Перед ВС США в последнее время встанут очень суровые препядствия

Перед ВС США в ближайшее время встанут весьма серьезные проблемыСША избежали дефолта, в том числе ценой грядущего резкого сокращения военных расходов. Через 10 лет военный бюджет США должен сократиться на 350 миллиардов. долл., т.е. приблизительно в два раза. Америка, с учетом операций в Ираке и Афганистане, растрачивает на оборону (слово не совершенно уместное, но формально конкретно так) более 700 миллиардов. долл. в год, т.е. практически столько же, сколько все другие страны мира вкупе взятые.

ЗА ИЛЛЮЗИЮ НЕПОБЕДИМОСТИ ПРИХОДИЛОСЬ ПЛАТИТЬ

Штаты просто «придут в норму» – к началу сегодняшнего века их военный бюджет как раз и составлял приблизительно 300 миллиардов. долл. в год. К тому же в наиблежайшие 4 года должны закончиться иракские и афганские расходы, а это более 100 миллиардов. в год. Все же настолько резкие сокращения не могут быть безболезненными. Перед ВС США в последнее время встанут очень суровые препядствия. В более мягенькой форме они будут припоминать то, что случилось с ВС СССР/РФ, когда огромная по размерам армия, привыкшая ни в чем для себя не отказывать, попадает в режим жесткой экономии.

Смена эры произойдет не только лишь и не столько в военном, сколько в геополитическом смысле.

Тяжело пережив вьетнамский шок, общество и военно-политическое управление США извлекли из него уроки, превратив за 20 лет свои ВС в непременно наисильнейшие в мире, отменно отличающиеся от всех других ВС. Конкретно Америка сделала еще одну революцию в военном деле, еще на 20 лет став «законодателем мод» в области военного строительства, тем, чем когда-то были армии Римской империи либо наполеоновской Франции.

В процессе 2-ух войн против Ирака проявились совсем новые свойства американских ВС. Апофеозом военного строительства в США стала концепция сетецентрической войны, подразумевающая объединение средств связи, управления, разведки и поражения в рамках ВС в единую сеть и перевоплощение их в глобальный разведывательно-ударный комплекс. Обеспечивается непрерывное информирование об обстановке собственных войск (другими словами наибольшая ситуационная осведомленность) и, сразу, дезинформация противника, разрушение его информационных сетей. Формирование одного информационного места в масштабах ВС должно обеспечить возможность не просто очень стремительно и с наименьшими своими потерями уничтожать как можно больше целей, да и управлять поведением противника, заставлять его принимать трагические для него же решения.

США научились очень отлично вести информационную войну не только лишь в узеньком военном, да и в широком пропагандистском и идейном смысле. У очень значимой части населения земли они сделали чувство собственной абсолютной непобедимости, что нередко позволяет побеждать и без войны.

НА МЕСТЕ ГРУБЫХ МОЗОЛЕЙ – УЯЗВИМАЯ ПЛЕШЬ

Невзирая на то, что американской наемной армии присущи все пороки данной системы комплектования, чувствительность к потерям ВС США еще ниже, чем у европейцев. При всем этом америкосы имеют еще больше способностей вести войну без утрат, чем европейцы. Это обеспечивается применением высокоточного орудия, к которому в ближайшее время добавляются боевые БПЛА.

При всем этом, но, ни при каких обстоятельствах нельзя забывать, что высокоточность орудия и ситуационная осведомленность увеличивают эффективность использования боевого потенциала, но не сам потенциал. Даже если достигнуть наибольшей эффективности «один боеприпас – одна пораженная цель» (что само по себе практически нереально), все равно нельзя поразить больше целей, чем имеется боеприпасов в боекомплекте танка, самолета, вертолета либо корабля. А современная сверхтехнологичная техника и высокоточные боеприпасы владеют одним суровым недочетом – они очень дорогие.

В конечном итоге чувствительность западных ВС к потерям резко увеличивается, так как каждый отдельный эталон боевой техники оказывается очень дорогим как в прямом, так и в переносном (из-за ограниченного количества) смысле. Это можно именовать «эффектом линкора». Как понятно, в годы 2-ой мировой выход линкора в море порождал огромную панику в собственных штабах и правительственных кабинетах, чем у противника. Утрата сверхдорого
го и сверхмощного корабля становилась государственной катастрофой, что перевешивало всякую военную пользу от действий линкора.

В текущее время на Западе больше складывается ситуация, когда такими «линкорами», которые жутко отправить в бой из-за риска утрат, становятся фактически любые эталоны боевой техники, в том числе те, которые всегда числились «расходным материалом» (к примеру, истребители). В совокупы, со понижением психической готовности военнослужащих вести войну, это уменьшает военные способности западных ВС практически до нуля.

Вести войну сейчас можно только с совершенно слабеньким противником, но и тут появляется очередное проявление «эффекта линкора»: современные высокоточные боеприпасы по стоимости практически сравниваются с поражаемыми ими целями (техникой 50–60-х годов выпуска), а время от времени и превосходят их (к примеру, ракеты AGM-65 «Мейверик» либо AGM-114 «Хеллфайр» последних модификаций возможно окажутся дороже поражаемых ими танка Т-55 либо гаубицы Д-30).

С учетом издержек на эксплуатацию дорогостоящей техники (сначала – авиационной), даже в случае отсутствия утрат, расходы западных государств на войну становятся сравнимы с нанесенным противнику вредом (это проявилось еще во время войны в Югославии в 1999 году, а сейчас ярко показывается в Ливии). Это абсолютный нонсенс, боеприпасы всю историю войн были на несколько порядков дешевле целей.

«Эффект линкора», в совокупы с пацифизацией сознания населения, стопроцентно сломал европейские армии, и не исключено, что их боеспособность фактически невозвратно утрачена. США выдержали подольше из-за еще огромных экономических и военных способностей и большей психической стойкости населения к потерям. Но сейчас «эффект линкора» догнал и их.

ЗАКРОМА С ИНВЕНТАРЕМ, А Время от времени И С ВЕТОШЬЮ

В текущее время структура будущих сокращений по видам ВС и определенным программкам еще не определена, и можно строить только догадки.

Вид американских СЯС будет определяться не столько экономными неуввязками, сколько Контрактом СНВ-3. К тому же эти силы относительно дешевы. Вашингтон не будет ни сберегать на их, ни раздувать их. Вобщем, так как представить для себя применение ядерного орудия очень проблемно, лучше сходу перейти к тому, с чем можно реально вести войну.

С наземными компонентами ВС – Сухопутными войсками и морской пехотой – ничего в особенности ужасного уже не случится, так как оно случилось ранее, в процессе прошлых сокращений. В последние годы по суждениям экономии средств были закрыты две важные многообещающие программки, предназначавшиеся для технического обновления обоих наземных компонент ВС США. В Сухопутных войсках – это программка Future Combat System, которая предполагала создание целого семейства новых боевых машин: танк, БРМ, БМП, САУ, БРЭМ, боевые боты и БПЛА и др. В морской пехоте – программка Expeditionary Fighting Vehicle, в рамках которой предполагалось сделать высокоскоростную амфибийную БМП. Не считая того, была закрыта программка многообещающего боевого вертолета «Команч».

Вобщем, в текущее время америкосы владеют большущим переизбытком техники. Они имеют приблизительно 8,7 тыс. танков М1 «Абрамс», более 6,5 тыс. БМП М2 «Брэдли», около 4 тыс. боевых машин «Страйкер» (всех модификаций), около 18 тыс. БТР М113, более 950 САУ М109А6 и еще до 600 М109 более ранешних модификаций, около тыщи РСЗО MLRS, любая из которых является к тому же ПУ ТР ATACMS, 340 облегченных РСЗО HIMARS, более 1,1 тыс. ПУ ЗРК «Пэтриот» и т.д. и т.п.

При всем этом, в связи с окончательным переходом в Сухопутных войсках от дивизий к бригадам, по новенькому штату в составе соединений СВ будет числиться приблизительно по 1,6 тыс. танков и БМП, около 2,5 тыс. «Страйкеров», 400 САУ и т.д. Морская пехота прирастит эти значения на 25–30%. Соответственно вся «лишняя» техника может быть выведена в резерв, став практически нескончаемым источником пополнения вероятных утрат. Мягко говоря, трудно представить войну, в какой янки не хватит 8,7 тыс. танков, беря во внимание, что за 32 года эксплуатации «Абрамса» невозвратные утраты, видимо, не превысили 30 машин. Тем паче что вся южноамериканская техника повсевременно модернизируется, те же «Абрамсы», предположительно, прослужат еще лет 30. Соответственно у США просто нет особенной необходимости в производстве тяжеленной наземной техники, им довольно выпускать (при этом в наименьших количествах, чем на данный момент, так как миссии в Ираке и Афганистане завершаются) «Страйкеры» и различные противопартизанские бронеавтомобили.

Не очень пострадают от сокращений и ВМС США. Мореплавателям подфартило, они уже все выстроили или отменили. 10 авианосцев типа «Нимиц» хватит навечно. Вероятнее всего будет продлен полувековой срок их службы (головному «Нимицу» на данный момент 43 года), что полностью реально. Из-за этого будет замедлен темп строительства новых авианосцев типа «Форд». В любом случае меньше 10 кораблей этого класса в ВМС США не будет.

Серия эсминцев «Орли Берк» уже фактически закончена, построены 62 корабля. Будет ли она увеличена до 65 либо 75 единиц – это детали (так и охото сказать: «нам бы их заботы»). Самому старенькому из этих кораблей всего 20 лет, вывод этих эсминцев из состава ВМС начнется не ранее 2040 года (последние, возможно, дослужат до 2060–2070 годов). Решение о сокращении серии эсминцев типа «Замволт» с 32 до 3 принято еще год вспять. По-видимому, будет совсем закрыта программка сотворения нового крейсера, но вывод из состава ВМС первых из 22 крейсеров типа «Тикондерога» начнется не ранее, чем через 10–15 лет. Практически наверняка не пострадает программка строительства 30 ПЛА типа «Вирджиния». Самый увлекательный вопрос – судьба прибрежных кораблей проекта LCS. Оба варианта этого корабля вышли очень плохими, совсем никчемными и при всем этом очень дорогими. Полное закрытие этого проекта пошло бы янки только на пользу. Поглядим, смогут ли они это понять.

Довольно благополучным можно считать положение и в морской авиации. Тут благоразумно сохранено создание истребителей-бомбардировщиков F/A-18E/F и самолетов РЭБ EA-18G, количество которых в наиблежайшие годы будет доведено до 515 и 114 соответственно (при наличии также более чем 500 F/А-18 ранешних модификаций А-D). Эти самолеты обходятся во полностью разумную стоимость 50–60 млн. долл. за штуку. Не считая того, довольно удачно ведется разработка палубного боевого БПЛА Х-47В с боевым радиусом до 2 тыс. км и 2 тоннами боевой нагрузки. Это позволяет практически не зависеть от заморочек с F-35, к коим и следует перейти.

ЧТО ВИСИТ НАД ГОЛОВОЙ – Клинок Либо ВЕРА?

Самые суровые препядствия ждут в новых критериях южноамериканские ВВС. Сходу следует обмолвиться, что предполагаются также ВВС Государственной гвардии и резерва, но не учитываются списанные самолеты на базе Дэвис-Монтан, так как значимая их часть неприменима для полетов.

Авиация является основой боевой мощи ВС США со времен 2-ой мировой. Конкретно подавляющее приемущество в воздухе обычно обеспечивает янки победу. Наземные составляющие ВС США могут удачно вести контактную войну, но только в этом случае, если над головой повсевременно «висят» свои самолеты.

В 70–80-е годы США смогли выстроить очень массивные и современные на тот момент ВВС, добившись рационального сочетания свойства и количества. Была сотворена «пирамида», включающая стратегические бомбовозы В-52 и В-1, бомбовоз средней дальности F-111, штурмовик А-10 (выстроено более 700 самолетов этого типа), тяжкий истребитель F-15 (выстроено для ВВС США около 900 машин модификаций А-D) и легкий истребитель F-16 (более 2,2 тыс.). Потом был сотворен ударный вариант томного истребителя F-15Е (236 ед.).

Когда эти машины были поставлены в общее создание, сходу началась работа по созданию самолетов последующего поколения. В 80-е годы предусматривалось выстроить 132 стратегических бомбовоза В-2, 750 томных истребителей по программке Advanced Tactical Fighter (с развертыванием производства в 1994 году) и 2443 легких истребителя по программке Joint Strike Fighter.

Окончание прохладной войны привело к конструктивному сокращению многообещающих программ. Создание В-2 было урезано в 6 раз, до 21 машины. Был снят с вооружения бомбовоз F-111. Отменены заказы на 79 F-15 и 533 F-16. Программка ATF прошла через несколько сокращений, в конечном итоге сделанный в согласовании с ней 1-ый в истории истребитель 5-го поколения F-22 начал поступать на вооружение на 10 лет позднее запланированного, в 2004 году. Окончательное количество этих машин определено всего только в 187 ед., другими словами в 4 раза меньше, чем планировалось вначале.

Программка производства легкого истребителя F-35 (JSF) с целью подмены F-16 и А-10 пока не подверглась сокращениям. Подразумевается выпустить 1763 F-35А для ВВС, 260 палубных F-35С для авиации ВМС, 80 таких же F-35С и 340 F-35В (маленький взлет, вертикальная посадка) для авиации морской пехоты. Варианты В и С должны были поменять палубные самолеты F/А-18 и AV-8. Но данная программка столкнулась с суровыми техническими неуввязками, ведущими к откладыванию начала массового производства, а главное, со быстрым ростом ц

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,175 сек. | 11.45 МБ