По азимуту реформ. Куда они заведут теряющую боевой дух армию?

По азимуту реформ. Куда они заведут теряющую боевой дух армию?

Грядущее увеличение людям в погонах валютного довольствия, вместе со строительством для их квартир, создаёт у мещанина воспоминание полностью благополучного решения одной из острейших заморочек нашей армии. Думая так, налогоплательщики вправе ждать отдачи от защитников Отечества. По данным опроса, проведенного ВЦИОМ сначала года, в способность нашей армии защитить страну убеждены более половины опрошенных. А вот посреди тех, кто носит погоны и знает положение дел изнутри, оптимистов еще меньше. На мой взор, одной из обстоятельств, почему многие военные задумываются так, является подрыв боевого духа у офицеров.

Не охото загадывать, как на практике будет проводиться увеличение окладов (объяснения о поэтапности этих выплат, растянутых на два года уже кулуарно дискуссируют в частях) либо обеспечивать жильём. Но факты молвят сами за себя – сегодняшние законы полностью допускают, к примеру, что офицер может быть уволен из армии без квартиры. Примеров этому, как досадно бы это не звучало, довольно. Но это – темы отдельных публикаций и журналистских расследований. Я только желаю направить внимание на ту атмосферу, которая складывается в почти всех воинских офицерских коллективах частях и учреждениях минобороны и других силовых ведомств.

Служили два товарища? Ага!

Особенная специфичная атмосфера воинского коллектива, и есть, собственного рода, тот боевой дух, без которого воинское подразделение стремительно теряет боеспособность, преобразуется в случае начала боевых действий, в неуправляемую массу, а вверенная техника – в груду никчемного металла. На данном шаге формированию больной атмосферы в коллективе содействует наличие самого различного рода противоречий, нередко возникающих или с подачи страны, или его чиновников на местах.

Чего стоит раз в год издаваемый с недавнешних пор приказ МО «О дополнительных выплатах офицерам, проходящим военную службу в объединениях, соединениях и воинских частях Вооруженных Сил Русской Федерации». Согласно этого документа, офицеры 1-го подразделения, части, выполняющие однообразные задачки, искусственно делится на тех, кому положены немалые дополнительные выплаты (от 40 до 120 тыщ рублей соответственно) и тех, кто их лишён. Счастливчиков, по сообщению веб-сайта «Военные анонсы России», в этом году на Далеком Востоке набралось, к примеру, всего 3200 человек. Остальным, которых в разы больше, остаётся завидовать сослуживцам, а зависть – нехороший ассистент в службе.

Этот чисто коммерческий приём стимулирования ратного труда вызвал посреди военных массу недовольства и недоразумений. Так командир одной из бригад, дислоцированных в Сибири, сетовал моему знакомому: «Неужели я допущу, чтоб мои подчинённые получали премии, а я нет?». Естественно, он, как командир, воспримет все меры, чтоб счастливчики или делились с ним, или не стали вообщем получать премиальные. Те же обиды и раздраи на уровень ниже – в экипажах, боевых частях, батальонах, ротах. Передовик обязан или делиться собственной премией с сослуживцами, или ему обеспечены все красоты мужского бойкота. Естественно, в таковой «дружеской» атмосфере и гласить нечего о объединении коллектива для выполнения боевых задач. А прокуратура тем временем возбуждает одно за другим дела по фактам прямо либо косвенно связанными с реализацией права отдельных офицеров на дополнительные премии. Последний пример – скандал в липецком авиагарнизоне.

Исповедь «сорокопятки»

Та же картина с получениями жилища. Десятилетиями офицеры и прапорщики терпеливо ожидали желанных квартир. На данный момент их начали строить. Но из-за несовершенства законодательства, чиновничьего (в погонах и без) лихоимства и произвола, очередь движется медлительно, а число уволенных без квартир офицеров, напротив, растёт. Только по официальным данным МО, по военному ведомству до сего времени бесквартирными числятся 90 700 офицеров, невзирая на обещание Верховного главнокомандующего устранить эту очередь поначалу к концу 2010-го, сейчас – к концу 2012 года. Ещё более 20 тыщ втихую было уволено без жилища. Гладко лишь на бумаге и в других силовых структурах, к пр
имеру, во внутренних войсках, где процесс обеспечения собственных офицеров и прапорщиков квартирами идёт более болезненно.

Да и те, кто как бы вот-вот должен получить священные «квадратные метры счастья», испытывают состояние далёкое от веселого. Кандидату в новосёлы нужно пройти практически через чистилище, собирая невообразимое количество справок и бумаг, подтверждающих, к примеру, что ни в каком из субъектов Федерации у военнослужащего нет принадлежности. Сколько там у нас на сей день этих самых субъектов? Кажется 83. Вот и будьте добры, товарищ подполковник, предъявите справки из каждого из их? Приблизительно таковой разговор состоялся у моего неплохого знакомого с председателем жилищно-бытовой комиссии части, его сослуживцем.

А чего стоят реформы «по оптимизации количественного состава Вооружённых сил»? В подвешенном, нервозном состоянии из-за неопределённости предстоящей судьбы, себя ощущает большая часть офицеров – тех людей, которые обеспечивают бесперебойную (по идее) работу такового сложного и архиважного механизма, как армия. Не поэтому ли, один за другим падают самолёты, утопают подводные лодки, пылают и взрываются склады и никак не наступит ожидаемый уставной порядок в казармах.

— Нет, не таким я представлял для себя увольнение в припас, – вздыхает мой давнешний однокашник-офицер, которому в этом году исполняется «сорокопятка» – предельный срок выслуги для подполковника. – Не выходит уволиться в припас чинно и великодушно, получив всё что положено от страны, которому дал наилучшие 27 лет жизни. Всё на нервишках, да на пилюлях. Не решён квартирный вопрос, а меня сняли с очереди из-за того, что я участвовал в приватизации. От толики собственной отказался, но не прошло ещё 5 лет, установленных новым жилищным законодательством. Находил правды в суде, да только средства напрасно издержал на консультации и адвокатов. Остаётся надежда на супругу – сержанта, но у неё выслуга малая. Не дай боже сократят и её уволят без права на жильё…

Вот другой пример. Подполковник Р. – отец шестерых деток. Супруга беременна седьмым ребёнком. Многодетная семья ютится в 2-ух служебных компактных двушках. Не так давно командующий видом войск перед будущим увольнением Р. в припас, выделил ему две просторные трёхкомнатные квартиры. Но до части они не дошли. На прямой вопрос подполковника собственному командиру: «Где же обещанное жильё?», тот объяснил, что он получит другое, но позднее. И поинтересовался: «Хочет ли он, чтоб с ним продлили договор?».

Таких бедолаг в погонах, которых правительство в лице хитрых и нахальных чиновников-начальников никак не желает достойно, по их заслугам проводить на пенсию, много. Судя по проходившему не так давно в Москве митингу военных пожилых людей, исключительно в столице их, как минимум, несколько тыщ.

«Деятелен без суетности…» либо суетлив без деятельности?

(По законам рынка)

Радиво делать свои обязанности с таким настроем, какой у этих подполковников, тяжело. А это ветераны – опора и костяк офицерского корпуса. Да и юные офицеры не могут ощущать себя уверенными в следующем дне. Ещё не так давно выпускники военных институтов МО просто назначались на должности сержантов либо, получив свободный диплом, шли, как гласили ранее, «в народное хозяйство». Чувство непостоянности, временности, неустойчивости находится в армии, в войсках, по последней мере, в её низовых структурах.

Не разряжает атмосферу даже давно ожидаемый отпуск, проведённый за границей, куда всё больше и почаще стремятся выехать наши военные (пока не отменили воинские перевозочные документы на бесплатный проезд). Выделенных для этой цели средств на статье обычно на всех не хватает. Потому отдыхать на зарубежные курорты движутся, обычно, только лица особо приближенные к командованию и те, кто смог впору подсуетиться. Этот термин идеальнее всего отражает дух времени, дух «новой российской армии», которая всё больше преобразуется в коммерческую компанию, где действуют законы рынка.

Величавый Суворов писал когда-то собственному крестнику, что реальный офицер, не считая всего остального, должен быть «деятелен без суетности». Сейчас, таковой совет просто высмеяли бы. Чего же можно достигнуть, служа в армии, если впору не подсуетиться? Подсуетиться – означает, держать нос по ветру; где нужно прогнуться; кому нужно угодить… Такие «суетные» офицеры всё больше набирают вес, входят в силу, делают «погоду» в коллективе. Да, они были всегда, но если ранее свои дела они об

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

Гидра ссылка на сайт com

Настоящий сайт Гидры. Ссылка на hydra. Здесь ты найдешь то, что ищешь

hydraurl.com

SQL - 51 | 0,175 сек. | 12.54 МБ