Пора принять прошедшее таким, какое оно есть

Пора принять прошлое таким, какое оно естьКогда-то моя бабушка, 1889 года рождения, для которой 1917 год знаменателен рождением первенца, оправдывала революцию, говоря: "Мы повинны перед народом". До недавнешнего времени я не понимала, в чем может быть вина дочери получившего дворянство по выслуге почтового работника, окончившей курсы и работавшей до женитьбы учительницей. Сейчас понимаю – после того как в интеллигентной среде стало нестыдно употреблять слово "быдло".

До недавнешнего времени большая часть из нас считало, что вера с фуррором может поменять "Моральный кодекс строителей коммунизма", а сейчас больше людей думают о том, что клерикализм – это никак не то, чего они желали от поддержанной властью церкви.

Похоже, у нас на очах происходит демифологизация дореволюционной Рф. Уходит в прошедшее умиление гимназистками, экстаз перед господами офицерами и уверенность в спасительности формулы "Православие, Самодержавие, Народность".

Беспристрастным фактором тут будет то, что на данный момент как раз правит бал то поколение русских людей, которому в 70-е годы, пик увлечения королевской и, в особенности, "белоснежной" Россией, было 16 – 20 лет. Сейчас они как могут воплощают в жизнь свои представления о том времени. Конкретно отсюда идет это увлеченное церковными ритуалами, педалирование понятий "честь", "вертикаль власти", "стабильность", "нерушимость порядка" и проч. И дело здесь не в том, что их деяния – это имитация, как раз в том, что искреннее насаждение в XXI в. порядков, которые еще сначала XX привели к революции, может привести только к сегодняшнему закономерному итогу.

Если принять эту догадку, то можно предсказывать, что скоро, по мере смене поколений во власти (а оно уже идет на местном уровне и в среднем эшелоне федеральной власти), будет разрушен и зародившийся сейчас новый миф. Миф о чудесном русском времени, в каком все были равны хотя бы способностями, ракеты летали в космос, попки знали свое место, а вор посиживал в кутузке. Пока же нереально уверить 35-летних деток последнего русского бэби-бума в том, что воплощение этого мифа в жизнь может дать только нечто худшее, чем тот "совок", от которого их предки с радостью отказались в 1991-м.

Мы повсевременно идеализируем то время, в которое нам не довелось проявить себя – и разрушаем миф о нем по мере продвижения в попытке его реставрации. Неудача тут не только в том, что Наша родина вот уже несколько десятилетий является государством с непредсказуемым прошедшим, а приемущественно в том, что увлечения легендами мешает нам трезво посмотреть на предпочтительные пути движения вперед.

Есть только один выход из этой ловушки – принять, в конце концов, наше прошедшее таким, какое оно есть. Со всеми неоднозначностями, гнусными историями, стыдными страничками и геройскими поражениями. Нужно не считать, что гордиться можно только идеальной историей, в какой Сталин – действенный менеджер, Николай II – святой, а Брежнев – хороший дедушка. Так как тогда нужно признать, что обожать и уважать можно только безупречных родителей, а потому что наши к таким не относятся, то нужно стыдиться их реального лица. Меж тем реальная гордость включает и гордость от извлечения опыта из ошибок – это дает уверенность, что можно будет поправить и будущие промахи. Очевидно, это значит и право на ошибку – с властным требованием только к одному: ее выявлению, признанию и исправлению, вроде бы тяжело это ни было. И только придя к этому, мы сможем, в конце концов, вырваться из дурного круга повторения одних и тех же исторических моделей.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,250 сек. | 11.44 МБ