Подготовка армии Кутузова к контрнаступлению. Трудности в области снабжения

Подготовка армии Кутузова к контрнаступлению. Проблемы в области снабжения

Для перехода российской армии в пришествие, после оставления Москвы, нужно было сделать определённые условия. Армию необходимо было восполнить, в маленький срок научить новобранцев, вооружить их и экипировать. Более принципиальной задачей было создание подвижных магазинов, баз снабжения, учреждение подвижных госпиталей. Для этого военное министерство и правительственные учреждения сделали огромную работу. Особенная организующая роль принадлежала Мише Кутузову.

16 (28) сентября Миша Илларионович соединил 1-ю и 2-ю армии в одну, сохранив за ней заглавие первой западной (либо Главной армии). Смысла сохранять две армии отдельными самостоятельными единицами больше уже не было. Командование армии было оставлено за Барклаем де Толли, начальником штаба остался Ермолов. Командующим артиллерией армии был назначен генерал-майор К. Ф. Левенштерн, инженерными войсками – генерал-майор Е. Х Ферстер, конницей – Ф. П. Уваров, резервом – М. А. Милорадович. Главноуправляющим продовольственной частью остался В. С. Ланской, генерал-вагенмейстером – полковник В. Н. Черепанов.

Шёл процесс укрепления войск. К инженерным войскам причислили 3,5 тыс. ратников. У начальника артиллерии Левенштерна сначала сентября было 18 батарейных, 24 легких и 10 конных рот. Они были сведены в 13 полевых и 2 запасных артиллерийских бригад. В артиллерийские части передали 900 человек и достаточное количество лошадок. Когда российская армия вступила в Тарутинский лагерь, в её составе было 85,7 тыс. человек при 622 орудиях. В это число входили ратники Смоленского и Столичного ополчений, рекруты, которых включили в постоянные войска. Главной заботой командования было укомплектование войск, оно проходило по 82-му и 83-му (дополнительному) рекрутским наборам. Формирование пехотных резервов началось ещё на шаге отступления российской армии. Военное министерство планировало сформировать корпус Милорадовича, дивизии Русанова и Урусова (7 пехотных и 4 егерских полка) и восполнить корпус Витгенштейна шестью полками. Эта задачка было возложена на генералов Лобанова-Ростовского и Клейнмихеля. Но к Бородинскому схватке успели приготовить только корпус Милорадовича, другие полки подготовили и передали армии только после оставления Москвы. 10-11 (22-23) сентября из Калуги под началом генерал-майора Н. А Ушакова прибыли 2 пехотных полка, 2 егерских батальона и 8 запасных эскадронов. В сентябре же прибыла дивизия генерал-майора Русанова в составе 4 пехотных и 2 егерских полков. Дивизия Урусова присоединилась к Главной армии уже во время контрнаступления, у Слонима. Из 6 полков, которые готовил Клейнмихель, три прибыло в августе, другие в ноябре.

После того, как главнокомандующим стал Кутузов, он отдал приказ Лобанову-Ростовскому сформировать в Арзамасе 39 пехотных и 28 егерских батальонов. Клейнмихель получил указание составить 12 пехотных и 12 гренадерских батальонов в Ярославле. В столице сформировывали 6 батальонов для гвардии и 18 батальонов для Финляндского корпуса. Не считая того, в строй возвратилось существенное количество вылечившихся от ранений боец и офицеров. Пехотные резервы составили 28-30 тыс. человек.

Формированием кавалерийских резервов занимался генерал А. С. Кологривов в Муроме. Тут готовилось по два эскадрона на любой из 47 кавполков – всего 94 эскадронов. В целях ускорения их подготовки в Муром с Кавказа были ориентированы Нижегородский и Борисоглебский полки и 5 запасных эскадронов Лубенского, Таганрогского, Серпуховского и Владимирского драгунских полков. Из их сформировали 15 эскадронов и направили в действующую армию. Другие 79 эскадронов поступили в армию исключительно в конце компании 1812 года. Для 5 гвардейских полков сформировали 5 резервов (10 эскадронов). Не считая того, принципиальным источником пополнения армейской кавалерии были казачьи полки. В итоге перед контрнаступлением армия имела 35 кавалерийских полков. Были приняты меры и по повышению конского состава армии.

Артиллерийские резервы сформировывали в Петербурге, Тамбове, Костроме и Нижнем Новгороде. Для формирования запасных артиллерийских рот было ориентировано 12
тыс. рекрутов из 83-го набора. Пополнение 26 запасных артиллерийских парков проводилось в Новгороде, Брянске, Калуге и других городках. Численность саперных частей была доведена до 3100 человек (в сентябре было около 1 тыс. человек).

К началу контрнаступления численность Главной армии была доведена до 120 тыс. человек. Боевая подготовка новых формирований была низкой. Потому Миша Кутузов принял решение направлять рядовой состав из новых полков в старенькые, а основный кадровый состав отправлять назад на новое формирование. Сразу решалась задачка по созданию резервов на кампанию 1813 года. Так полностью была расформирована дивизия Урусова, её личный состав пошёл на комплектование других частей главной армии. Совершенно плохо обученные, вооружённые и неудовлетворительно экипированные части главнокомандующий обычно высылал назад (так он поступил с 4-м и 9-м костромскими полками).

Процесс пополнения армии длился и входе контрнаступления. Центр формирования пополнений из Мурома и Арзамаса перенесли в Орёл, а из Ярославля в Витебск. 17 (29) ноября М. М. Бороздин был назначен чрезвычайным уполномоченным по приведению армейского тыла в порядок. Он был должен соединять воединыжды отставших в сборные батальоны. Командирами в сборные батальоны назначали офицеров, которые находились на исцелении в лазаретах 1-й и 2-й линий. Для выполнения этой функции Бороздин получил 4 украинских казачьих полка.

Все эти меры дозволили сохранить главные кадры Главной армии, которая в итоге непрерывных маршей и боев, несла большие утраты. Ко времени вступления в Вильну она насчитывала в своём составе 27 тыс. человек при 200 орудиях, а совместно с армией Чичагова (без корпусов Эссена и Сакена) и силами Витгенштейна – 86 тыс. боец при 533 пушках. Но за войсками первой полосы уже стояла практически готовая запасная армия, которая насчитывала около 180 тыс. человек.

Снабжение армии

Война и подготовка армии к наступлению добивалась огромного количества орудия, боеприпасов, амуниции, продовольствия. Невзирая на то, что противник захватил значительную местность и Столичный арсенал, особенных затруднений в снабжении армии орудием не появилось. В распоряжении российского командования остались такие военные базы и центры производства орудия, как Рига, Киев, Брянск, Тула и т. д. Центральная промышленная группа обеспечила снабжение Главной армии Кутузова. Северо-западная промышленная группа обеспечила снабжение войск Витгенштейна. Киевский арсенал пичкал армии Тормасова и Чичагова. Уральские предприятия поставляли орудие, как полевой армии, так и ополчению.

Стрелковое орудие поступало из Тульского, Сестрорецкого и Ижевского заводов, Петербургского и Киевского арсеналов. А именно, Тульский завод за август – сентябрь сделал 13420 ружей и 636 пар пистолетов. В октябре предприятие сделало ещё 7320 ружей. Гигантскую работу провёл Сестрорецкий завод: предприятие в августе – сентябре сделало 5263 ружей, были приведены в порядок 50 тыс. ружей, которые были куплены в Великобритании (они оказались некомплектными). Не считая того, на заводе отремонтировали 12280 старенькых ружей.

Понятно, что хотя военная ветвь работала с большим напряжением, она не могла на сто процентов обеспечить все нужды вооруженных сил. Так, не смогли стопроцентно обеспечить стрелковым вооружением ополченческие формирования. Большая часть ополченцев была вооружена только пиками и топорами.

Артиллерия Главной армии была пополнена из Столичного арсенала – 70 орудий, не считая того 146 орудий было получено из Брянска. В итоге артиллерийский парк армии к началу контрнаступления имел 622 орудия. Утрата пороховых компаний в Москве была восполнена за счёт усиления производства на Шостенском и Петербургском заводах. Основная база снабжения армии боеприпасами размещалась в Калуге. Большие склады боеприпасов находились в Киеве, Кременчуге, Новгороде и Риге.

В сфере снабжения армии продовольствием и амуницией власти столкнулись с большенными трудностям, чем с созданием орудия и боеприпасов. Это вышло из-за утраты значимых территорий от Немана до Москвы, где были сосредоточены значимые припасы продовольствия и обмундирования. Кутузов должен был отыскать такие способы снабжения, которые отвечали бы новым условиям ведения боевых действий. Армия не могла полагаться лишь на систему стационарных баз, которые были размещены в удалении от фронта, приходилось перебегать на систему подвижных баз. Вопрос о разработке подвижных магазинов появился ещё д
о войны, но решить эту делему до начала кампании не удалось. Система была сложна и добивалась существенно числа людей и повозок. Во время подготовки контрнаступления к идее пришлось возвратиться.

По приказу Миши Кутузова в сентябре 1812 года в 12 губерниях были учреждены подвижные магазины. Любая губерния должна была выставить 800 действующих и 100 запасных лошадок, 400 повозок (и дополнительно 5 запасных) и 413 погонщиков. Подвижные магазины достаточно стремительно развернули свою деятельность, но они смогли удовлетворить только часть потребностей армии. Оказалось, что при этой системе войска можно было обеспечить продовольствием и боеприпасами лишь на 12-15 дней. При резвом передвижении войск передвижные магазины не успевали пополняться, и появлялся разрыв меж армией и неизменными базами снабжения, который повсевременно рос в процессе пришествия. Потому по ходу контрнаступление командованию приходилось создавать новые полосы баз снабжения. Бездорожье, неидеальный гужевой транспорт и недочеты бюрократической системы делали серьёзные препятствия для снабжения армии.

Лучше обстояли дела со снабжением войск Витгенштейна и Чичагова. Корпус Витгенштейна опирался на Рижскую, Псковскую, Великолуцкую, Вышневолоцкую и отчасти Тверскую базы. Они имели большие припасы продовольствия. Силы Чичагова и Тормасова основывались на Мозырских, Киевских, Кременчугских, Житомирских, Заславльских и Дубненских базах. Более большой была Киевская база.

Основная армия получала продовольствие с Калужской, Трубчевской, Сосницкой и отчасти Тверской баз. На 10 (22) октября войска имели полный 10-дневный припас. Организуя наступательные деяния, Кутузов отдал приказ перебросить припасы из Твери в Величавые Луки и Вышний Волочек, а киевские и кременчугские припасы передвинуть к Мозырю.

Ещё больше сложностью отличалась задачка по снабжению армии сеном. Для 60 тыс. лошадок в армии требовалось раз в день 1 тыс. пудов сена. Доставка 250 тыс. пудов сена была возложена на тульского, рязанского и калужского губернаторов. Для перевозки сена пришлось привлечь 8 тыс. повозок, которые были мобилизованы в этих губерниях. К началу контрнаступления было доставлено 130 тыс. пудов сена.

До Смоленска армия обеспечивалась продовольствием отлично. Но уже после Смоленска начались серьёзные перебои в снабжении. Необходимо было из Калужской губернии доставить в армию 100 тыс. четвертей хлеба, крупы и овса и поболее 100 тыс. пудов солонины. Главноуправляющий продовольственной частью В. С. Ланской отдал приказ к 5 тыс. подводам из Калужской губернии добавить такое же количество повозок из Рязанской губернии. Не считая того, было приказано двинуть к армии припасы из Трубчевска и Пскова. При приближении к Белоруссии главнокомандующий отдал указание выдать все наличные средства бойцам для закупки провианта у местного населения. Был отдан приказ о разработке припасов в Курской, Черниговской и Полтавской губерниях. Потом такое распоряжение было отдано в отношении Волынской и Черниговской губерний.

Напряженное положение с провиантом удалось несколько сделать лучше, после того как в Минске было захвачено существенное количество товаров французской армии (они дозволили удовлетворить потребности армии на некоторое количество дней). Существенное количество хлеба было пожертвовано жителями Могилевской губернии.

Более трудной задачей было обеспечение армии и ополчения обмундированием, в особенности зимней одежкой. Сначала сентября командующий возложил на губернаторов Орловской, Тульской, Рязанской, Калужской и Тверской губерний задачку заготовки 100 тыс. полушубков, 100 тыс. пар сапог и 120 тыс. пар лаптей. К огорчению, надежда на патриотический подъём посреди торговцев себя не оправдала. Цены выросли в 2-3 раза, что стало одной из обстоятельств задержки заготовок. Например, 1-ые партии обмундирования из Орловской губернии поступили исключительно в середине октября, уже во время движения армии. Стопроцентно же задачка по Орловской губернии оказалась решена только 10 (22) декабря 1812 года, когда армия была уже за границей. Похожим образом производилось задание по заготовкам и в других губерниях. К тому же транспорты шли медлительно, войска испытывали острую нужду в теплых вещах. Бойцы очень мучались от наступивших холодов.

Темпы пришествия российской армии были резвее, чем движение тылов и армия испытывала нужду в продовольствии, одежке и обуви. Но моральный подъём войск был так велик, что все тр
удности бойцы переносили без ропота. Все помнили воззвание Миши Кутузова к войскам: «Настает зима, вьюга, морозы. Для вас ли страшиться их, малыши севера? Стальная грудь ваша не боится ни суровости погод, ни злобы противников. Она есть надежная стенка отечества, о которую всё сокрушается. Вы будете уметь переносить и краткосрочные недочеты, если они случатся. Добрые бойцы отличаются твердостию и терпением, старенькые служивые дадут пример юным. Пусть всякий помнит Суворова: он научал сносить и голод и холод, когда дело шло о победе и о славе российского народа…».

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,473 сек. | 11.46 МБ