Письмо танкиста

Письмо танкистаСпустя четверть века после войны в глухом лесу под Вязьмой был найден вросший в землю танк БТ с отлично приметным тактическим номером 12. Лючки были задраены, в борту сияла пробоина. Когда машину вскрыли, на месте механика-водителя нашли останки младшего лейтенанта-танкиста. У него был наган с одним патроном и планшет, а в планшете — карта, фото возлюбленной девицы и не отправленные письма.

25 октября 1941 г.

Здравствуй, моя Варя!
Нет, не встретимся мы с тобой.
Вчера мы в полдень крушили еще одну гитлеровскую колонну. Фашистский снаряд пробил боковую броню и лопнул снутри. Пока уводил я машину в лес, Василий погиб. Рана моя жестока.

Похоронил я Василия Орлова в березовой роще. В ней было светло. Василий погиб, не успев сказать мне ни одного слова, ничего не передал собственной прекрасной Зое и беловолосой Машеньке, похожей на одуванчик в пуху.

Вот так из 3-х танкистов остался один.
В сутемени въехал я в лес. Ночь прошла в муках, потеряно много крови. На данный момент почему-либо боль, прожигающая всю грудь, улеглась и на душе тихо.

Очень грустно, что мы не всё сделали. Но мы сделали всё, что смогли. Наши товарищи погонят неприятеля, который не должен ходить по нашим полям и лесам. Никогда я не прожил бы жизнь так, если б не ты, Варя. Ты помогала мне всегда: на Халхин-Голе и тут.

Наверняка, все-же, кто любит, тот добрее к людям. Спасибо для тебя, родная! Человек стареет, а небо вечно юное, как твои глаза, в которые только глядеть да наслаждаться. Они никогда не постареют, не поблекнут.

Пройдет время, люди залечат раны, люди построят новые городка, вырастят новые сады. Наступит другая жизнь, другие песни будут петь. Но никогда не запамятовывайте песню про нас, про 3-х танкистов.

У тебя будут расти прекрасные малыши, ты еще будешь обожать.
А я счастлив, что ухожу от вас с величавой любовью к для тебя.

Твой Иван Колосов

На Смоленщине, у одной из дорог, на постаменте высится русский танк с бортовым номером 12. На этой машине все 1-ые месяцы войны вел войну младший лейтенант Иван Сидорович Колосов — кадровый танкист, начавший собственный боевой путь еще от Халхин-Гола.
Экипаж — командир Иван Колосов, механик Павел Рудов и заряжающий Василий Орлов — как нельзя лучше походил на персонажей пользующейся популярностью в довоенное время песни о 3-х танкистах:

Три танкиста, три радостных друга
— экипаж машины боевой…

Бои с гитлеровцами были ожесточенными. Неприятель за каждый километр русской земли платил сотками трупов собственных боец и офицеров, десятками уничтоженных танков, пушек, пулеметов. Но таяли ряды и наших бойцов. Сначала октября 1941 года на подступах к Вязьме застыли сходу восемь наших танков. Получил повреждение и танк Ивана Колосова. Умер Павел Рудов, был контужен сам Колосов. Но неприятеля приостановили.

С пришествием мглы удалось завести мотор, и танк с номером 12 скрылся в лесу. Собрали с подбитых танков снаряды, приготовились к новенькому бою. С утра узнали, что фашисты, обогнув этот участок фронта, все таки продвинулись на восток.

Что делать? Вести войну в одиночку? Либо кинуть подбитую машину и пробираться к своим? Посоветовался командир с заряжающим и решил выдавить из танка все, что может быть, и вести войну здесь, уже в тылу, до последнего снаряда, до последней капли горючего.

12 октября танк с номером 12 вырвался из засады, внезапно на всей скорости налетел на неприятельскую колонну и разметал ее. В тот денек было уничтожено около сотки гитлеровцев.

Потом с боями двинулись на восток. По дороге танкисты не раз нападали на колонны и обозы неприятеля, а в один прекрасный момент раздавили «опель-капитан», в каком ехало какое-то фашистское начальство.

Пришло 24 октября — денек последнего боя. О нем поведал собственной жене Иван Колосов. У него была привычка часто писать письма Варе Журавлевой, что жила в деревне Ивановке, неподалеку от Смоленска. Жила до войны…

В глухом и отдаленном от селений бору-верещатнике в один прекрасный момент натолкнулись на поржавевший танк, укрытый густыми лапами ели и наполовину ушедший в землю. Три вмятины на лобовой броне, рваная дыра на боку, приметный номер 12. Лючок плотно задраен. Когда танк открыли, то узрели у рычагов останки че
ловека — это и был Иван Сидорович Колосов, с пистолетом при одном патроне и планшетом, в каком лежали карта, фото возлюбленной и несколько писем к ней…

Эту историю на страничках газеты «Правда» поведал Е. Максимов 23 февраля 1971 года. Отыскали Варвару Петровну Журавлеву и вручили ей письма, написанные Иваном Сидоровичем Колосовым в октябре 1941 года.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,249 сек. | 11.48 МБ