Победы и поражения Ливонской войны

История Ливонской войны (1558—1583), невзирая на огромное внимание к этой войне, остаётся в числе важных заморочек российскей истории. Во-многом это связано с вниманием к фигуре Ивана Сурового. Беря во внимание тот факт, что ряд исследователей относится к личности сударя Ивана Васильевича резко негативно, это отношение переносится и на его внешнюю политику. Ливонскую войну именуют авантюрой, ненадобной Русскому государству, которая только подорвала силы Руси и стала одной из предпосылок Смутного времени сначала 17 столетия.

Некие исследователи полностью справедливо считают, что более многообещающим направлением экспансии Российского страны в этом период было южное. Так, ещё Н. И. Костомаров отмечал, что «Время показало всё неблагоразумие поведения царя Ивана Васильевича по отношению к Крыму». Москва не пользовалась моментом последнего ослабления Бахчисарая, дав ему оправиться и не раздавив противника, после покорения Казани и Астрахани. Г. В. Вернадский подчеркивал, что война с крымскими татарами была «подлинно государственной задачей» и, невзирая на сложность покорения Крыма, по сопоставлению с Казанским и Астраханским ханствами, она была полностью выполнимой. Помешала реализации этой задачки Ливонская война, кампания, которая сначала числилась легкой задачей, с целью разгрома потерявшего свою военную мощь Ливонского ордена. «Реальная проблема, с которой столкнулся правитель Иван IV, — писал Жора Вернадский, — состояла не в выборе меж войной только с Крымом и походом на Ливонию, а выборе меж войной только с Крымом и войной на два фронта как с Крымом, так и с Ливонией. Иван IV выбрал последнее. Результаты оказались ужасающими». Историк высказал предположение, что сначало направленная в Ливонию российская армия предназначалась для борьбы с Крымским ханством. Вот поэтому, во главе неё стояли служилые монгольские «царевичи» — Шах-Али, Кайбула и Тохтамыш (столичный претендент на крымский престол), войска были укомплектованы в значимой мере из касимовских и казанских татар. Только в последний момент армию повернули на северо-запад.

Полностью может быть, что столичное правительство было уверено в кратковременности кампании против Ливонии. Добившись огромных внешнеполитических фурроров – покорив Казань и Астрахань, российское правительство решило подчинить для себя Ливонский орден и твердо встать на берегах Балтийского моря. Ливонский орден будучи союзником Свидригайло Ольгердовича 1 сентября 1435 года потерпел ужасное поражение в битве при Вилькомире (магистр Керскорф, ландмаршал и большая часть ливонских рыцарей погибли), после чего было подписано соглашение о разработке Ливонской конфедерации. 4 декабря 1435 года в Конфедерацию вошли архиепископ рижский, епископы курляндский, дерптский, эзель-викский и ревельский, также Ливонский орден, его вассалы и городка Рига, Ревель и Дерпт. Это рыхловатое государственное образование оказалось под сильным воздействием соседей, в том числе Российского страны.

Момент, избранный для начала военных действий против Ливонии, казался полностью удачным. Поочередные и старенькые неприятели Руси, которые противились усилению её позиций на берегах Балтики, не могли оказать Ливонской конфедерации критическую военную помощь. Шведское царство, потерпело поражение в войне с Русским государством — русско-шведская война 1554—1557 гг. Эта война выявила бесспорное приемущество российской армии, хоть и не привела к огромным результатам. Повелитель Густав I, после неудачной пробы захватить крепость Орех, поражения у Кивинебба и осады русскими войсками Выборга, поторопился заключить перемирие. 25 марта 1557 года было подписано 2-ое Новгородское перемирие сроком на 40 лет, подтвердившее территориальный статус-кво и традицию дипломатичных сношений через новгородского наместника. Швеция нуждалась в мирной передышке.

Правительства Литвы и Польши рассчитывали на то, что ливонские рыцари сами сумеют дать отпор русским. Не считая того, процесс слияния Литвы и Польши в единое правительство, ещё не был завершен, что ослабляло их. Вмешательство в войну Ливонии и Рф, давало все выгоды Швеции, конкуренту Польши в регионе. Бахчисарай, устрашенный прошлыми победами Москвы, не собирался начинать крупномасштабную войну, занял выжидательную позицию, ограничиваясь обыкновенными маленькими набегами.

Но, решительный фуррор российских войск в войне с Ливонией, вызвал объединение противников Москвы. На замену дрогнувшим войск

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,169 сек. | 11.44 МБ