частично реализуется на американских эсминцах типа «Замволт», где инсталлируются по два 155-миллиметровых орудия, стреляющих на дальность 140-180 км. Вобщем, снаряды этих орудий, на самом деле, представляют собой ракеты, при этом с системой спутникового наведения на цель.
 
Все же, они в разы дешевле хоть какой ПКР либо КРМБ, при всем этом в боекомплекте корабля будет до тыщи таких снарядов, в то время как ракет может быть максимум несколько 10-ов. Подобные опыты с установкой на фрегат башни 155-миллиметровой САУ PzH-2000 проводились в Германии. Об авиационном вооружении кораблей применительно к авианосцам речь шла в статье «Короли океанов».
 
Но обширное развитие БПЛА в состоянии сделать «мини-авианосцем» хоть какой надводный корабль прямо до корвета, так как эти аппараты по размерам меньше пилотируемых машин. Беспилотники, видимо, равномерно вытеснят противолодочные вертолеты, они же обеспечат флоту далекую разведку.
 
Не считая того, боевые БПЛА, несущие по 1-2 ПКР, станут «длинной рукой» кораблей прямо до фрегатов. Размещение на кораблях КРМБ большой дальности для поражения береговых целей и, сразу, ударных БПЛА с ПКР для многих государств станет полностью адекватной и очень дешевенькой подменой авианосцам.
 
Вобщем, ворачиваясь к началу статьи, нужно осознавать, что сейчас флот ведет войну практически только против берега. Масштабные морские схватки в обозримом будущем вероятны только в этом случае, если одним из участников этих схваток станут ВМС Китая. Другие варианты исключены.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,189 сек. | 12.48 МБ