1-ый допрос генерала Власова

Что все-таки сказал германцам пленник русский полководец

Первый допрос генерала ВласоваЭтот документ сохранился в конверте, приклеенном к альбому «Волховская битва», который был издан ограниченным тиражом в декабре 1942 года 621-й ротой пропаганды 18-й германской армии. Он оказался в распоряжении германского собирателя, обратившегося ко мне с просьбой посодействовать в поисках русского музея либо коллеги, заинтересованных в том, чтоб находка попала в Россию.

Куски публикуемого ниже протокола уже печатались в № 4 «Военно-исторического журнала» за 1991 год (перевод с экземпляра, лежащего в архиве Лубянки), но с полным его текстом я ознакомился в первый раз. Вот он.

«Секретно.

Рапорт о допросе командующего 2-й советско-русской ударной армией генерал-лейтенанта Власова.

Часть I

Короткие сведения относительно биографии и военной карьеры.

Власов родился 1.9.1901 г. в Горьковской области (так в тексте. – Б.С.). Отец: крестьянин, обладатель 35–40 моргенов земли (морген – 0,25 га, как следует, площадь надела – приблизительно 9–10 га, другими словами отец Власова был середняком, а не кулаком, как утверждала русская пропаганда. – Б.С.), древняя фермерская семья. Получил среднее образование. В 1919 г. обучался 1 год в Нижегородском институте. В 1920 г. вступил в Красноватую армию.

“Власов ничего не скрывал от германцев и говорил противнику все, что знал либо слышал. Но ничего не указывало на возможность его перехода на службу к противнику ”

В. сначало не был принят в Коммунистическую партию, как прошлый семинарист.

1920 г. – посещает школу младших командиров. Потом командует взводом на врангелевском фронте. Продолжает армейскую службу до окончания войны в 1920 г. Потом до 1925 г. – командир взвода и исполняющий обязанности командира роты. 1925 г. – посещает училище средних командиров. 1928 г. – училище старших командиров (в автобиографии, датируемой 16 апреля 1940 года, комбриг А. А. Власов докладывал: «В период 1928–1929 гг. закончил тактическо-стрелковые курсы усовершенствования комсостава РККА «Выстрел» в Москве». – Б.С.). 1928 г. – командир батальона, 1930 г. – вступает в Коммунистическую партию с целью продвижения по службе в Красноватой армии. 1930 г. – преподает стратегию в офицерском училище в Ленинграде. Начиная с 1933 г. – ассистент начальника отдела 1а (оперативного отдела) в штабе Ленинградского военного окрестность (в автобиографии А. А. Власова, написанной 16 апреля 1940-го, говорится: «С февраля 1933 г. переведен в штаб Ленинградского военного окрестность, где занимал должности: пом. начальника 1-го сектора 2-го отдела – 2 года; пом. начальника отдела боевой подготовки – 1 год, после этого 1,5 года был начальником учебного отдела курсов военных переводчиков разведывательного отдела ЛВО». 2-м отделом в ту пору вправду назывался оперативный отдел. – Б.С.). 1930 г. – командир полка. 1938 г. – в течение недлинного времени начальник штаба Киевского военного окрестность, после роли в советско-русской военной делегации в Китае. В этот период повышен в звании до полковника. По окончании командировки в Китай 1939 г. – командир 99-й дивизии в Перемышле. 13 месяцев командир этой дивизии. 1941 г. – командующий мотомеханизированным корпусом в Лемберге (Львов. – Б.С.). В боях меж Лембергом и Киевом мотомехкорпус был уничтожен. После чего назначен командующим Киевским укрепрайоном. В то же время переведен в только-только сформированную 37-ю армию. Из окружения в районе Киева вышел с маленькой группой людей. После чего был временно назначен в распоряжение генерала (в реальности маршала. – Б.С.) Тимошенко с тем, чтоб вернуть подразделения вещественного обеспечения Юго-Западного фронта. Через месяц уже переведен в Москву для вступления в командование только-только сформированной 20-й армией. Потом – роль в оборонительных боях вокруг Москвы. По 7 марта – командующий 20-й армией. 10 марта – перевод в штаб Волховского фронта. Тут начинал свою деятельность тактическим советником при 2-й ударной армии. После смещения командующего 2-й ударной армией генерала Клыкова принял командование этой армией 15-го апреля.

Данные по Волховскому фронту и 2-й ударной армии.

Состав Волховского фронта на середину марта: 52-я, 59-я, 2-я ударная и 4-я армии.

Командующий Волховским фронтом: генерал армии Мерецков.

Командующий 52-й армией: генерал-лейтенант Яковлев.

Командующий 59-й армией: генерал-майор Коровников.

Командующий 4-й армией: неизвестен.

Черта генерала армии Мерецкова.

Эгоист. Размеренная, беспристрастная беседа меж командующим армией и командующим фронтом проходила с огромным трудом. Личный антагонизм меж Мерецковым и Власовым. Mерецков старался задвигать Власова. Очень неудовлетворительное ориентирование и неудовлетворительные приказы штаба фронта 2-й ударной армии.

Короткая черта Яковлева.

Достигнул добротных фурроров в военной области, но не удовлетворен своим внедрением. Кадровики нередко обходили его с продвижением. Известен как запивоха…

Структура 2-й ударной армии.

Известные бригады и дивизии. Броско, что те части 52-й и 59-й армий, которые располагались в Волховском котле, не находились в руководстве 2-й ударной армии.

На середину марта подразделения 2-й ударной армии выглядели очень измотанными. Они понесли огромные утраты в протяжении томных зимних боев. Вооружение имелось в достаточном количестве, но не хватало боеприпасов. Посреди марта уже было плохо со снабжением и положение ухудшалось изо денька в денек.

Информация о противнике на середину марта была низкого свойства.

Предпосылки: недочет разведывательных источников, было захвачено всего несколько пленных.

Штаб 2-й ударной армии считал посреди марта, что армии противостоят приблизительно 6–8 германских дивизий. Было понятно, что посреди марта эти дивизии получили существенное пополнение.

Посреди марта перед 2-й ударной армией стояли последующие задачки: взятие Любани и соединение с 54-й армией.

В связи с подчинением 2-й ударной армии Волховскому фронту, а 54-й армии – Ленинградскому фронту не удалось согласовать приказы по совместной атаке на Любань.

Сведения о реальном положении 54-й армии доходили до штаба 2-й ударной армии очень изредка и в большинстве не соответствовали реальности и преумножали успехи армии. При помощи таких способов Мерецков желал побудить 2-ю ударную армию резвее двигаться к Любани.

После соединения 2-й ударной и 54-й армий последующей задачей был разгром германских войск, сосредоточенных в районе Чудово – Любань. Конечной задачей Ленинградского и Волховского фронтов зимой 42-го года, как считает Власов, является освобождение Ленинграда военными средствами.

Посреди марта план соединения 2-й ударной армии с 54-й армией сводился к последующему: сосредоточение сил 2-й ударной армии для удара на Любань через Красноватую Горку, укрепление фланга в районе Дубовик – Еглино при помощи 13-го кавкорпуса, проведение вспомогательных атак на Кривино и Новейшую Деревню.

По воззрению командующего 2-й ударной армией, этот план провалился по последующим причинам: недостающая ударная мощь, очень измотанный личный состав, недостающее снабжение.

Они придерживались плана продвижения к Любани до конца апреля.

Сначала мая генерал-лейтенант Власов был вызван в Малую Вишеру на встречу со штабом фронта, во главе которого временно стоял генерал-лейтенант Хозин с Ленинградского фронта (М. С. Хозина, который командовал Ленинградским фронтом, с 23 апреля по 8 июня включавшим в себя также войска временно упраздненного Волховского фронта, сделали козлом отпущения за смерть 2-й ударной. 8 июня он был снят с должности с убийственной формулировкой: «За невыполнение приказа Ставки о своевременном и резвом отводе войск 2-й ударной армии, за бумажно-бюрократические способы управления войсками, за отрыв от войск, в итоге чего противник перерезал коммуникации 2-й ударной армии и последняя была поставлена в только тяжелое положение». Но, строго говоря, противник перерезал коммуникации 2-й ударной еще до того, как Хозин стал командовать войсками Волховского фронта. – Б.С.). На этой встрече Власов получил приказ эвакуировать Волховский котел. 52-я и 54-я армии должны были прикрывать отступление 2-й ударной армии. 9 мая свершилась встреча командующего 2-й ударной армии с командирами дивизий, командирами бригад и комиссарами в штабе армии, которым он в первый раз объявил о намерении отойти.

Примечание. Показания перебежчиков о 87-й кавдивизии в первый раз поступили 10 мая в штаб 18-й армии, следующие известия поступали меж 10 и 15 мая.

Меж 15 и 20 мая войскам были отданы приказы об отступлении. Меж 20 и 25 мая отступление началось.

Для эвакуации Волховского котла имелся последующий план.

Поначалу отвод служб тыла, томного сна
ряжения и артиллерии под охраной пехоты с минометами. Потом следует отступление оставшейся пехоты на три поочередных рубежа:

1-й предел: Дубовик – Червинская Лука;

2-й предел: Финев Луг – Ольховка;

3-й сектор: предел реки Кересть.

Отступление 2-й ударной армии должно было прикрываться с флангов силами 52-й и 59-й армий. Части 52-й и 59-й армий, находившиеся снутри Волховского котла, должны были выйти из него в восточном направлении в последнюю очередь.

Предпосылки беды отступления: очень нехорошее состояние дорог (разлив), очень нехорошее снабжение, в особенности боеприпасами и провиантом, отсутствие одного управления 2-й ударной, 52-й и 59-й армиями со стороны Волховского фронта.

О том, что 30 мая прорванное кольцо окружения было вновь замкнуто германскими войсками, 2-й ударной армии стало понятно только через два денька. В связи с этим замыканием окружения генерал-лейтенант Власов востребовал от Волховского фронта: 52-й и 59-й армиям сбить германские заслоны хоть какой ценой. Не считая того, он переместил все находившиеся в его распоряжении силы 2-й ударной армии в район восточнее Кречно, чтоб открыть с запада германский заслон. Генерал-лейтенанту Власову неясно, почему со стороны штаба фронта не последовало всем трем армиям общего приказа о прорыве германского заслона. Любая армия вела бои более либо наименее без помощи других.

Со стороны 2-й ударной армии 23 июня было изготовлено последнее напряжение сил, чтоб пробиться на восток. Сразу силы 52-й и 59-й армий, задействованные для прикрытия флангов с севера и юга, не стали держать под контролем положение (практически: kamen… ins Rutschen – соскользнули, сползли. Во куске протокола допроса, размещенном в «Военно-историческом журнале», дан более щадящий для командования 52-й и 59-й армий, но не соответственный тексту германского оригинала перевод: «Одновременно для прикрытия флангов пришли в движение с севера и юга части 52-й и 59-й армий». – Б.С.). 24 мая (возможно, описка, должно быть: 24 июня. – Б.С.) единое управление 2-й ударной армией стало нереально и 2-я ударная армия распадается на отдельные группы.

Генерал-лейтенант Власов в особенности подчеркивает уничтожающее воздействие германской авиации и очень высочайшие утраты, причиненные заградительным огнем артиллерии.

Как считает генерал-лейтенант Власов, около 3500 покалеченых из 2-й ударной армии вышли из окружения на востоке вкупе с малозначительными остатками отдельных частей.

Генерал-лейтенант Власов считает, что около 60 000 человек из 2-й ударной армии были или взяты в плен, или уничтожены. (по всей вероятности, Власов имеет в виду утраты за март – июнь. Для сопоставления: за этот период 18-я германская армия растеряла 10 872 человека убитыми и 1487 человек пропавшими без вести, также 46 473 человека ранеными, а всего 58 832 человека, что меньше, чем одни только невозвратные утраты армии Власова. Германские невозвратные утраты оказываются впятеро меньше невозвратных утрат одной только 2-й ударной армии. А ведь армия Линдемана в это время сражалась и против 52-й и 59-й армий, значимая часть соединений которых тоже оказалась в котле и понесла никак не наименьший урон, чем армия Власова. Не считая того, против 18-й германской действовали 4-я и 54-я армии. Можно представить, что невозвратные утраты этих 3-х армий были как минимум в три раза больше невозвратных утрат 2-й ударной. – Б.С.). О численности частей 52-й и 59-й армий, находившихся в Волховском котле, он не мог сказать никаких сведений.

Намерения Волховского фронта.

Волховский фронт желал вывести 2-ю ударную армию из Волховского котла на восток и сконцентрировать ее в районе Малой Вишеры для восстановления, удерживая при всем этом Волховский плацдарм.

После восстановления 2-й ударной армии планировалось развернуть ее в северной части Волховского плацдарма с тем, чтоб выдвинуться на Чудово со 2-й ударной армией с юга и 54-й и 4-й армиями с севера. В связи с развитием обстановки генерал-лейтенант Власов не верует в воплощение этого плана.

По воззрению генерал-лейтенанта Власова, план военного деблокирования Ленинграда будет продолжать осуществляться.

Реализация этого плана будет значимым образом зависеть от восстановления дивизий Волховского и Ленинградского фронтов и от поступления новых сил.

Власов считает, что с силами, имеющимися в текущее время, Волховский и Ленинградский фронты не в состоянии развернуть крупномасштабное пришествие в районе Ленинграда. По его воззрению, имеющихся сил чуть довольно, чтоб задерживать Волхо

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,109 сек. | 11.46 МБ