Почему Америке необходимо больше ядерных боеголовок («The National Interest», США)

Почему Америке нужно больше ядерных боеголовок ("The National Interest", США)Историки получали огромное наслаждение, критикуя политику «нового взгляда» президента Дуайта Эйзенхауэра (Dwight Eisenhower) в последние годы. В первый раз оформленная документом Совета по государственной безопасности номер 162/2 30 октября 1953 года, политика «нового взгляда» переключила акцент в государственной обороне с способностей в области обыденных вооружений на ядерное орудие. Посыл Эйзенхауэра был прост: Соединенные Штаты обанкротятся, если будут пробовать поддерживать паритет по обыденным вооружениям с Русским Союзом. Сильный и надежный ядерный арсенал рассматривался как нечто существенно наименее драгоценное и в одинаковой мере, а то и поболее действенное средство сдерживания русской злости.

Эта политика была удачной в деле защиты южноамериканского суверенитета и актуально принципиальных интересов. А вот где она проявляла свои недочеты, так это в сценариях ограниченной войны. В нескольких случаях Советы решали брутальные деяния в ряде мест, где у США были малозначительные интересы либо вообщем не было оных. Но, эта политика и не создавалась для ответа на практически каждый вероятный стратегический вызов.

Невзирая на сегодняшние усилия по уменьшению и уничтожению ядерного арсенала, нам скоро может пригодиться стереть пыль с политики «нового взгляда» и опять обратиться к ядерному оружию как базе государственной обороны. Три принципные предпосылки разъясняют, почему.

Во-1-х, длительные экономические прогнозы говорят, что финансовое положение Америки будет сравнимо темным. На данный момент уровень муниципального долга составляет 90% от валового внутреннего продукта (ВВП) — 13 триллионов баксов — и уже в этом десятилетии может достигнуть стопроцентной отметки. Экономное управление конгресса уже предупредило конгресс об опасностях резкого роста долга. Еще огромным поводом для беспокойства является санкционирование расходов.

На данный момент трансфертные перечисления составляют более 60% федерального бюджета и еще больше осязаемо увеличатся, когда вступит в силу реформа здравоохранения. При том, что только 41% доходов идет из личных источников (это самый маленький показатель за всю историю) — личный сектор более не может поддерживать все более расширяющийся и увеличивающийся федеральный бюджет. Обычный факт состоит в том, что правительство, в общем, и Министерство обороны, а именно, должны затянуть свои пояса.

При том, что оборонные расходы составляют более 50% дискреционных расходов (расходов сверх тех, что являются актуально необходимыми), бюджет Министерства обороны — это соблазнительный объект для будущих сокращений расходов. Уже предложены сокращения оборонного бюджета на порядка 400 млрд баксов, и Управление по административным вопросам и бюджету призывает к уменьшению толики оборонных расходов с сегодняшних 4,5% до 3% ВВП. Вялая экономика, продолжающиеся конфликты в Южной и Юго-Восточной Азии и больший, чем предполагалось, объем требований о выплате субсидий могут привести к тому, что оборонные расходы будут сокращены еще посильнее.

По сути, предпринимаются усилия по ограничению расходов на здравоохранение, на выплаты, на призы и по другим статьям в Министерстве обороны.

Во-2-х, подмена сегодняшних ядерных способностей способностями в области обыденных вооружений — это драгоценное и нереалистичное предложение. По расчетам, издержки на это составят порядка 50 млрд баксов в год — ученые, военные лаборатории, боеголовки, платформы доставки и сервис входят в эту сумму. На этом фоне ядерный комплекс смотрится прибыльным делом. Он обходится меньше чем в 10% оборонного бюджета на 2010 год. При том, что меньше бакса из каждых 10 оборонных баксов тратятся на поддержку ядерного арсенала, посыл Эйзенхауэра о том, что ядерное орудие это дешевая кандидатура большенному количеству обыденного вооружения остается животрепещущей и спустя практически шестьдесят лет.

Если программки приобретения В-2, F-22 и боевых систем грядущего и могут обучить нас чему-то в области проецирования военных способностей в будущее, так это тому, что мы можем рассчитывать на еще наименьшее, чем ожидалось, и за е
ще огромную стоимость, чем планировалось. В случае с В-2 военно-воздушные силы ждали получить 132 новых бомбовоза «Стэлс» на свои склады. Заместо этого, они получили 21. Ситуация с F-22 особо не отличалась, программка закупки предполагала возможность поставить на боевое дежурство 750 истребителей 5-ого поколения, позже это количество было сокращено до 187. С «боевыми системами будущего» (The Future Combat System) дела обстояли еще ужаснее, пока проект не был отменен в этом году.

В отсутствие подавляющего тенденцию чуда, южноамериканские военные полностью могут ждать, что у их будет существенно наименьший арсенал дорогих систем, который будущие президенты будут пробовать быстрее сохранить, чем расширить. В то время как любая система будет более действенная, чем предшествующая, они будут поступать в настолько маленьких количествах, что их скудость сумеет сдерживать будущие президентские деяния. Но, недочет превосходящих способностей в области обыденных вооружений может прирастить стабильность по отношению к Рф и Китаю.

Продолжающаяся гонка США за превосходящими способностями в области обыденных вооружений возможно окажется более дестабилизирующей, чем решение полагаться на наш ядерный арсенал. Соединенные Штаты должны быть аккуратны и осмотрительны, чтоб не спровоцировать ухудшение в отношениях с Россией и Китаем либо не побудить их к наращиванию обыденных вооружений в противовес Вашингтону. Вприбавок, иранские и северокорейские фавориты ведут себя, естественно, плохо, но от особо решительных действий их держит ужас перед вероятным южноамериканским ядерным ударом, при всем этом хотя они понимают, что внедрение ядерного орудия против США может вызвать аналогичный ядерный же ответ, наши способности в области обыденных вооружений больше всего тревожат обоих фаворитов. Вторжение американских сил из Ирака либо Южной Кореи может вызывать существенно большее беспокойство, чем перспектива ядерного удара. Для этих людей ядерное орудие — логичная возможность, раз они пробуют сдержать южноамериканскую злость.

Посмотрите на карту Ирана. К западу от него Ирак. На востоке — Афганистан. Иран выходит зажатым, как будто котлета в гамбургере, меж большими южноамериканскими оккупационными силами. Ну и есть ли что-то необычное в том, что иранцы стремятся к осуществлению программки ядерных вооружений?

В отсутствие достаточных поставок собственных прекрасных и превосходящих противника обыденных вооружений, Соединенные Штаты должны опять возвратиться к тому самому подходу, который обосновал свою эффективность в отношении самой основной задачки, предписанной конституцией — гарантирования государственного суверенитета. В этой попытке защититься от реальных, имеющихся угроз ядерное орудие должно играть постоянную, продолжающуюся роль. «Новый взгляд» может служить основой для таковой политики.

Дорогие и сверхсовременные способности в области обыденных вооружений для ведения войны не решат наши вопросы в области безопасности в отношениях с большими державами. Действительность, заключающаяся в том, что большие державы владеют достаточными ядерными силами для нанесения ответного ядерного удара, гласит о том, что эти способности исключены, как с военной, так и с денежной точки зрения. Америка не должна больше планировать большие войны с применением обыденных вооружений с большенными странами, у каких есть ядерное орудие, так как выходит очень недешево обеспечивать приемущество с помощью обыденных вооружений, раз, и два, это может привести к риску небезопасной гонки вооружений (хотя и обыденных) и отягощению отношений, которое может привести к войне.

Дальше, хоть какой большой конфликт в области обыденных вооружений с большой державой несет внутри себя риск вероятного развития событий в сторону использования ядерного орудия, если война-таки случится. Но, данная статья не предполагает целей выступить в пользу сокращения превосходящих способностей в целом, я говорю только об ограничении их производства. Другими словами, Соединенным Штатам необходимы суровые наземные силы для стабильности и контртеррористических операций вместе с некими современными сверхтехнологичными способностями для сдерживания, и если нужно, ответа на злость. Но Вашингтон не должен пробовать расположить такое количество систем, чтоб крупномасштабная война с помощью обыденного орудия против большой державы могла рассматриваться как настоящая возможность. Имея это в виду, ядерные силы обес
печивают нужную страховку против угроз Соединенным Штатам и связанным с этим их актуальным интересам.

И в-3-х, по мере того как число стран, владеющих ядерным орудием, вырастает, значимость южноамериканского «ядерного зонтика» будет возрастать. В одной из последних статей предполагалось, что Соединенным Штатам необходимо 311 единиц ядерного орудия, чтоб поддерживать эффективную систему сдерживания. Ничто не может быть так далековато от правды. Эта точка зрения не воспринимает во внимание значимость расширенной системы сдерживания — для Вашингтона и для его союзников.

Если, к примеру, Иран протестирует и развернет ядерное вооружение (как он, судя по всему, преисполнен целей сделать), Соединенным Штатам, может быть, придется расширить собственный ядерный щит на союзников на Ближнем Востоке либо просто следить, как бессчетные страны в регионе «становятся ядерными» сами. Последняя возможность — не в государственных интересах США. Если Америка продолжит идти по пути к ядерному арсеналу, состоящему из 311 размещенных стратегических ядерных боеголовок, у страны не будет довольно сил и убежденности, чтоб заверить в безопасности собственных союзников и сдержать врагов. Те, кто стремится к тому, чтоб поддерживать «минимальный уровень сдерживания», отправляют неправильный сигнал тем, кто решает эти вопросы.

Хотя движущая сила, кажется, подталкивает страну к варианту с маленьким ядерным арсеналом и в конечном счете денуклеаризации, мировые действия и слабенькая экономика могут вновь вызвать к жизни необходимость в основном опираться на ядерное орудие. Те, кто подразумевает, что высокоточное орудие составляет «новую триаду», ошибаются. У ядерного орудия нет подмены, и навряд ли появится действенная подмена в обозримом будущем.

Может быть, идеальнее всего вспомнить воззвание президента Джона Куинси Адамса (John Quincy Adams) в Денек независимости 1821 года, когда он произнес: «Куда бы ни распространялись эталоны свободы и независимости на данный момент либо в дальнейшем, Америка будет совместно с ними со своим сердечком, со своими молитвами и со своим благословением. Но она не прогуливается за границу в поисках монстров для уничтожения».

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,120 сек. | 11.46 МБ