Подводный таран

Подводный таран

После ввода кораблей НАТО в Темное море, полувековая Прохладная война, после недолгой паузы, похоже, опять продолжилась. Но Прохладная война в кабинетах политиков – это одно, а Прохладная война в океане, в отсеках подводных лодок – совсем другое…

Об этом столкновении америкосы не проронили ни слова. Наши тоже молчали. Так оно практически и забылось. А ведь та давнишняя история могла обернуться катастрофой более горшей, чем неудача «Курска». Фактически, после смерти «Курска» о ней и заговорили те немногие, кто живые сейчас…

Итак, осень 1974 года. Разгар Прохладной войны в океане. Северный флот. Западная Лица. 1-ая флотилия атомных подводных лодок.

Многоцелевая – торпедная атомная подводная лодка К-306 под командованием капитана 1 ранга Э. Гурьева вышла к берегам Великобритании с особенным заданием. Было надо скрытно подойти к выходу из бухты Клайд Брит, где базировались южноамериканские атомные ракетные лодки типа «Джордж Вашингтон», дождаться выхода какой-то из них и записать ее шумовой «портрет». Другими словами сделать все то же самое, что делали южноамериканские подводники по отношению к нашим новым подводным лодкам.

Ведает капитан 1 ранга припаса Александр Викторович Кузьмин, ходивший на К-306 приписным командиром штурманской боевой части:

Подводный таран

Капитан первого ранга Кузьмин А.В. Возглавляет Всеукраинскую Ассоциацию Ветеранов подводников.(официальное фото с веб-сайта http://ex-submariners.org.ua)

— Вообще-то к той боевой службе мы готовились основательно. С нами шел к тому же опытный дивизионный штурман Анатолий Сопрунов, которого все юные штурмана именовали дядя Толя.

Подводный таран

Сопрунов Анатолий Николаевич. В те времена капитан третьего ранга. Фото 1967 г. Видяево (из домашнего архива).

Еще дали нам для несения штурманских вахт ассистента командира по навигации с лодки 705 проекта Богатырева. Всего четыре штурмана совместно со штатным штурманенком лейтенантом Виноградным.

До залива Клайд Брит мы добрались полностью благополучно. Если не считать 1-го происшествия, о котором знали только несколько человек. За несколько суток до столкновения с американской лодкой наша «ласточка» задела грунта.

Здесь нужно увидеть, что «касание грунта», каким бы мягеньким оно не было, считается на флоте одним из самых суровых навигационных происшествий. И хотя «касание» было и по правде касанием, а не ударом о грунт, но на душе у командира, штурмана и боцмана-рулевого скребли кошки. В базе за «касание» придется отвечать по полной мере. Знали бы они, что ожидает их впереди!

— А впереди нас ожидал наш русский РЗК – разведывательный корабль, который кувыркался в районе не одну неделю, на офицерах кителя уже истлели. – Продолжал рассказ Кузьмин. — Но они дождались собственного звездного часа: 4 ноября из залива пошел на боевое патрулирование южноамериканский «стратег» «Натаниель Грин» с кучей ракет «поларисов» на борту. Ну и мы как нельзя кстати. Далее наша работа. Чтоб передать нам контакт с целью, с РЗК должны были дать нам условный сигнал: скинуть в воду три шумовые гранаты. Они их и сбросили…

Все действовали, как предписывали руководящие документы: РЗК передал нам контакт, согласно наставлению – взрывами 3-х гранат… А так как глубина была относительно маленький – 86 метров, то пошла мощная звуковая реверберация. После каждого взрыва гранаты экран гидролокатора засвечивался практически на минутку. Таким макаром, К-306 ослепла практически на четыре минутки. Так как лодки шли навстречу друг дружке да еще фактически на одной глубине – они столкнулись. К-306 стукнула «Натаниель Грин» в район кормы, повредив янки две шахты. По счастью, человечьих жертв не было ни с той, ни с другой стороны.

Предпосылкой такового ЧП можно считать несовершенство техники переда

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 51 | 0,223 сек. | 12.53 МБ