Подводная лодка И. Ф. Александровского

Подлодка Александровского в историю российского судостроения вошла как 1-ая подводная лодка, имеющая механический движок. Все подводные лодки, которые были построены до нее, в движение приводились мышечной силой экипажа.

Иван Федорович Александровский родился в Митаве в 1817 году в семье маленького бюрократа. С детских лет Иван Федорович проявлял возможности к живописи, достигнув в данной области огромных фурроров. Приехав в Петербург, Александровский стал учителем рисования, продолжив совершенствоваться в живописи. Сначала 1850-х гг. Александровский участвовал в нескольких академических выставках, где его работы были удостоены больших оценок; он числился видным художником. Для того чтоб иметь средства к существованию, Александровский открыл фотографию которая числилась в Петербурге наилучшей. Но не фото либо живопись обусловили его актуальный путь. И.Ф. Александровский напористо изучал физику, механику, химию, арифметику и был в области фототехники известным изобретателем. Воодушевленный патриотическим желанием оказать помощь Российскому флоту, Александровский приступил к конструированию подводной лодки. Идея о постройке подлодки появилась у Ивана Федоровича в 1853 году, когда будучи в Великобритании по делам фотоателье он, увидел суровый флот, стоящий на рейде и готовившийся к нападению.

Подводная лодка И. Ф. Александровского

Александровский, возвратившись на родину, начал разработку собственного проекта. Скоро узнав, что подлодку уже строит Бауэр, Иван Федорович закончил работу «боясь подвергнуться приреканию в подражании и несамостоятельности». Но в 1856 году Александровскому удалось узреть подлодку Бауэра в Кронштадте, и она ему показалась очень неидеальной. Доработав свой проект, Александровский его предложил королевскому правительству. Проект разглядел Морской Ученый комитет и для практического внедрения был признан неидеальным. Учтя замечания комитета, изобретатель занес в проект несколько усовершенствований и вновь представил его к рассмотрению. Только 6лагодаря настоянию Бурачка С.О., известного инженера-кораблестроителя, Ученый комитет вновь ознакомился с проектом в мае 1862 года. Необходимо отметить, что рассматривая проект Александровского, Бурачек С.О. выдвинул ряд уникальных мыслях, совокупа которых могла составить базу для нового проекта. К примеру, Бурачек предлагал:
— поменять руль и гребные винты «сквозными водопротоками», другими словами гидрореактивными движителями;
— предать корпусу в поперечном сечении более низкую и широкую форму (сделать ее близкой к эллипсу);
— пневматическую машину поменять паровой турбиной с герметическим водотрубным котлом собственной конструкции;
— применить горизонтальные выдвижные рули, установленные в районе миделя.

Александровский И.Ф. отказался использовать в собственном проекте предложения Бурачка. Морской Ученый комитет 14 июня одобрил проект Александровского, но было обозначено, что Морское министерство не имеет средств на постройку подводной лодки.

После долгих морок Александровский сумел достигнуть получения 140 тыс. рублей на воплощение проекта. Балтийскому заводу 18 июня 1863 года выдали заказ на постройку судна, а в мае 1866 году лодку окончили. Размеры лодки составляли: длина около 33 м, большая ширина 4 м, высота около 3,6 м, водоизмещение 355 тонн. Поперечные сечения подводной лодки имели форму обращенного верхушкой ввысь треугольника с выпуклыми сторонами. Данную форму корпуса изобретатель предложил для замедления погружения.

Для движения подлодки устанавливались воздушные машины (двухвальная установка), для работы которых сжатый воздух хранился в 200 баллонах (железные толстостенные трубы поперечником 60 мм). В баллоны вмещалось примерно 6 м3 воздуха при давлении 60-100 атмосфер. По расчетам изобретателя припаса воздуха должно было хватать на 30 миль плавания. Часть отработавшего воздуха из воздушных машин поступала вовнутрь лодки для дыхания; излишек давления стравливали за борт через специальную трубу, снаряженную безвозвратным клапаном, который препятствовал попаданию воды в машины при их остановке под водой. Для пополнения припаса воздуха на подводной лодке имелся спец. компрессор высочайшего давления, который был сконструирова
н Барановским С.И. (в первый раз в Рф).

В нижней части лодки для погружения была устроена 11 м3 балластная цистерна, в которую принималась забортная вода в количестве, нужном для фактически полного погашения плавучести лодки. Всплытие на поверхность производилось за счет продувания водяного балласта с помощью сжатого воздуха; цистерна была способна выдерживать на давление 10 кг/см. На лодке, не считая балластной цистерны, имелся крепкий цилиндр, имеющий поплавковый указатель уровня воды; в этот цилиндр вода принималась после наполнения балластной цистерны, погашая остаточную плавучесть (прототип уравнительной цистерны современных подводных лодок).

Для удержания лодки при подводном ходе на данной глубине Александровский предугадал два кормовых горизонтальных руля. Вертикальный руль созданный для управления в горизонтальной плоскости имел форму, обыденную для судов тех пор. Приводы вертикальных и горизонтальных рулей размещались снутри подлодки.

Александровский в первый раз в Рф использовал на собственной подлодке магнитный компас. Для исключения воздействия окружающего железа компас расположили в носовой части судна, сделанной из красноватой меди; устройство работал удовлетворительно. Также же, в носовой части устроили специальную камеру для выхода водолаза при подводном положении; в это время лодка удерживалась подводными якорями.

Вооружение лодки – две связанные меж собой тросом плавучие мины; всплывая, мины должны были обхватывать киль корабля противника (при условии, что подлодка будет находиться под кораблем). После отдачи мин подводной лодке нужно отступить на неопасное расстояние и подорвать мины по проводнику гальваническим током; взрывчатое вещество воспламенялось от накала проволоки.

На случай трагедии, для способности подъема лодки своими средствами, Александровский предугадал легкие понтоны, выполненные в виде кожаных мешков, размещенных в высшей части подводной лодки. К этим мешкам подводился сжатый воздух из баллонов. При поступлении в мешки воздуха их объем увеличивался, создавая плавучесть, достаточную для подъема судна.

Обладатели Балтийского завода должны были окончить постройку судна к 1 сентября 1864 года, но договорных критерий не выполнили; лодку спустили на воду исключительно в 1865 году, при этом она имела много различных недоделок. Так, к примеру, гребные винты были сделаны без защитного огораживания; лючок водолазной камеры не запирался герметически, давая течь; рычаг, созданный для отдачи мин, совсем не сделали – изобретатель был обязан сделать его без помощи других. Для испытаний лодка была переведена в Кронштадт. Александровский проверил исправность работы устройств и 19.06.1866 начал в Средней гавани тесты на погружение. Но Александровского ожидали новые трудности. Вот что изобретатель писал об этом:

«К моему последнему прискорбию, по анонсы дела, спуститься со мною под воду в лодке никто не решался. После напрасного увещевания, я принял решение спуститься один, хотя и осознавал, что управляться со всеми приспособлениями в подлодке было очень небезопасно и тяжело; но к моему счастью некто Ватсон, мастер завода Макферсона, проявил желание выполнить спуск со мною».

Подводная лодка И. Ф. Александровского

1-ое погружение подводной лодки Александровского прошло не совершенно благополучно.

«После спуска под воду на 6 футов, я приостановил лодку, продержав ее в таком положении около 20 минут. В течение данного времени лодка стояла совсем бездвижно.

Полностью удовлетворенный этим первым шагом я подготовился к поднятию судна, как вдруг раздался треск, все свечки и лампы мгновенно потухли, и мы очутились в полном мраке. Ватсон заорал, что произошел разрыв воздушной трубы. Приказав ему отправиться и открыть носовой лючок, я на ощупь продолжал изготовления к подъему, но в мгле созидать манометра не мог и поэтому не знал, какое впущено в водяную цистерну давление воздуха. Когда мне удалось открыть водяной кран, лодка одномоментно выплыла на поверхность, сделалось светло, но ужасный треск длился. Я, ждя каждую секунду, что нас раздавят, не отходил от крана до момента, пока Ватсоном не был открыт лючок. И только здесь я увидел, что было предпосылкой ужасного треска, который Ватсоном был принят з

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,150 сек. | 11.73 МБ