Повода для оптимизма пока нет

Какое наследие досталось новенькому министру обороны Украины

Повода для оптимизма пока нет

На церемонии представления Миши Ежеля руководящему составу украинского военного ведомства вновь назначенный министр обороны отметил, что в наиблежайшие 5 лет основной формой одежки в армии станет комбинезон. Тем ясно дав всем осознать, что работы по приведению вооруженных сил в соответствующее состояние непочатый край…

ПОЛИТИКИ НЕ Необходимы

Прошедшие на Украине президентские выборы привели к изменениям в руководстве силовых структур страны. Но фактически для всех стало неожиданностью решение президента Виктора Януковича назначить министром обороны Миши Ежеля. С одной стороны, с большой толикой вероятности прогнозировался приход на этот пост Александра Кузьмука — народного депутата Верховной рады от фракции Партии регионов, экс-главы военного ведомства. С другой — как кандидатура ожидалось, что должность вновь займет человек штатский — проф политик. Но, видимо, политическая составляющая в вопросе отбора и предназначения высших управляющих силовой сферы в стране на данный момент начала так зашкаливать, что даже те видные представители украинской императивной элиты, которые ранее подбирали для себя команду только по принципу «національної свідомості» и личной преданности, на данный момент глядят на вещи более беспристрастно.

К примеру, резко против предназначения министром обороны политика выступил прошлый президент Леонид Кравчук (1991-1994). В интервью газете «День» он, а именно, счел подабающим заявить: «Моя позиция состоит в последующем. Никаких политических фигур в военном деле быть не может и не должно… Я твердо уверен в том, что на данный момент нужно привести в Министерство обороны специалиста. Человека, который всю жизнь провел в армии и знает все военные законы». По воззрению Кравчука, такового министра примут и бойцы, и остальное население страны. Он считает достаточным наличие 1-го политического управляющего армии. Это президент, он же верховный главнокомандующий.

В общем-то, можно согласиться с позицией Леонида Макаровича и признать за ним моральное право давать подобные оценки. Любопытно, что Александр Кузьмук также выступал против предназначения министром обороны представителя другого ведомства.

Хотя гласить о том, что ранее Минобороны Украины возглавляли только штатские политики, будет самообманом. Да, вправду, формально экс-министры Евгений Марчук, Александр Кузьмук (во время второго срока собственного пребывания в ведомстве), Анатолий Гриценко, Валерий Иващенко — штатские люди. Но при всем этом они все — с не малым опытом службы в силовых структурах. Но вновь назначенный министр обороны обладает бесспорным достоинством по сопоставлению со своими предшественниками: за плечами у Миши Ежеля военная карьера, которая смотрится более чем благопристойно. Сначала это опыт управления в протяжении значимого времени военно-морскими силами, при этом он их получил не в готовом виде, а практически в процессе сотворения. Для сопоставления: его сотрудникам той поры по сухопутным войскам и военно-воздушным силам после развала Русского Союза досталось большущее «наследство», но оно только реформировалось-сокращалось-разворовывалось…

Пребывание пару лет на посту головного инспектора Минобороны Украины также отдало Мише Ежелю бесспорный «козырь». Призванный по долгу службы инспектировать и держать под контролем все, что есть снутри военного ведомства, он, как никто другой, знает его реальное состояние, задачи и т. п. А верно определенный диагноз «болезни» — это уже половина фуррора грядущего «лечения».

УБИЙСТВЕННЫЕ Характеристики

О том, какое «наследство» досталось адмиралу припаса на этот раз, сладкоречиво молвят числа. К примеру, в 2009 году авиация ВС Украины получила только 2,5% от мало нужной суммы финансирования. При каждогодней потребности в 65-70 тыщ тонн горючего авиационные части были обеспечены им на уровне около 4 тыщ тонн. Более либо наименее готовы к выполнению задач около 3-х 10-ов украинских истребителей (более чем из сотки этих самолетов, имеющихся в боевых частях). В 2009 году средний налет на один экипаж авиации воздушных сил ВС Украины составил 17,5 часа, а на экипаж армейск
ой авиации сухопутных войск — только 10 часов. Для сопоставления: налет боевых летчиков в Белоруссии и Рф составляет 40-60 часов, в Румынии — 100, в Польше — 150.

Есть и другие характеристики уровня подготовки украинских ВС: средний срок пребывания в море кораблей военно-морских сил Украины составил около 11 суток, а общий показатель прыжков с парашютом у военнослужащих воздушно-десантных и аэромобильных войск — 15 186.

Для выполнения всех запланированных в 2009 году в украинских вооруженных силах программ их бюджет был должен составлять 32,4 миллиардов гривен. Чтоб армия могла «просто развиваться и исполнять свои функции» (слова экс-министра обороны Юрия Еханурова), требовалось «лишь» 17,7 миллиардов гривен. А правительство выделило военному ведомству на год только 8,4 миллиардов, либо 0,87% от ВВП.

Реально финансирование мероприятий Гос программки развития вооруженных сил Украины в протяжении 2006-2009 годов производилось только в границах от 30 до 50% (2006-й — 50%, 2007-й — 39%, 2008-й — 54%, 2009-й — 28%). Это уже позволяет уверенно гласить в реальный момент о невозможности ее выполнения в установленный срок и необходимости разработки новым министром плана антикризисных мероприятий практически по спасению украинской армии.

Повода для оптимизма пока нет

Личные Причины

Вначале Миша Ежель оказался в очень щекотливой ситуации этического выбора. С одной стороны, перед ним стоят суровые задачки, для решения которых пригодятся истинные мастера, отлично разбирающиеся во всех сферах деятельности настолько проблемного военного ведомства. С другой — полностью логичное желание привести на главные посты собственных единомышленников, людей, которым он доверяет, имеет перед ними определенные обязательства. К тому же «новая команда», взявшая в свои руки власть в стране, будет влиять на кадровые предназначения министра в собственных бизнес-политических интересах.

А с третьей — как поступить с теми бюрократами, которые остались от предшествующего управления? Часть из их на собственном месте и будут приносить пользу государству и далее. Но ведь после победы «оранжевой революции» на высочайшие посты были назначены генералы, которых ранее со скандалами снимали с должностей за те либо другие суровые упущения, к примеру взрывы на складах боеприпасов. Логику конкретных предшественников Ежеля осознать тяжело, но на данный момент такие «реабилитированные» генералы, как В. Можаровский, Р. Нуруллин и им подобные, как и раньше занимают высочайшие посты. Только вот КПД этих военачальников в современных критериях больно уж спорный…

Процесс выбора для нового министра утежеляется к тому же этическими моментами: являясь главнокомандующим ВМС, основным инспектором Минобороны, он сталкивался по службе со многими сегодняшними руководителями военного ведомства, ставшими в одночасье его подчиненными. И сейчас «выставить неких за дверь» в моральном плане довольно проблематично.

Будет неверным не указать на еще одну составляющую в работе нового министра обороны: значительную часть собственного времени он обязан растрачивать на работу и контакты вне стенок собственного ведомства — с администрацией президента, кабмином, другими министерствами и госструктурами. Их тоже возглавили новые люди, и у каждого есть свои интересы. К тому же некие бюрократы в процессе собственной предшествующей деятельности не показывали особенного желания трудиться в интересах силовых структур страны, начиная от почетаемого нами вновь назначенного премьер-министра. А разговаривать с ними Мише Ежелю придется обязательно: по экономному финансированию и обеспечению ВС всем нужным, кадровым вопросам, законотворчеству и т. п.

Не будучи ранее политиком и общественным человеком, не имея ресурса личного воздействия, уровня, к примеру, собственного предшественника и сразу соперника Александра Кузьмука, новый министр должен будет отыскать выход и восполнить эти пробелы.

1-ые ШАГИ

Практически через один день после собственного предназначения — в субботу, 13 марта, Ежель провел совещание с управлением Министерства обороны и Генерального штаба по вопросам грядущего вида системы управления военным ведомством. В процессе практически шестичасовой (!) встречи он заслушал начальников главных структурных подразделений МО и ГШ.
При этом здесь же последовали те либо другие решения относительно их предстоящей судьбы: расширить, реорганизовать, уменьшить, переподчинить и т. п. К примеру, не принудила себя длительно ожидать ликвидация департамента по реализации лишнего имущества, который за прошлый 2009 год заработал Минобороны денег в размере только около 3% от его бюджета.

В пн, 15 марта, работа была продолжена в отношении других органов военного управления, таких, как Объединенное оперативное командование, Командование сил поддержки и им схожих. Участники упомянутых встреч направили внимание на стиль работы нового министра: он не слушал чтение «прилизанных» докладов выступавших, а перевел совещание на деловое обсуждение «не с листа». И плохо было тем руководителям, которые не смогли в «живом» общении доказать заслуги и нужность возглавляемых ими подразделений.

Следует упомянуть, что приблизительно схожим методом пошел генерал армии Украины Иван Свида, не так давно назначенный начальником Генштаба. Придя в конце прошедшего года на собственный пост и ознакомившись с состоянием дел, он поручил проработать вопросы оптимизации организационной структуры «мозга» украинских вооруженных сил. При этом этим занимались три группы профессионалов. Свиду поддержал исполнявший на тот момент обязанности министра Валерий Иващенко, дав поручение провести аналогичную работу в департаментах и управлениях, не входящих в состав Генштаба, а подчиненных лично ему.

Это вдвойне принципиально, потому что не является потаенной неодолимое желание бизнес-политических элит, находящихся у власти, производить контроль за вещественными ресурсами военного ведомства. И высокопоставленные штатские бюрократы, назначенные на должности, связанные с госзакупками, рассредотачиванием средств из военного бюджета и т. п., решают все вероятное, чтоб сохранить существовавшие ранее схемы «взаимоотношений».

К примеру, после ухода из военного ведомства Юрия Еханурова была изготовлена попытка пересмотреть структуру центрального аппарата Минобороны, чтоб лишить неких должностных лиц доступа к сделанным ими же схемам «контролирования» ресурсов. Но «система» возмутилась, и дело даже дошло до судебного разбирательства. Так, Конституционный трибунал определял, соответствует ли основному закону страны решение кабинета министров, обязавшего главу военного ведомства согласовывать с первым вице-премьером утверждение структуры центрального аппарата Минобороны.

Не все вызывает конкретную оценку и снутри военного ведомства. К примеру, есть Главное управление связи и информационных систем Генерального штаба ВС Украины. Но также существует к тому же другая структура — Департамент трансформации и информационных технологий Министерства обороны Украины численностью 21 человек. Посреди его задач — реализация в военном ведомстве гос политики информатизации, внедрения современных информационных технологий, также проекта сотворения Единой автоматической системы управления ВС Украины.

Имеются также другие «пары», неоправданно дублирующие друг дружку:

— Департамент гуманитарной политики Минобороны и Главное управление социально-психологической и воспитательной работы Генштаба;

— Департамент кадровой политики МО и Главное управление личного состава Генштаба;

— Спорткомитет Минобороны и Управление физической подготовки ВС Украины.

А какими эталонами предвидено существование так именуемых структур службы войск? Заметим, что во времена Русского Союза они отсутствовали за ненадобностью.

Есть вообщем уникальная структура — Главное управление разведки Минобороны. Эта спецслужба, будучи формально всего только структурным подразделением военного ведомства, на практике перевоплотился в самостоятельный субъект на государственно-политическом небосводе страны, наделенный отдельной строчкой в госбюджете. Что, кстати, закреплено на законодательном уровне.

Логично, что руководители ГУРа увлеклись получением «доступа к телам» украинских политиков ну и сами пошли в политику, бизнес и т. п. Но тогда уместно поставить вопрос о «высоком качестве» их работы, раз с возможностями, самостоятельностью и иными «атрибутами» у их все в порядке. Не верите? Тогда пускай кто-то ответит: где была эта спецслужба, когда пираты захватывали украинских людей? Как обстоят дела с внедрением галлактической разведывательной инфы (заметим, что покупка коммерческих снимков из-за их запаздывания на несколько часов не в счет)? Почему Украину систем

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 51 | 0,124 сек. | 12.56 МБ