Перл-Харбор — подстава Рузвельта

7 декабря 1941 года атакой японских палубных самолетов на южноамериканскую базу в Перл-Харборе на Гавайах началась война на Тихом океане. Но Америка сама провоцировала её

Перл-Харбор — подстава Рузвельта

Это было по-японски неописуемо неповторимое начало войны. Седьмого декабря 1941 года японские самолеты штурмовали южноамериканский флот в гавани Перл-Харбора ровно за 5 минут до подъема флагов. Эту церемонию южноамериканские мореплаватели проделывали каждый денек — в 8 утра сразу на всех кораблях, стоявших в бухте на благословенных Гавайях, сразу на носу подымался гюйс, а на корме — звездно-полосатый муниципальный флаг. На линкорах к тому же игрались муниципальный гимн на сверкавших медью духовых инструментах. Забавные шапочки матросов, желудки которых уже целых пятнадцать минут переваривали превосходный южноамериканский завтрак, полный белков и витаминов, белоснежная форма морских офицеров с широкими погонами, очень напоминающая русскую, звуки музыки — это было роскошное начало денька, обещавшее увольнение на сберегал (7 декабря выпало как раз на воскресенье), и вдруг в тот момент, когда все уже было готово к церемонии, низковато над водой появились японские торпедоносцы.

Потом один из японских пилотов Иосио Сига вспоминал: «То было красивое зрелище, вид южноамериканского флота произвел на меня глубочайшее воспоминание. Если японские корабли были закамуфлированы в серые тона, то южноамериканские блестели. Я сходу сообразил, что штурмовать просто, а последствия сброшенных бомб будут серьезными».

Перл-Харбор — подстава Рузвельта

Перл-Харбор после атаки. Строй пылающих американских линкоров

Торпеды помчались к южноамериканским линейным кораблям. Через 8 минут перевернулся линкор «Оклахома» — бронированный гигант уткнулся мачтами прямо в мелкое дно, на поверхности торчал округленный, как у кита, правый борт и часть киля. Снутри его плавали четыре сотки трупов тех, кто не успел выпрыгнуть за борт.

Линкор «Аризона» взорвался, практически рассыпавшись на кусочки — после попадания бомбы в его погребах сдетонировал боезапас. Господь одним ударом забрал к для себя 1102 невинных души. Из его команды не спасся никто!

Другим подфартило чуток больше. Линейный корабль «Вест Вирджиния» зажегся, как факел, и сел на дно — его выручила только маленькая глубина бухты. Прямо у пирса затонула «Калифорния». Ни один южноамериканский линкор, не считая «Невады», во время атаки не успел дать ход. Они все представляли собой Безупречные недвижные мишени. Приблизительно так охотник расстреливает жирных уток, умиротворенно дремлющих на воде.

Это был позор, какого южноамериканский флот не знал ни до, ни после. Полный перечень утрат смотрелся так — 5 линкоров потоплено, три — повреждено. Три легких крейсера временно выведены из строя. Два эсминца уничтожены. Очередной серьезно поврежден. Большая часть американской эскадры, державшей в ужасе весь Тихий океан, меньше чем за час была преобразована в груду металлолома.

Перл-Харбор — подстава Рузвельта

Японское счастье. Линкор «Аризона» перевоплотился в металлолом

Никто не додумывался, что этот металлолом нес глубочайший символический смысл. Как раз за год до начала войны президент США Рузвельт воспретил южноамериканским фирмам вывозить металлолом в Японию. Таким макаром, он лишал эту страну, практически не имеющую природных ресурсов, способности питать сталью свою индустрия.

Вобщем, Рузвельт был исключительным ханжой и лицедеем. Он притворялся даже перед своими детками, играя хорошего дедушку в инвалидной коляске, больше всего типо озабоченного свободой мировой торговли и стилем Соединенных Штатов в узеньких, как смотровые щели, очах японцев. Отпрыск презид
ента Элиот вспоминает в книжке «Его глазами» собственный разговор с отцом в сентябре 1940 года. Япония воевала в Китае. Америкосы тайком поддерживали китайского генерала Чан Кайши. Но Элиота Рузвельта волновало, почему родная страна, которой управляет его папаша, как и раньше реализует Стране восходящего солнца металлический лом? Отпрыск так и спросил у отца: «Почему? Ведь мы не можем не знать, что металлический лом, посылаемый в Японию, несет смерть китайцам?»

Перл-Харбор — подстава Рузвельта

На аэродроме. Америкосы выручают остатки собственной авиации

ПОЛИТИКА ДВУЛИЧИЯ. Старик Рузвельт, если веровать его отпрыску, типо ответил, при этом «задумчиво»: «Мы — мирная цивилизация. Это не просто состояние. Это определенное умонастроение. Это значит, что мы не желаем войны; это значит, что мы не готовы к войне. Металлический лом не считается у нас военным материалом. Потому Япония, как и всякая другая страна, с которой мы поддерживаем торговые связи, имеет полную возможность брать у нас этот материал. Не достаточно того. Если б мы вдруг закончили продавать Стране восходящего солнца металлический лом, она вправе была бы считать, что мы сделали недружественный акт, используя орудие торговли, чтоб душить ее, морить ее голодом. И это еще не все. Она вправе была бы рассматривать таковой шаг с нашей стороны как основание для разрыва дипломатичных отношений. Я пойду еще далее. Если б она считала нас недостаточно приготовленными к войне, недостаточно вооруженными, она могла бы пользоваться этим даже как предлогом для объявления войны».

Но всего только через некоторое количество дней после чего разговора — 26 сентября 1940 года — президент Рузвельт от имени южноамериканского правительства заявил о воспрещении вывоза железного лома, железа и стали зарубежным государствам, кроме Англии, Канады и государств Южной Америки. Япония в этот список потребителей южноамериканского лома не заходила. Как следует, Рузвельт отлично осознавал, что вынуждает ее поруха на Соединенные Штаты. Тем паче, что в том же разговоре с отпрыском этот выдающийся японофоб, находившийся во главе США, признался: «По сущности дела мы увлечены умиротворением Стране восходящего солнца. Это мерзкое слово, и не думай, что оно мне нравится. Но конкретно так обстоит дело. Мы умиротворяем Японию, чтоб выиграть время для сотворения высококлассного флота, высококлассной армии и высококлассной авиации».

Как следует, уже 26 сентября Рузвельт веровал, что флот, армия и авиация достигнули той высочайшей стадии развития, когда Японию можно уже не «умиротворять», а напротив — раздраконивать.

Перл-Харбор — подстава Рузвельта

Линкор «Вест Вирджиния». Невзирая на пожар, его востановят

Еще 16 мая 1940 года по инициативе президента была принята новенькая военная программка. Рузвельт спешил. Он обратился к Конгрессу в те деньки, когда стало ясно, что Франция проигрывает войну Германии. Гитлеровские танки как раз прорывались через Арденны к Парижу. Первыми словами президента были: «Наступают томные времена». Как писал в книжке «Ленд-лиз — орудие победы» один из ближайших соратников Рузвельта Эдвард Стеттиниус, отвечавший за мобилизацию американской индустрии, «президент обращался к Конгрессу с просьбой о 2-ух особенных ассигнованиях на нужды расширения армии и флота, всего на сумму около 2,5 млрд баксов. Судьба полосы Мажино, как и 5 наций, которые за последние 5 недель на своем опыте узнали, что нейтралитет и добрые намерения не выручают от злости, принудила президента заявить: «Нет старенькых методов обороны, которые могли быть сейчас достаточными и не нуждались в улучшении. Никто и ни в какое время сейчас не может игнорировать опасность нападения». Потом он именовал цифру, вызвавшую возбуждение в Конгрессе и во всей стране: «Я желал бы, чтоб наша страна была в состоянии создавать, по последней мере, 50 000 самолетов в год».

ТАНКИ, КАК ХОЛОДИЛЬНИКИ. Конкретно после чего америкосы начали штамповать танки и самолеты, как холодильники. Они избра

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,140 сек. | 11.45 МБ