1-ый в мире подводный минный заградитель «Краб». Часть 5. 1-ый боевой поход подводного минного заградителя «Краб»

Когда началась 1-ая глобальная война, русский Черноморский флот по мощи очевидно превосходил военно-морской флот Турции. Но через 12 дней после того как началась война (Турция в это время оставалась еще нейтральной) в Константинополь (Стамбул) пришли 2 германских судна – легкий крейсер "Бреслау" и линейный крейсер "Гебен", которые прорвались мимо кораблей Франции и Англии в Восточное Средиземноморье. Потом они вошли в Темное море через проливы Дарданеллы и Босфор. "Гебен" был современным линейным крейсером обладавшим скоростью в 28 узлов и имеющим на вооружении 10 280–миллиметровых орудий.
В то же время в составе Черноморского флота имелись только устаревшие линейные корабли, вооруженные 4-мя орудиями калибра 305 мм (броненосец "Ростислав" — 4-мя орудиями калибра 254мм), скорость данных судов не превосходила 16 узлов. По количеству многокалиберных орудий вся русская бригада броненосных судов артиллерийское вооружение крейсера "Гебен" превосходила, но он, пользуясь приемуществом в скорости, мог всегда избежать встречи с эскадрой Русского флота. Современные же русские корабли только строились в Николаеве, и к началу войны ни какой-то из них не был готов. Потому понятна заинтригованность русского командования Черноморского флота в пополнении этими судами.

Первый в мире подводный минный заградитель "Краб". Часть 5. Первый боевой поход подводного минного заградителя "Краб"
Подводный минный заградитель "Краб", при постройке на судоверфи завода Наваль в Николаеве., 1911 г.

Летом 1915 года в строй был должен вступить 1-ый из этих линкоров – "Императрица Мария" (вооружение: 20 130-миллиметровых орудий и двенадцать 305 миллиметровых орудий). Но 1-ый переход в Севастополь из Николаева корабль был должен совершить с неопробованными орудийными башнями основного калибра. Естественно, его переход можно было считать обеспеченным только в этом случае, если исключалась встреча "Императрицы Марии" и крейсера "Гебен". Для обеспечения перехода "Императрицы Марии" в Севастополь, появилась мысль преградить "Гебену" вход в Темное море. Для этого необходимо было скрытно поставить минное заграждение у пролива Босфор. Для таковой постановки мин около вражеского побережья более подходящим был подводный минный заградитель. Вот почему выполнение задачки поручили подводной лодке "Краб", которая не окончила еще собственных испытаний.

В 07:00 25 июня 1915 года подводный минный заградитель "Краб" под коммерческим флагом с 4 торпедами и 58 минами и на борту снялся со швартовов.
Не считая личного состава, на заградителе находились: капитан первого ранга начальник Подводной бригады Клочковский В.Е., лейтенант флагманский штурман бригады Паруцкий М.В. и лейтенант сдаточный капитан завода инженер-механик Лукьянов В.С. (последний в поход вышел по собственному желанию). Заградитель сопровождался новыми подводными лодками "Морж", "Тюлень" и "Нерпа".
Подводная лодка "Краб", согласно приобретенным инструкциям, должна была поставить минное заграждение на полосы Босфорских маяков (Анатоли-Фенер и Румели-Фенер) длиной в 1 милю. Подводная лодка "Нерпа" должна была перекрыть Босфор с востока, находясь около маяка Шили (Анатолийское побережье Турции, восточнее Босфора); подводная лодка "Тюлень" должна была находится к западу от Босфора, а подлодка "Морж" – на позиции против самого Босфора.
В 09:20 подводная лодка "Краб", находясь на параллели мыса Сарыч, взяла курс на Босфор. Подлодки "Тюлень", "Нерпа" и "Морж" шли в кильватерной колонне, при всем этом головная подлодка "Тюлень" находилась на левом траверзе "Краба". Стояла ясная погода, ветер не превосходил 2-ух баллов. Подводная лодка "Краб" шла под 2-мя керосиновыми моторами правого борта. Через несколько часов работы должны были перейти на движки левого вала, для осмотра первых и приведения их в порядок.

С 10 до 11 часов были проведены стрелковое и артиллерийское учения: были опробованы пулеметы и 37-миллиметровое орудие. По приказу начальника бригады в 12.00 на подводн
ых лодках были подняты вымпел и военный флаг. В 20:00 подлодки начали расходиться, для того чтоб не стеснять друг дружку в мгле в маневрировании. С утра они вновь должны были повстречаться.
Минный заградитель "Краб", имея огромную скорость, чем другие подводные лодки, пришел в точку встречи с утра 26 июня ранее сопровождавших его подводных лодок. Потому, для использования свободного времени, движки приостановили и произвели дифферентование и погружение заградителя "Краб". Во время погружения обнаружилось, что подводная лодка "Краб" теряет плавучесть кормой. Выяснилось, что кормовая дифферентная цистерна наполнялась водой в связи с тем, что горловина цистерны пропускала из опции воду. Пришлось выплыть и поменять резину на горловине цистерны. Повреждение было исправлено, после этого вновь приступили к дифферентованию.
Во время дифферентования обнаружилось, что перекачка воды меж дифферентыми цистернами невозможна из-за малой мощности помпы. Во время всплытия заградителя оставшаяся в надстройке вода спускалась по трубам.
Но оказалось, что это происходит медлительно, потому нужно было открыть горловину кормовой дифферентной цистерны и спустить часть воды в нее, а потом откачать ее за борт брандспойтом.

Все подводные лодки в 10:50 были в сборе. После удефферентования "Краба" подводные лодки "Тюлень" и "Нерпа" направились на данные позиции, а подлодка "Морж", так как она должна была занять позицию против Босфора, следовал совместно с минным заградителем "Краб". До Босфора оставалось пройти 85 миль. Капитан первого ранга Клочковский намечал выполнить минную постановку в вечерних сумерках, для того чтоб в случае беды либо неисправности заградителя при постановке либо сходу после нее ночкой оставался резерв времени. В связи с этим он решил произвести минную постановку вечерком на последующий денек, другими словами 27 июня.
Моторы пустили в 14:00, дали ход и сразу была начата зарядка аккумуляторной батареи. В 20:00 подлодка "Морж" ушла. При всем этом она получила предписание повстречаться против Босфора на последующее утро, но вне видимости подводной лодки с берега. В 00:00 27 июня зарядку батареи окончили (принято 3000 А-часов), движки застопорили, и подлодка "Краб" простояла на месте до 04:00, после этого она пошла малым ходом. В 06:30 открылся сберегал по носу, в 07:35 показалась подводная лодка "Морж" справа по траверзу. В 09:00 легкая темнота практически скрыла сберегал. "Краб" находился от пролива Босфор в 28 милях. Моторы застопорили, а потом, после обеда, в 11:40 вновь пустили, но уже на винт и зарядку, для того чтоб батареи к грядущей минной постановке были вполне заряжены. В 11 милях от Румели- Фенер в 16:15 моторы застопорили, в 16:30 начали погружение. Через 20 минут после чего дали подводный ход в 4 узла. Начальник бригады подводных лодок принял решение ставить минное заграждение от маяка Анатоли-Фенер к Румеоли-Фенер, а не напротив, так как в последнем случае в случае ошибки в скорости подводный заградитель "Краб" мог выскочить на Анатолийский сберегал.

Определение места подлодки выполнялось в перископ. Но для того чтоб не найти себя, находившийся в рубке начальник бригады подводных лодок брал пеленги перископом, выставляя его на поверхность лишь на несколько секунд, после этого он передавал отсчет по кругу флагманскому штурману, который вел прокладку курса.
В 18:00 заградитель находился в 8 милях от Анатоли-Фенер. "Краб" шел на глубине 50 футов (15,24 метров), считая от киля подводной лодки до поверхности. Потом глубину прирастили до 60 футов (18,29 метров). В 19:00 во время определения места заградителя напротив пролива нашли турецкий сторожевой пароход, находившийся в 10 кабельтовых от заградителя. Но от атаки парохода капитан первого ранга Клочковский отказался, так как страшился найти себя и сорвать постановку минного заграждения. Глубину прирастили до 65 футов (19,8 метров), для того чтоб пройти под килем парохода, заградитель "Краб" лег на курс 180 градусов.
В 19.55 заградитель от маяка Анатоли-Фенер находился в 13,75 кабельтовых. В 20:10 приступили к постановке мин. Через 11,5 минут минный заградитель краб коснулся грунта. Так как начальник бригады подводных лодок стремился поставить минное заграждение как можно поближе к маякам, то он посчитал, что минный заградитель прикоснулся к Румелийской отмели. В связи с этим Клочковский отдал распоряжение положить руль на правый борт, продуть цистерну высочайшего давления и приостановить минный элеватор. В этот момент по ука
зателю последняя мины была еще не поставлена.
В 20:22 последовал сильный толчок, а потом еще несколько. Заградитель поднялся до 45 футов (13,7 метров), имея значимый дифферент на нос, но далее не всплывал, возможно, задев за что-то носом. Тогда застопорили ход и продули среднюю цистерну, чтоб дать возможность подводной лодке освободиться и не намотать на винт минрепы (если заградитель находится на минном заграждении). Через минутку "Краб" поднялся до половины рубки, находясь на курсе на норд. С левого борта в иллюминатор рубки в сумерках показывался маяк Румели-Фенер…
Заградитель в 20:24 вновь опустился, набрав ход 5,25 узлов.
Через минутку во время пробы поставить "последнюю мину" выяснилось, что указатель работал ошибочно: данная мина была поставлена перед самым соприкосновением с грунтом. Скорость заградителя уменьшили, а глубину прирастили до 65 футов (19,8 метров), для того чтоб проходить под килем встречных судов и под вероятными минными заграждениями.

"Краб" в 20:45 прирастил скорость до 4,5 узлов, чтоб как можно резвее отступить от Босфора, так как имелись огромные дифференты, и появилось предположение, что подводная лодка получила повреждение корпуса. Капитан первого ранга Клочковский в 21:50 отдал приказ выплыть. После всплытия начальник бригады подводных лодок совместно с командиром вышли на мостик наверх. Было мрачно. Ничего не было видно: только на темной полосе берега, около пролива показывались вспышки огня, а западнее его – слабенький мерцающий свет… Включили вентиляцию подводной лодки и разрешили выйти наверх нуждающимся в свежайшем воздухе, а такие имелись, в особенности в кормовом отделении минного заградителя, где стояли керосиновые моторы… Вот, что в собственном донесении записал командир подводной лодки старший лейтенант Феншоу Л.К.: "Ввиду недочета времени, оставшегося перед погружением, не мог как надо охладить керосиновые моторы и пошел с жаркими моторами под воду.
От высочайшей температуры, исходившей от нагревающихся электромоторов, во время длительного 6-часового подводного хода появились значимые выделения паров масла и керосина, так сильные, что большая часть команды угорело не только лишь в кормовой части подводной лодки, да и в других частях судна. Даже в рубке, где находились начальник бригады подводных лодок, флагманский штурман, командир подводной лодки и вертикальный управляющий, глаза очень слезились, а дыхание было затруднено. Вследствие этого после всплытия подводной лодки часть команды вышла на палубу, а мичмана Иванова, и.д. старшего инженер-механика, вынесли в полубессознательном состоянии".
В 23:20 запустили керосиномоторы правого борта, а спустя 25 минут – левого борта. Начальник бригады был должен дать условленную радиограмму командиру подлодки "Морж", но это сделать не удалось, так как во время подводного хода порвалась антенна заградителя.

Предстоящее плавание подводной лодки "Краб" до Севастополя прошло без инцидентов. Боялись только за то, что не хватит смазочного масла, так как его расход оказался еще больше предполагавшегося. Последнее внезапным не было, потому что еще 8 апреля во время испытаний подводного минного заградителя на надводный ход комиссия решила поменять устройство смазки упрямых подшипников и установить холодильник для остывания стекающего масла, но этого к истинному походу сделать не успели.
29 июня в 07:39 при подходе к Севастополю минный заградитель "Краб" разошелся с эскадрой Черноморского флота, вышедшей из Севастополя. Начальник бригады подводных лодок донес командующему флотом о том, что заградитель выполнил боевое задание. В 08:00 вновь подняли коммерческий флаг. В 09:30 подводный минный заградитель "Краб" отшвартовался в Южной бухте у базы.

1-ый поход показал, что заградитель имеет существенное число конструктивных недочетов, таких как: сложность системы погружения, из-за чего время погружения могло составлять до 20 минут; загроможденность подводной лодки механизмами; в помещениях высочайшая температура вызванная работой керосиновых моторов и вредные испарения от их, что затрудняло работу команды минного заградителя. Не считая того, нужно учитывать и тот факт, что личный состав не успел перед походом как надо изучить устройство настолько сложного корабля. Только принципиальное и срочное задание принудило командование отправить еще не на сто процентов законченный подводный минный заградитель в настолько ответственный поход.
Благодаря полному спокойствию и находчивости, т

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,182 сек. | 11.46 МБ