1-ый наш стрелковый батальон

Первый наш стрелковый батальонИстория подразделения, все бойцы которого награждены орденами Славы

В конце 1944 года наиблежайшей задачей Красноватой армии стал выход к границам Германии и удар по Берлину. Для этого были сделаны подходящие условия, а именно, захвачены плацдармы на западном берегу Вислы. Правда, было надо доукомплектовать войска людьми и техникой. Генерал-лейтенант Г. Пласков гласил мне потом, что их 2-я гвардейская танковая армия в боях за Польшу растеряла более пятисот танков и самоходок.

Готовились к решающей битве и немцы. Сбросить наши части с плацдармов на Висле им не удалось, но они лихорадочно крепили эшелонированную – семь рубежей – оборону на пути к Одеру. В германском командовании разрабатывался план удара по войскам союзников в Арденнах.

К середине декабря 1944 года немцы сосредоточили в Арденнах 300 тыщ человек против 83 тыщ у союзников. 16 декабря в 5.30 утра началось германское пришествие. 106-я пехотная дивизия США была окружена и уничтожена. Разгрому также подверглись 28-я пехотная и 7-я бронетанковая дивизии. 101-я воздушно-десантная дивизия США попала в окружение. Союзники откатились на 90 км.

К концу декабря им удалось было стабилизировать обстановку, но 1 января 1945 года последовал 2-ой мощнейший удар германцев, сопровождавшийся наисильнейшей бомбежкой аэродромов.

Первый наш стрелковый батальон

Черчилль просит о помощи

6 января Сталину доложили, что британский засол в Москве просит его принять. «Личное и строго секретное послание» премьер-министра Англии говорило: «На Западе идут очень томные бои, и в хоть какое время от Верховного командования могут потребоваться огромные решения… Я буду признателен, если Вы можете сказать мне, можем ли мы рассчитывать на большое российское пришествие на фронте Вислы либо где-нибудь в другом месте в течение января и в любые другие моменты… Я считаю дело срочным».

Это была даже не просьба о помощи, а быстрее мольба. Уже на последующее утро Уинстон Черчилль читал: «Лично и строго секретно от премьера И.В. Сталина премьер-министру г-ну Черчиллю: …Мы готовимся к наступлению, но погода на данный момент не способствует нашему наступлению. Но, беря во внимание положение наших союзников на Западном фронте, Ставка Верховного Главнокомандования решила усиленным темпом окончить подготовку и, не считаясь с погодой, открыть широкие наступательные деяния против германцев по всему центральному фронту не позднее 2-ой половины января. Сможете не колебаться, что мы создадим все, что только может быть сделать для того, чтоб оказать содействие нашим славным союзным войскам».

Командующие фронтами Г.Жуков (1-й Белорусский), К.Рокоссовский (2-й Белорусский), И.Конев (1-й Украинский) и И.Петров (4-й Украинский) получили директиву Ставки: начало пришествия переносится на более ранешние сроки. В ноябре 1966 года я пару раз встречался с маршалом Коневым и спросил его, как он реагировал на перенос операции на восемь суток.

– Только девятого января мне по ВЧ позвонил Антонов, – говорил Иван Степанович. – Он тогда исполнял обязанности начальника Генштаба, и от имени Сталина сказал, что пришествие должно начаться 12 января, через три денька! Объяснил: у союзников тяжелое положение в Арденнах и наше пришествие начинается не 20, а 12 января. Я сообразил, что это приказ и ответил, что выполню его. Это была не бравада, а трезвая оценка событий: в главном мы были готовы.

Маршал стал приводить числа. У фронта было 3600 танков и самоходок, выше 17 тыщ орудий и минометов, 2580 самолетов. Войска насчитывали 1 млн 84 тыс. человек.

В частях 1-го Украинского и 1-го Белорусского фронтов было выше 2 млн 112 тыщ бойцов и командиров, плюс практически стотысячная 1-я армия Войска Польского, сформированная и снаряженная на местности СССР. Она, естественно, была нацелена на Варшаву. Плюс еще войска левого крыла 2-го Белорусского и правого крыла 4-го Украинского фронтов.

Первый наш стрелковый батальон

Полчаса до атаки…

Были приняты жесткие меры маскировки. Армейские и дивизионные газеты много писали о том, как строить теплые землянки, заготовлять горючее. У германцев сложилось воспоминание, что российские собираются зимовать на Висле. Строили неверные переправы, строили фанерные танки и орудия. Как ни феноминально, но помогали в маскировке сами немцы. Чуть не каждую ночь с германских позиций раздавалось: «Рус, дафай «Катюша»!» И тотчас с нашей стороны звукопередающие установки делали «заявку». И под звучные звуки песни через реку переправлялись танки, орудия, «Катюши».

Артиллерией 1-го Белорусского фронта командовал генерал В.И.Казаков. В 1965 году, когда я работал в столичной областной газете, мы публиковали много материалов в связи с 20-летием Победы и 25-летием битвы за Москву. Два раза приезжал в редакцию для интервью и генерал Казаков – Герой Русского Союза, кавалер 3-х орденов Суворова I степени. Посреди «технарей» – танкистов, артиллеристов, авиаторов – факт уникальный.
– На обоих плацдармах мы сосредоточили выше 11 тыщ орудий и минометов, – говорил он. – 1-ый огневой налет продолжался не час, как обычно, а 25 минут. В большинстве случаев, как мы открывали огнь, противник успевал отвести свои войска на вторую и даже третью линию обороны. Мы расходовали много снарядов, не причинив особенного вреда. А в сей раз поразили оборону германцев на глубину 6-8 км. Пехота пошла в атаку прямо за огневым валом, чего противник не ждал.

Согласно графику командир 215-го полка 77-й гвардейской Черниговской стрелковой дивизии гвардии полковник Быков собрал командиров батальонов и рот и объявил им о четкой дате пришествия. В главном полк готов к атаке. Начальник штаба гвардии подполковник Манаенко знакомит с приказом: «1. В первых эшелонах организовать питание с расчетом: днем 13.1.1945 выдать жаркую еду и по 100 гр. водки. 2. С утра 14.1.1945 к 7.00 окончить выдачу жаркого завтрака и по 100 гр. водки. До действий за 30-40 мин. сухой паек: вареное мясо, хлеб, сахар, сало, чтоб хватало на целый денек, и выдать по 100 гр. водки».

В водке была необходимость, ибо стояла не просто гнусная, а стршная погода. То дождик, то снег, под ногами водянистая каша. Промокали не только лишь ноги – пудовыми становились шинели и тулупы. Помогало старенькое российское «снадобье».

14 января 1945 года. Преждевременное утро, еще мрачно. Валит тяжкий снег, густой туман. Военный Совет 1-го Белорусского фронта в полном составе во главе с командующим переправляются на Магнушевский плацдарм. В 8.30 В.И.Казаков скомандовал: открыть огнь! Удар колоссальной мощи обвалился на германские позиции.

Командир 1-го стрелкового батальона гвардии майор Борис Емельянов на острие атаки поставил взвод Миши Гурьева. Не по годам рассудительный сибиряк – ему еще как бы нет 21 – вел войну с августа 1943-го.

Возвратились саперы, доложили: проходы изготовлены, мины с маршрутов броска сняты. Емельянов поглядел на часы: 8.30. Громыхнуло так, что соседа не слышно. Над германскими позициями сплошная заавесь огня и дыма. 8.55. Комбат кивнул Гурьеву: пошли! И здесь же передал в штаб полка: перебежал в атаку.

9.00. Гурьев орет по телефону: завладел первой линией! Емельянов здесь же дублирует донесение в полк.
1-ая траншея сзади. Пулеметчик сержант Гаврилюк мчится ко 2-ой полосы и падает: ранен. Перевязывает рану и продолжает вести огнь, продвигается к очередной траншее. Из строя выбывает весь пулеметный расчет. Оставшись один, сержант ворвался в траншею и отдал из пулемета длинноватую очередь. Траншея свободна.

9.25. Захвачена 2-я линия траншей. 10.30. Завладел 3-й линией. 11.00. Достигнул отметки 162,8. Противник оказывает слабенькое сопротивление.

Батальон идет вперед, но левый фланг отстает: там неприятельский пулемет принудил залечь бойцов. Рядовой Бахметов по-пластунски пробирается в тыл к пулеметчику, по дороге подбирает немецкую гранату. Бросок, взрыв, пулемет замолкает.

13.15. Закрепились согласно устному приказу комдива. Обгоняя бегущих пехотинцев и танки сопровождения, вперед бросились танковые бригады. 20.00. За денек у нас убито и ранено 71 человек.
В одном из окопов Гурьев увидел группу германцев у миномета. Он и еще двое бойцов кинулись на их. Рукопашная. Позже не могли вспомнить, чем лупили – прикладами автоматов либо кулаками. Только перевели дух, санитары понесли раненого ротного. Гурьев – к телефону, докладывает Еме

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,159 сек. | 11.45 МБ