Многообещающий эсминец для ВМФ РФ — какой и для чего? (начало)

Перспективный эсминец для ВМФ РФ - какой и зачем? (начало)

С огромным энтузиазмом ознакомился с дискуссией о многообещающем русском эсминце в теме: "Альваро де Басан" как собирательный образ грядущего русского эсминца и сообразил, что ответить почетаемому создателю статьи и более почетаемым участникам дискуссии в узеньких рамках комментария нет ни мельчайшей способности. Потому решил высказать свою точку зрения на поднятые препядствия отдельной статьей, каковую и предлагаю Вашему благорасположенному вниманию.

Итак, многообещающий эсминец Русской Федерации – каким он должен стать? Для того, чтоб осознать это, нужно ответить на вопрос – а какие задачки ставятся перед кораблем этого класса? Все дело в том, что обычный цикл разработки корабля предугадывает поначалу постановку задач, которые этот корабль должен будет решать, и только позже — разработку проекта. При этом разработка проекта представляет собой поиск более действенного метода решения намеченных целей. В том числе, естественно, и по шкале «стоимость/эффективность».

Задачки многообещающего эсминца РФ

Начнем с того, что Президентом, Советом Безопасности и Правительством РФ приняты основополагающие решения в области совершенствования и развития морской деятельности РФ (Указ Президента РФ от 4.03.00 "О совершенствовании морской деятельности Русской Федерации", Постановление Правительства РФ от 14.06.00 "О мерах по совершенствованию морской деятельности Русской Федерации", утверждены "Базы политики Русской Федерации в области морской деятельности до 2010 года" и "Морская доктрина Русской Федерации до 2020 года"). На муниципальном уровне (охото веровать, как бы, я надеюсь, давайте постучим по дереву, тук-тук-тук) все таки сформировалось осознание, что ХХI в. будет веком Мирового океана и Наша родина должна быть к этому готова.

При всем этом согласно "Основам политики Русской Федерации в области военно-морской деятельности до 2010 года" на ВМФ РФ возлагаются задачки не только лишь охраны морских границ и ядерного сдерживания, да и ведения боевых действий в мировом океане. Вот некие выдержки из документа:
«…защита интересов Русской Федерации в Мировом океане военными методами».
«Контроль деятельности военно-морских сил зарубежных стран и военно-политических блоков в прилегающих к местности страны морях, также в других районах Мирового океана, имеющих принципиальное значение для безопасности Русской Федерации».
«Своевременное наращивание сил и средств в районах Мирового океана, откуда может исходить угроза интересам безопасности Русской Федерации»
«создание и поддержание критерий для безопасности экономической и других видов деятельности Русской Федерации в ее территориальном море… …а также в удаленных районах Мирового океана».
«Обеспечение военно-морского присутствия Русской Федерации в Мировом океане, демонстрация флага и военной силы Русского государства…»

Перспективный эсминец для ВМФ РФ - какой и зачем? (начало)

Другими словами – можно длительно спорить на тему того, нужен либо не нужен РФ океанский флот. Но вот Правительство РФ (будем возлагать!) обусловилось с тем, что таковой флот НУЖЕН, а поэтому предстоящая дискуссия на данную тему полезности/бесполезности океанского флота выходит за рамки истинной статьи. Ну, а для многообещающего ЭМ для ВМФ РФ это значит непременное требование – быть океанским кораблем.

Последующим шагом управления РФ (либо по последней мере ВМФ) стало осознание того, что данные задачки в общем-то могут быть отлично решены только при наличии авианесущей составляющие в составе флота. Отсюда и разработка проекта многообещающего авианосца РФ. Как стало понятно, РФ все-же рассматривает создание авианосных групп (морских авианосных систем, МАС) в среднесрочной перспективе. Разумеется, что состав таких соединений востребует 4 неотклонимых типов кораблей – фактически авианосца, ракетно
-артиллерийского надводного корабля сопровождения, атомной ПЛ и корабля снабжения. Опционально МАС может быть дополнена десантными силами (с привлечением десантных кораблей разных типов от малых до ДКВД). Разумеется, что многообещающий эсминец РФ должен быть способным делать роль ракетно-артиллерийского боевого корабля, эскортирующего авианосец – т.е. быть способным обеспечивать ПВО и ПЛО соединения.

Но необходимо осознавать, что РФ – это не США и десяток МАС в обозримом будущем нам не выстроить. Даже если строительство первого авианосца начнется до 2020 года, дай-то Бог получить его году так к 2030-му (и это еще очень оптимистичная оценка). А к 2040 году (когда у нас, в теории мог бы быть построен 2-ой авианосец) настанет время выводить из состава ВМФ «Кузнецова»… Хоть какой корабль должен какое-то время проводить в плановом ремонте – в общем, нелегко рассчитывать на то, что хотя бы и в 2040 году в составе ВМФ РФ 365 дней в году находилась в «к походу и бою готовом» состоянии хотя бы одна МАС. Ну и если все таки одна такая будет — хватит ли этого на все жаркие точки, где присутствие флага ВМФ РФ нужно?

А это означает, что как минимум функции демонстрации флага и проекции силы наши многообещающие ЭМ должны уметь делать и без поддержки авианосца.
Вот так и выходит, что многообещающий ЭМ для ВМФ РФ должен:
1) Быть океанским кораблем, способным долгое время действовать в мировом океане в отрыве от собственных баз.
2) Иметь возможность наносить массивные удары как по морским, так и по сухопутным целям.
3) Отлично делать функции ПВО/ПРО/ПЛО соединений

Выходит любопытно. Для ублажения наших потребностей нужен корабль, который будет даже сильнее, чем ракетные крейсера Русского Союза! Ибо РКР СССР имели большой ударный потенциал, благопристойную ПВО и ПЛО, но вот способностей для нанесения ударов по берегу у их не было практически никаких.
С другой стороны – 10-ки таких кораблей нам и не пригодятся. Ими должны быть укомплектованы наши морские авианосные системы – порядка 4-5 ЭМ в МАС, а так как в обозримом будущем (до 2050 года) навряд ли можно рассчитывать более чем на 2-3 АВ в составе ВМФ РФ – то их и требуется менее чем 10-15 единиц. Естественно, можно сделать возражение, что даже большой СССР не сумел выстроить столько огромных ракетных крейсеров – но же следует вспомнить о циклопических сериях других больших русских кораблей – БПК и эсминцев, призванных действовать в океанской зоне. Нам же ничего этого не надо – многообещающий ЭМ ВМФ РФ должен стать ЕДИНЫМ океанским ракетно-артиллерийским кораблем, и никаких других кораблей океанской зоны и похожих задач в составе ВМФ РФ быть не должно. Этот тип корабля призван поменять по собственному функционалу БПК, эсминцы и ракетные крейсера флота СССР.

Нетрудно увидеть – функционал многообещающего ЭМ ВМФ РФ обширнее, ежели задачки южноамериканского ЭМ «Арли Берк». Но более тщательно на этой разнице мы остановимся чуток позднее.

Какими свойствами должен владеть многообещающий ЭМ? Для начала разглядим – вооружение.

Крылатые ракеты

Перспективный эсминец для ВМФ РФ - какой и зачем? (начало)

Для того, чтоб многообещающий ЭМ мог производить проекцию силы на морские соединения возможного супостата (в том числе надлежащие по мощи и защищенности АУГ США), нужно оснащение эсминца как минимум 24 современными ПКР типа «Оникс». В данном случае, соединение из 2-3 эсминцев может сделать в высшей степени реальную опасность для современной АУГ (для прорыва ПРО которой требуется никак более 60 ПКР).

Тут многие участники дискуссий обычно приводят очень суровый резон – для чего вообщем делать упор на оснащение надводных кораблей ПКР, если современная АУГ никогда не подпустит корабельную ударную группировку противника на дистанцию ракетного залпа? Они почти во всем правы. Но только в этом случае, если боевые деяния уже начались, да к тому же в открытом океане, где есть свобода для маневра – тогда да, группа надводных кораблей, не прикрытая авиацией будет уничтожена за длительное время до выхода на дистанцию ракетного залпа. Но необходимо держать в голове, что надводные корабли – это не только лишь инструмент войны, да и инструмент большой политики. Представьте для себя Средиземное море (ширина от 650 до 1300 км)
, вспомните узости Персидского залива. Корабль, вставший посредине Средизменоморья и имеющий на борту ПКР с дальнобойностью в 500 км, способен простреливать практически всю ширину Средиземного моря от африканского до евро берега! Что это значит? Разглядим некоторую ситуацию.

Ливия. Военные деяния еще не начались. Английские и французские корабли (включая французский авианосец Шарль де Голль) маневрируют невдали от ливийского побережья. Но вдруг через Гибралтар заходит пара-тройка ЭМ с дальнобойными ПКР – и у эскадры НАТО появляется «богатый» выбор – либо уйти за границы дальности ПКР (но при всем этом утратить возможность наносить действенные авиаудары по местности Ливии) – либо никуда не уходить, но находиться в радиусе деяния ПКР…собственно говоря, конкретно это и именуется – проекция силы.

С другой стороны – если целью проекции силы является некоторое сухопутное правительство, не имеющее важных ВМС, никто не мешает заместо ПКР и части томных ЗУР опустить в шахты наших ЭМ крылатые ракеты для работы по берегу.

Ракеты ПВО/ПРО

Единственный доступный мне метод как-то высчитать надобное количество ЗУР всех типов состоит в том, чтоб попробовать смоделировать типовой бой с вероятным противником, в каком предстоит участвовать проектируемому кораблю и считать надобный боеприпас ЗУР исходя из получившейся модели. В меру собственных умеренных познаний я пробовал делать подобного рода прикидки, в итоге чего вышел на последующие числа – более 10 ЗУР большой дальности (400+ км) более 60 ЗУР средней дальности (150-200+ км) и порядка 80 ЗУР малой дальности (функции ПРО). Это, кстати, приблизительно соответствует типовой нагрузке «Арли Берка» в варианте ПВО — 74 ЗУР «Стандарт» и 24 ЗУР «Си Спэрроу» (либо ESSM) А всего нам пригодится более 75 ячеек УВП. (томные и средние ЗУР занимают одну ячейку штука, а вот разрабатывающиеся на данный момент противоракеты 9М100 влазят аж по 16 штук в одну ячейку «Полимент-Редута»).

Нашему эскадренному миноносцу крайне необходимы дальнобойные ЗУР. Все дело в том, что господство авиации над надводными кораблями почти во всем обеспечивается «Соколиным Глазом» палубной авиации – самолетами ДРЛО. Конкретно они из дальнего и недосягаемого ПВО корабля далека обнаруживают неприятельский ордер, оттуда они организуют и координируют авиаудар. Благодаря им ударные самолеты не высовываются из за радиогоризонта, прячась там от радаров атакуемых ими кораблей. В итоге на кораблях ударные самолеты не лицезреют вообщем – и выяснят об атаке только найдя на радарах засветки приближающихся противокорабельных и противорадиолокационных ракет.

Но самолеты ДРЛО имеют один большой возможный недочет – они сами не могут скрываться за радиогоризонтом, в неприятном случае они растеряют противника из вида. И они имеют ограничение по дальности – все тот же радиогоризонт, т.е. порядка 450 км. (теоретический максимум, который может созидать РЛС самолет на высоте 10 тыс. м., а выше ему не залезть) Обычно же «Хокаи» производят наведение еще поближе – в 250-300 км от атакуемого соединения. И наличие на корабле довольно сильной РЛС, чтоб рассмотреть ДРЛО на 400+ км и ЗУР, способной ссадить с неба неловкий «летающий радар» на этой же дистанции тяжело переоценить – без ДРЛО ударным группам придется самим находить корабль – выходить из за радиогоризонта, включать собственное БРЭО – и становиться добычей для ЗУР кораблей. Да, корабль они, вероятнее всего, все равно убьют – но сейчас им за это придется платить реальную стоимость. Просто желаю напомнить, что средний «Хорнет» стоит порядка 55 млн. долл. Е-2С «Хокай» — порядка 80 млн. долл. А вот многообещающий палубный Ф-35 вытянет на все 150 млн.долл. за штуку. Другими словами десяток «Хорнетов» — это наш фрегат «Адмирал Горшков» по цены, а один «Хокай» и 10 Ф-35 в совокупы стоят практически как «Арли Берк»…Времена, когда самолеты в сопоставлении с кораблями стоили сущие копейки, ушли невозвратно.

ПЛО

Очень непростой вопрос. В эталоне хотелось бы получить универсальную пусковую установку, способную стрелять как томными торпедами (533-650 мм) так и противоторпедами (325-400 мм), а заодно уж и ракето-торпедами по типу «Водопад». Кандидатурой этому могло бы стать размещение в УВП некого количества ракето-торпед на базе ракет «Калибр» — 91РТЭ2 – но это отнимет ячейки УВП, которые у нас и так на вес золота. К тому же я испытываю некие сомнения в эффективности мелкокалиберных торпед против современных подводных лодок. Смутно помню старый номер «Морского сборника», в как
ом утверждалось, что по южноамериканским прикидкам для гарантированного поражения ПЛАРК типа «Антей» требовалось аж до 4 попаданий американской 324-мм Мк46…Но, может быть я и не прав.

В общем, или еще хотя бы десяток ячеек УВП под ракето-торпеды 91РТЭ2 плюс противоторпедный 330-мм комплекс «Пакет-НК» (таковой, как на корвете «Стерегущий»), либо все таки универсальные торпедные установки, описанные выше.

Итого, по ракетно-торпедному вооружению выходим на:
1-ый вариант: одну УВП на 24 ячейки для томных ПКР/КР, одну УВП на 70-80 ячеек для ЗУР, четыре трубы 533-мм ТА для торпед, противоторпед и ракето-торпед.

2-ой вариант: Одна УВП на 24 ячейки для томных ПКР/КР, одна УВП на 80-90 ячеек для ЗУР и ПЛУР и 330-мм противоторпедный «Пакет-НК».
Здесь может появиться вопрос – а чего это я настолько упрямо делю УВП для крылатых ракет с УВП для зенитных ракет и ПЛУР? Казалось бы америкосы издавна уже указали единственное правильное направление развития – единая УВП для всех видов ракетного оружия…

Так оно так, да не совершенно. Все дело в том, что америкосы, создав свою прекрасную Мк41 стали…ее же заложниками. Установка рассчитана на стрельбу приблизительно полуторатонными ракетами. В момент возникновения установки в это ограничение вписывались более действенные ракетные системы, имевшиеся на вооружении у янки – «Томагавк», ЗУР «Стандарт», АСРОК. И, когда америкосы удостоверились в очень высочайшей эффективности УВП Мк41 (я совсем без драматичности. Мк41 вправду очень выдающееся орудие), то они совсем разумно решили — в предстоящем разрабатывать для ВМФ только такие ракеты, которые могут уместиться в Мк41… Но время течет, НТР не приостановить, а америкосы так и застряли на полуторатонных ракетах.

Для США это некритично. США, владея мощным авианосным флотом неоднократно превосходящим остальные авианосные силы мира вкупе взятые, возложили ударные функции на палубную авиацию. Главные функции их надводных кораблей – ПВО/ПРО АУГ (полуторатонных ЗУР на эти цели полностью хватает), также удары по береговым целям крылатыми ракетами — для этих целей еще пока полностью довольно КР «Томагавк». Но РФ, как досадно бы это не звучало, никак не может переложить ударные функции на морскую авиацию – просто из-за последней малочисленности палубной авиации и на данный момент, и в обозримом будущем.
И что все-таки у нас выходит?

Разумеется, что размещение на кораблях «оморяченных» ЗУР комплексов С-400 и С-500 в общем-то безальтернативно – разрабатывать какое то отдельное семейство ЗУР для флота было бы сумасшедшим расточительством. Также разумеется, что для этих ракет требуется новенькая УВП – ибо УВП, стоящие на наших ракетных крейсерах (комплекс С-300Ф) представляют собой некоторую пародию на пистолет – ракеты располагаются в барабане, который проворачивается после запуска ракеты, доставляя еще одну ракету в «ствол» из которого делается «выстрел». Естественно такая установка проигрывает по надежности и по массо-габаритным чертам обыденным УВП. В общем — нам нужна самая рядовая УВП по типу Мк41 либо «Полимент-Редута» без всяких револьверно-ковбойских прибамбасов. Но вопрос – на какую массу и габариты ракеты рассчитывать ячейки УВП? Разумеется, что чем больше масса ракеты, тем больше ее размеры и тем меньше ячеек под их поместится в данный габарит УВП.

Наши ЗУР от С-400/500 имеют массу 1800-1900 кг. «Калибр» в более тяжеленной собственной ипостаси (естественно, из узнаваемых нам модификаций) – уже 2200 кг. А вот ПКР «Оникс» — 3,1 тонны.

Потому, как я полагаю, нет смысла делать единую УВП способную запускать «Оникс», «Калибр» и ЗУР от С-400/500. Просто так как, создав ячейки под более чем трехтонный «Оникс», мы сократим полное количество ячеек и тем сократим общий боекомплект корабля — хоть «Оникс» и велик, но заместо него 2 «Калибра» либо 2 40Н6Е в ячейку не вставить. И необходимо осознавать, что даже создав единую УВП под «Оникс», «Калибр» и ЗУР от С-400/500 универсальной УВП под все ракеты флота мы не получим все равно. Так как кое-где, в тишине КБ, разрабатываются гиперзвуковые ракеты, и какова будет их масса – можно только догадываться…Но уж точно не три тонны. Потому, на мой взор не стоит пробовать объять неохватное. Более правильной, как мне думается, будет разработка УВП на ракеты массой до 2,2 тонн – с возможностью использовать весь ассортимент С-400/500 также всего семейства ракет «Калибр».

Я полагаю нужным наличие 2-ух типов УВП на многообещающем эсминце РФ – одна УВП, подобная устанавливаемой на фрегате «Адмирал Горшков», с возможност

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,139 сек. | 12.84 МБ