Перенимая забугорный опыт…

Перенимая зарубежный опыт…Об остроте трудности ювенальной юстиции в Рф в ближайшее время нередко говорилось в целом ряде СМИ. Веб-сайт «Военное обозрение» также не один раз публиковал материалы о том, в какую форму может быть обращена мысль культивации такового понятия как права малыша без учета прав семьи.

Бессчетные публичные организации лупили тревогу, приводя сотки и тыщи примеров того, в какой вариант вырождается ситуация с ювенальной юстицией, которая еще не успела совсем оформиться в нашей стране. В публикациях и телевизионных передачах данная тема обнажала все имеющиеся трудности с защитой семейных ценностей в современном государстве. Много внимание дилемме ювенальной юстиции было уделено и на проходившем сначала февраля на Архиерейском соборе РПЦ. Российская Правоверная Церковь высказалась категорически против внедрения чуждых Рф способов ЮЮ.

Подавляющее большая часть россиян, как указывает анализ всех последних событий, также статистика, приведенная ВЦИОМ, очень плохо воспринимают всё то, что сейчас пробует быть навязано определенными силами в плане ювенальной юстиции.
Сейчас можно с уверенностью констатировать, что вся эта поднятая, простите за пафос, народная волна привела к тому, что на делему направил внимание лично президент Владимир Путин. Разумеется, нельзя гласить, что президент вообщем не был в курсе задачи, связанной с ЮЮ, но массированная информационная кампания, раскрывшая суть понятия ювенальной юстиции, очевидно дозволила руководящей государством элите посмотреть на делему очами обыденных россиян. Ведь, согласитесь, даже при рассмотрении 1-го и того предмета с 2-ух сторон (со стороны рядового россиянина и со стороны представителя императивной вершины) этот предмет может смотреться совершенно даже неодинаково. В этой связи в особенности обнадеживает то, что президент, который внезапно для многих прибыл на проходивший в Колонном зале Дома союзов съезд родителей Рф, практически раскритиковал навязываемые снаружи нормы работы с нашими детками и детьми.

Одной из главных фраз в выступлении Владимира Путина на съезде родителей в Москве была фраза о том, что государственное вмешательство в семью может быть только в экстраординарных случаях в рамках всесторонней деликатности и без формального подхода, одного для всех. Президент выделил, что Наша родина не должна слепо копировать зарубежный опыт, тем паче, если таковой опыт связан с нравственными страданиями малыша и семьи, из которой он силами муниципальных структур оказался изъятым по тем либо другим причинам.

Беря во внимание тенденции ближайшего времени, можно с достаточной толикой убежденности гласить, что те, кто 2-мя руками и даже ногами выступал за обязательную экстраполяцию законов ювенальной юстиции на просторы Рф, сейчас будут обязаны или поменять свою точку зрения на кардинально обратную, или проталкивать эту очень непонятную идею без поддержки со стороны страны. Слова Владимира Путина можно считать довольно прозрачным сигналом нашему сегодняшнему Парламенту, который, честно признать, в ближайшее время не привык принимать решения, хорошие от чаяний русского президента. В почти всех других случаях такую тенденцию с «полностью согласным» парламентом можно считать очевидно не конструктивной, но в случае с законом о ювенальной юстиции, как ни крути, парламентское «нет ЮЮ» тождественно равно защите русских традиций и интересов в плане воспитания подрастающего поколения.

После открытого выступления президента Путина навряд ли стоит колебаться, что наши законодатели будут иметь иную точку зрения, чем ту, которую высказал глава страны.

Снова можно выделить – это тот случай, когда единство воззрений главы страны и парламентариев, даже при вероятной изначальной дифференциации воззрений относительно необходимости ввода в Рф институтов ювенальной юстиции, может послужить на благо всей страны, на благо семьи, на благо сохранения российских традиций воспитания.

Тут необходимо отметить, что в свое время Муниципальная Дума (предшествующего созыва) уже рассматривала вопрос о поправках в ФКЗ «О судебной системе РФ». Одна из поправок касалась сотворения по всей Рф особых судов, которые будут рассматривать дела только н
есовершеннолетних лиц, также усиление роли страны в плане воздействия на воспитание малыша. Если в вопросе с наличием ювенальных судов тогда особенного негатива не отыскали, то вот вопрос вмешательства страны в семейные ценности, когда большая часть семей могут почувствовать на для себя очевидное давление со стороны ювенальных органов, определяющих судьбу деток, вызывал и в 2010-м году жаркие споры. К стану врагов внедрения на местности Русской Федерации практики ЮЮ относилась и тогда продолжает относиться на данный момент Лена Мизулина – депутат от фракции «Справедливая Россия» в Гос Думе. Приведем одну из фраз, которую высказала Лена Мизулина около 3-х годов назад в связи вопросом о выстраивании системы ювенальной юстиции в Рф:

«Ювенальная юстиция безизбежно преобразуется в систему органов, наделенных возможностями вмешиваться в дела семьи. И в современной Рф, хотя ювенальные суды в чистом виде не есть, но складывается устойчивая практика, подобная практике ювенальной юстиции, включающая не только лишь спец трибунал для рассмотрения уголовных дел в отношении несовершеннолетних, находящихся в конфликте с законом, да и целую «армию» чиновников, включая служащих ОВД, органов опеки и попечительства, соц работников, помощников «ювенальных» арбитров, это и система мер, связанных с легализованным (обычно, чрезмерным) вмешательством во внутренние дела семьи, в конечном счете, это и трибунал над семьей, родителями».

Депутат практически вскрыла оборотную сторону ЮЮ, а оборотная сторона проталкивания положительного решения по ювенальной юстиции – это: а) средства, б) разрушение института семьи.

Если учесть, что практика ювенальной юстиции приходит к нам с Запада, на котором в основном реализуется пункт «б», то у нас в силу коррупционной специфичности чиновничьих, простите, орд на 1-ое место, разумеется, выйдет пункт «а», который в итоге и пункт «б» за собой тоже потянет. Ведь ни для кого не тайна, что в Рф так именуемые «чиновники на местах» — это некоторые полубоги, которые своими же силами построили себя в этот ранг. А если у «полубогов» из местных органов опеки и попечительства вдруг не будут сходиться числа в квартальных сметах и обнаружится неувязка недочета финансирования из госбюджета, то под видом «спасения» малышей «из-под ига угнетающих» их родителей местные детские дома и приюты будут «доукомплектованы» так, чтоб все сметы сошлись как нужно…

Для того чтоб понять, в какое болото мы можем вляпаться с вероятным принятием закона, поддерживающего развитие ювенальной юстиции в Рф, приведем несколько примеров из числа тех государств, где практика ЮЮ уже успела набрать суровые обороты.

Швеция. Марианна Зигстрём лишилась собственного отпрыска Даниэля силами местных органов опеки, которые при помощи судебных органов ювенальной юстиции обусловили, что, мол, мама очень много внимания уделяет собственному 16-летнему ребенку… Казалось бы, за то, что Марианна оказывала огромное внимание собственному нездоровому эпилепсией отпрыск, ее этим же органам опеки необходимо было, как минимум, отблагодарить. Но это мы так считаем. Шведские охранители прав деток и молодежи (а конкретно этих правоохранителей нам нередко ставят в пример) решили по другому. Даниэля Зигстрёма направили в ту семью, которая должна была опекать его меньше, ежели это делала мама юного человека. В конечном итоге службы опеки собственного достигнули: опекуны Даниэля, отлично понимая, за что юношу забрали у его мамы, решили, что в особенном уходе он не нуждается. Привело это к катастрофическим последствиям: Даниэлю во время еще одного приступа просто никто не посодействовал, и он скончался. Был ли после чего превосходный скандал интернационального масштаба, был ли утвержден, например, в США «акт Бергстрём»? Как вы осознаете, никакого шума не было, ведь шведское правосудие – он ж всем правосудиям правосудие… Никакой беспощадности, никакого произвола…

Финляндия. В одной из местных газет размещено интервью с представительницей финского правительства Марией Гузениной-Ричардсон (министр социальной защиты и здравоохранения). В этом интервью уроженка Забайкалья заявляет, что в Финляндии разыгрываются тендеры на перераспределение деток, изъятых из семей. Финские власти на эти цели выделили, ни мало ни много, 620 миллионов евро. Смысл тендера состоит в том, что представители бизнеса должны, на самом деле, приобрести у страны как можно больше деток. Чем
больше «накупят», тем больше пособий получат от страны. Но чтоб «накупить», необходимо, чтоб соответственный «товар» на финском рынке появился. А где же его взять? Как вариант: изъять, воспользовавшись трактовками законов ювенальной юстиции. Изъять, например, у лиц, имеющих двойное гражданство. Дескать, нефинскими способами воспитываете – дайте лучше нам, а уже мы реализуем «спецтовар» по прибыльным ценам.

Кстати, посреди тех деток, которых собирается практически реализовать финское правительство, есть и 53 русских ребенка… Видимо, госпожа Гузенина-Ричардсон решила очень уж интенсивно натурализоваться в финку, раз заявляет об инициативе официального Хельсинки как о достижении евро права…

Франция. В этой стране есть особая статья Штатского кодекса, которая звучит так:

«Если здоровье, безопасность, нравственность несовершеннолетнего находятся под опасностью, или основополагающие принципы его воспитания серьезно подорваны, по отношению к нему в судебном порядке может быть принят комплекс вспомогательно-воспитательных мер. Прошение о принятии этих мер подается родителями несовершеннолетнего (вкупе либо хоть каким из их в отдельности), хоть каким другим официальным опекуном несовершеннолетнего, самим несовершеннолетним, хоть каким муниципальным учреждением, занимающимся несовершеннолетними. Только в самых исключительных случаях эти функции перепоручаются арбитре по делам несовершеннолетних».


В третьей части этой статьи есть слова о том, что разлучение деток с родителями во Франции может быть осуществлено только при наличии особенной ситуации. Но все почаще французские суды находят конкретно «особую ситуацию» в том либо ином проявлении семейных проблем. Приводит это нередко к необычным ситуациям. Там, где малышей необходимо немедля изымать из преступных семей, органы опеки себя никак не проявляют, а там, где представителей этих органов никто не ожидает – они здесь как здесь.

Вот один из примеров: семилетний Дилан из местечка Мийо три года своими родителями содержался, на самом деле, в рабстве в собственном же доме. На улицу его не выпускали. Пищу и воду предки давали ребенку по разу в денек. О существовании обычного туалета Дилан вообщем не знал. Для каких целей малыша удерживали в неволе, решает трибунал. Но вот, что было до суда.

О рабстве малыша случаем вызнал сосед и обратился в местные органы опеки. Но никакой реакции не последовало. Мужик обращался опять и опять, но как ему докладывали, очередь рассмотрения его воззвания еще не подошла (к вопросу о чисто российской бюрократии). Тогда он сам решил ворваться в дом, где силой удерживали мальчугана. После чего он сказал в полицию, но заместо того, чтоб отблагодарить мужественного человека, ему самому угрожает кутузка за нарушение закона о неприкосновенности личной собственности…

Если мы желаем, чтоб эта развращенная система публичных норм, касающихся наших малышей, добралась и до Рф, совсем разрушая моральные базы и ставя под вопрос адекватность юридическом системы, то проект развития ювенальной юстиции необходимо срочно поддержать…

И ведь кто-то непременно поддержит…

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,136 сек. | 11.73 МБ