Письмо товарищу Сталину

Письмо товарищу Сталину

Захар Прилепин стал почтальоном

Социализм был выстроен.
Поселим в нём людей.
Борис Слуцкий.

Мы поселились в твоём социализме.

Мы поделили страну, сделанную тобой.

Мы заработали миллионы на заводах, построенных твоими рабами и твоими учёными. Мы обанкротили возведённые тобой предприятия и увели приобретенные средства за кордон, где выстроили для себя дворцы. Тыщи реальных дворцов. У тебя никогда не было таковой дачи, оспяной уродец.

Мы продали заложенные тобой ледоходы и атомоходы и приобрели для себя яхты. Это, кстати, совсем не метафора, это факт нашей биографии.

Потому твоё имя зудит и чешется у нас снутри, нам охото, чтобы тебя никогда не было.

Ты сохранил жизнь нашему роду. Если б не ты, наших дедов и прадедов передушили бы в газовых камерах, аккуратненько расставленных от Бреста до Владивостока, и наш вопрос был бы совсем решён. Ты положил в семь слоёв российских людей, чтобы спасти жизнь нашему семени.

Когда мы говорим о для себя, что мы тоже вели войны, мы отдаём для себя отчёт, что вели войны мы исключительно в Рф, с Россией, на хребте российских людей. Во Франции, в Польше, в Венгрии, в Чехословакии, в Румынии, и дальше всюду у нас вести войну не вышло так отлично, нас там собирали и жгли. Вышло исключительно в Рф, где мы обрели спасение под твоим противным крылом.

Мы не хотим быть признательными для тебя за свою жизнь и жизнь собственного рода, усатая сука.

Но всекрете мы знаем: если бы не было тебя – не было бы нас.

Это обыденный закон людского бытия: никто не вожделеет быть кому-то длительно признательным. Это утомляет! Хоть какого человека раздражает и мучит, если он кому-то должен. Мы желаем быть всем обязанными только для себя – своим талантам, собственному мужеству, собственному уму, собственной силе.

Тем паче мы не любим тех, кому должны огромную сумму средств, которую не в состоянии возвратить. Либо не желаем возвратить.

Потому мы хотим обставить дело так, что мы вроде бы и не брали у тебя взаем, а заработали сами, либо нам кто-то принёс в подарок 100 кг больших купюр, либо они валялись никому не нужные – да! отлично! валялись никому не подходящими! и мы их просто подобрали — так что, отстань, отстань, не стой перед очами, сгинь, гадина.

Чтобы избавиться от тебя, мы придумываем всё новые и новые истории в жанре другой истории, в жанре мухлежа и шулерства, в жанре тупого вранья, в жанре замечательной и подлой демагогии.

Мы говорим – и здесь редчайший случай, когда мы говорим практически правду – что ты не жалел и временами истреблял российский люд. Мы обычно увеличиваем количество жертв в 10-ки и даже сотки раз, но это детали. Главное, мы умалчиваем о том, что самим нам нисколечко не дорог ни этот люд, ни его интеллигенция. В нынешнем семимильном, непрестанном исчезновении населения страны и народной знати, мы безустанно и самозабвенно виним – какой прелестный феномен! – тебя! Это ведь не мы уничтожили русскую деревню, русскую науку и низвели русскую интеллигенцию на уровень босяков и бастардов – это, не смейся, всё ты. Ты! Погибший 60 годов назад! А мы вообщем ни при чём. Когда мы сюда пришли – всё уже сломалось и сгибло. Свои млрд мы заработали сами, своим трудом, на пустом месте! Клянёмся нашей матерью.

В последнем случае, в отмирании российского этноса мы лицезреем беспристрастный процесс. Это ведь при для тебя людей убивали, а при нас они погибают сами. Ты даже не успевал их настолько не мало убивать, как стремительно они погибают сейчас по своей воле. Объективность, не так ли?

Ещё мы уверенно говорим, что Победа свершилась вопреки для тебя.

Правда, малость удивительно, но с того времени в Рф почему-либо ничего не выходит вопреки. К примеру, она никак не становится разумной и сильной державой ни вопреки, ни даже благодаря нам и нашей созидательной деятельности. Снова феномен, чёрт возьми.

Мы говорим, что ты сам желал развязать войну, хотя так и не отыскали ни 1-го документа, доказывающего это.

Мы говорим, что ты убил всех бардовых офицеров, и иногда даже возводим убиенных тобой военспецов на пьедестал, а тех, кого ты не убил, мы не можем терпеть и затаптываем. Ты убил Тухачевского и Блюхера, но оставил Ворошилова и Б
удённого. Потому последние два – бездари и ублюдки. Если бы случилось напротив, и в живых оставили Тухачевского и Блюхера, то бездарями и ублюдками оказались бы они.

Вроде бы то ни было, мы твёрдо знаем, что ты обезглавил армию и науку. То, что при для тебя мы вопреки для тебя имели армию и науку, а при нас не рассмотреть ни того, ни другого, не отменяет нашей убежденности.

Мы говорим, что намедни страшной войны ты не возжелал условиться с «западными демократиями», при том, что одни «западные демократии», как мы всекрете знаем, сами отлично уславливались с Гитлером, а другие западные, также отдельные восточные демократии исповедовали фашизм, и строили фашистские страны. Не много того, сразу денежные круги неземным светом осиянных Соединённых Штатов Америки вкладывали в Гитлера и его поганое будущее большие средства.

Мы простили всё и всем, мы не простили только тебя.

Тебя терпеть не могли и «западные демократии», и «западные автократии», и эти самые денежные круги, и терпеть не могут до сего времени, так как помнят с кем имели когда-то дело.

Они имели дело с кое-чем по всем показателям обратным нам. Ты – другая точка отсчёта. Ты другой полюс. Ты носитель программки, которую никогда не вместит наше местечковое сознание.

Ты стоял во главе страны, победившей в самой ужасной войне за всю историю населения земли.

Ненависть к для тебя соразмерна только твоим делам.

Терпеть не могут тех, кто делает. К тем, кто ничего не делает, нет никаких претензий. Что делали главы Франции, либо Норвегии, либо, скажем, Польши, когда началась та война, напомнить?

Они не отдавали приказ «Ни шагу вспять!». Они не вводили заград-отряды, чтоб «спасти свою власть» (конкретно так мы, альтруисты и бессеребренники, любим гласить о для тебя). Они не кидали полки и дивизии под пули и снаряды, ни заливали кровью поля во имя малой высотки. Они не заставляли работать подростков на военных заводах, они не вводили зверские санкции за запоздание на работу. Нет! Миллионы их людей всего только, расслабленно и трепетно, трудились на гитлеровскую Германию. Какие к ним могут быть претензии? Претензии всего мира обращены к для тебя.

При для тебя были заложены базы покорения космоса – если бы ты прожил чуток подольше, галлактический полёт случился бы при для тебя – и это было бы совершенно нестерпимо. Представляешь? – правитель, усатый цезарь, перекроивший весь мир и выпустивший человека, как птенца, за границы планетки – из собственной вечно дымящей трубки!

О, если бы ты прожил ещё полста лет – никто б не разменял величавую галлактическую одиссею на ай-поды и компьютерные игры.

Да, к тому же, при для тебя сделали атомную бомбу – что выручило мир от ядерной войны, а российские городка от американских ядерных ударов, когда заместо Питера была бы тёплая и фосфорицирующая Хиросима, а заместо Киева – пасмурное и мирное Нагасаки. И это было бы торжеством демократии, настолько дорогой нам.

Ты сделал Россию тем, чем она не была никогда – самой сильной государством на земном шаре. Ни одна империя за всю историю населения земли никогда не была сильна потому что Наша родина при для тебя.

Кому всё это может приглянуться?

Мы очень стараемся и никак не сумеем растратить и пустить по ветру твое наследие, твоё имя, поменять светлую память о твоих величавых свершениях — чёрной памятью о твоих, да, реальных, и, да, страшенных грехах.

Мы всем должны для тебя. Будь ты проклят.

Русская либеральная общественность.

Записал Захар Прилепин

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,170 сек. | 12.54 МБ