По Сердюкову наручники рыдают

По Сердюкову наручники плачут

Министр обороны злобно игнорирует решение суда, вынесенное еще 26 мая

Эта история, о которой два раза писала «Свободная пресса», произошла летом 2010 года, в самый разгар лесных пожаров, приведших к смерти более 50 человек, неурожаю и удушающему смогу над столицей. Тогда сгорела и 25-я Центральная авиационно-техническая база ВВС и ПВО ВМФ Рф, дислоцированная под Коломной. Министр обороны РФ Анатолий Сердюков поторопился доложить о произошедшем президенту Рф Дмитрию Медведеву. Глава страны немедленно отреагировал перед камерами: «У нас произошёл пожар в Столичной области с тяжёлыми последствиями. Предварительное расследование по этому поводу снутри Министерства уже проведено, естественно, следствие будет продолжено. Но уже то, что установлено, указывает, что всё, что вышло, это просто невыполнение должностных обязательств, криминальная халатность, когда пожар, который распространялся, причём довольно размеренными темпами, не удалось локализовать, а управление базы вообщем непонятно где находилось». Президент, не вникнув в ситуацию, оказался скор на экзекуцию и поручил уволить ответственных офицеров.

Сказано – изготовлено: 29 июля сгорела база, а 5 августа был подписан приказ об увольнении из состава Вооруженных сил начальника базы ВМФ подполковника Виктора Биронта и всех 3-х подчиненных ему офицеров.

Очень скоро выяснилось, что в реальности с пожаром на базе все было, мягко говоря, не потому что об этом доложил президенту министр обороны.

Дело в том, что в рамках сердюковских военных преобразований за длительное время до пожаров вид базы перетерпел значительные конфигурации: из 24 ее офицеров осталось 4, из 38 прапорщиков ни 1-го, из 104 вохровцев, охранявших местность – ни 1-го. При всем этом была ликвидирована и служба пожарной охраны из 12 пожарных и 2 спецавтомобилей. По правилам безопасности, вокруг базы должны были заблаговременно вырубить просеку 50-метровой ширины, но экологи не дозволили этого сделать. Предшествующий командир базы на собственный ужас и риск попробовал сделать просеку хотя бы со стороны автопарка, но на него здесь же завели уголовное дело и приговорили к штрафу в 500 тыщ рублей. Подполковник Биронт, который до увольнения успел прослужить начальником спаленной части всего 2 месяца и 25 дней, также пробовал достигнуть вырубки, но неудачно.

Когда начался пожар Виктор Биронт с 3 офицерами и 30 матросами в протяжении 10 дней своими силами выручал имущество части. В январе 2011 года юрист Биронта Анатолий Пчелинцев в интервью «Свободной прессе» заявил: «Несмотря на отсутствие главных средств пожаротушения, 30 матросов и горстка офицеров, рискуя жизнью, боролись с огнем. Но площадь базы — 115 гектаров. Вышло — практически по 5 гектаров пылавшего леса на человека! Что они были в состоянии сделать? В безвыходной ситуации все таки выручили секретную и финансовую документацию, стрелковое орудие и боеприпасы, часть военного имущества и техники. Позже огнь перекрыл пути отхода, и они оказались в пламенном мешке. И конкретно подполковник Биронт выручил матросов, сумев вывести их через колющуюся проволоку. При всем этом получил ожоги обеих ног, руки тоже опалило».

Из 41 хранилища с имуществом сгорело только 16.

В деталях об этой истории можно прочесть в прошлых статьях «Свободной прессы», посвященных этому вопросу, тут и тут.

Несогласный со своим поспешным и несправедливым увольнением со службы, подполковник Биронт решил составить судебный иск. Обосновал арбитрам свою правоту.

Но уже 4-ый месяц не может дождаться, когда же государь Сердюков соизволит отменить приказ, общепризнанный нелегальным Столичным окружным военным трибуналом.

Победа в суде произошла 26 мая. О том, что поменялось с того времени, корреспондент «СП» побеседовал с самим подполковником Виктором Биронтом, живущем в полуаварийном доме на местности части. Вот его ответ:

– Ни-че-го! Мы, все четыре офицера, выиграли свои судебные дела. Уже по каждому есть исполнительные листы. Судебные приставы Москвы работают, но итог нулевой. Сидим без работы, без средств. Если у меня и еще двоих офицеров еще какие-то малые выплаты идут, то 3-ий, у которого трое деток, уже исключе
н из списков части и вообщем никаких выплат не получает.

«СП»: – Как вы и другие офицеры на данный момент живете?

– Да каждый по-своему. Кто чем может, тем и занимается. Я подрабатываю грузчиком и таксистом. Ситуация феноминальная, так не бывает: человек вроде бы уволен, но уволить все равно не могут, так как у него отсутствует жилище. А увольнение без предоставления жилища было бы еще одним нарушением. Другими словами мы не исключены из списков части и болтаемся меж небом и землей. Устроиться на работу не можем, так как всюду нужно пенсионное удостоверение, документы из военкомата и т.д. Выходит замкнутый круг – в определенной мере мы просто бомжи.

«СП»: – На самом деле, в этой ситуации уже Сердюков должен нести уголовщину за неисполнение решения суда.

– Это «по сути». Но для того, чтоб он понес ответственность, у него судебные приставы должны получить официальное разъяснение. Вы для себя представляете, старший лейтенант либо капитан — судебный пристав, придет к министру обороны и произнесет: «Напишите мне разъяснение, почему вы не исполняете решение суда?» Да никто даже близко его не подпустит, хотя формально перед законом все равны, и ситуация должна быть для всех однообразная. Это к бабушкам — дедушкам судебные приставы могут вломиться, применить силу, что-то востребовать, вынудить.

О том, сколько еще подполковнику Биронту ждать отмены приказа об его увольнении, корреспондент «СП» спросил судебного пристава Владимира Согумова, который занимается контролем за исполнением приговора.

– Ко мне документы из суда прибыли только 29 июня. 1 июля я возбудил исполнительное создание, 2 июля все нужные документы я выслал заказным письмом с оборотным извещением в адресок должника. При этом, не индивидуально на имя Сердюкова. В качестве должника числятся министр обороны и главнокомандующий Военно-морским флотом РФ. На выполнение решения суда дается срок от 2 до 7 дней с момента получения должником уведомления.

«СП»: – В прессе появились сообщения, что за минувшее время вы, типо, выслали Сердюкову 70 напоминаний о необходимости выполнить решение суда. Это так?

— Меня ошибочно сообразили. 70 постановлений я выслал по всем делам, которые я веду с Министерством обороны. По делу Биронта — только два.

«СП»: – Как вы узнаете о получении документов?

– Корреспонденцию Министерства обороны получает через экспедицию этого ведомства. Когда письмо дойдет, извещение со штампом и датой получения отчаливает вспять отправителю, т.е. мне.

«СП»: – Отлично. Вы выслали документы 2 июля, на данный момент уже середина сентября, а ответа нет. Чем это разъясняется?

– Почти все находится в зависимости от работы почты, а не только лишь от Министерства обороны.

«СП»: – И все же, прошло уже больше 2-ух месяцев, и до сего времени никакого ответа.

– Да, пока никакого. Но подождем еще. От Министерства обороны ответы всегда ворачиваются. Апрельские извещения мне возвратились исключительно в июле со штампом, что получено в июне.

«СП»: – Отлично, представим, завтра вы получаете извещение, что Минобороны получило документы. Что сделаете далее?

– Далее я отсчитываю 5 дней с даты получения документов и выношу постановление о взыскании исполнительского сбора, т.е. штрафа, и отправляю его по почте, вызываю на прием ко мне министра обороны. Это еще около месяца. Жду извещение, что должник получил уведомление о том, что на него наложен штраф. Жду, что получено уведомление о вызове. Процедур сильно много.

«СП»: – Сколько уволенному подполковнику еще придется ожидать, пока министр обороны и главком ВМФ его восстановят в должности? Может, его так и будут игнорировать, и он будет ожидать вечно?

– Вечно не будет, есть определенные стадии. Если дойдет до штрафа, то на конечной стадии сумма будет очень большая. Но это достаточно удивительно, выходит, правительство будет взыскивать средства с страны. Далее идет предупреждение об уголовной ответственности и возбуждается уголовное дело в отношении управляющего Министерства обороны.

«СП»: – И когда в отношении министра обороны может быть возбуждено уголовное дело?

– Я не знаю. Процесс может продолжаться до полугода.

Строения, в каких размещены Управление Федеральной службы судебных приставов по Москве и Министерство обороны, находятся на расстоянии в 4290 метров друг от друга. На машине его можно преодолеть за минутки, но уведомлению Владимира Согумова оказалось недостаточно и 2-ух месяцев!

О полном игнорировании

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,116 сек. | 11.45 МБ