Пороховая бочка государственного вопроса

Пороховая бочка национального вопроса

Государственный вопрос в протяжении многих веков являлся и сейчас в особенности является определяющим для определения таких понятий, как правительство и население. Конкретно обезличенный термин «население» нередко не позволяет уместно подходить к вопросам о том, кто мы. Еще 25-30 годов назад население нашей страны в большей собственной массе нередко не думало над вопросом о том, к какому этносу оно принадлежит. Фраза «Гражданин СССР» могла превзойти всякую национальную принадлежность. Сейчас практически каждый старается найти себе вариант своей идентичности, с помощью которого сумеет себя позиционировать на наружной арене.

Подойдем к вопросу рассмотрения государственной идентичности с исторической точки зрения. Если сейчас задаться вопросом по поводу того, кто такие российские, то далековато не каждый может дать точный и конкретный ответ. Российский – это тот, кто живет на местности современной Рф? Нет. Российский – это тот, для кого основным языком общения является российский? Тоже ошибочно. Тогда, может быть, российский – это человек, чьи праотцы до 1940 года (как в одной из бывших государств СССР) пребывал в Рф? Тоже полная ерунда. Так кто же таковой российский?

Обращаясь к своей истории, можно сказать, что российские – это даже не отдельная цивилизация. Это некоторый калейдоскоп, отражающий яркую картину, в которую входят детали различной формы и цвета. О нашей цивилизации нельзя гласить, как о кое-чем цельном. Даже в бытность собственного зарождения российские, по одной версии – это финно-угорское племя, ставшее титульным при зарождении нового страны. По версии другой, русскими вначале назывались представители племени, жившего вдоль побережья реки Рось. Выходит, что и исходный шаг зарождения нашей этнической группы – загадка, согласно которой неясно, относимся ли мы больше к славянам либо к варягам. Не будем муссировать раннюю историческую тему, потому что она даже для историков не смотрится тривиальной, а попытаемся разобраться, как принципиально приравнивать себя к русскому этносу сейчас.

Исторические примеры показывают нам очень странноватые для нынешнего осознания государственной сущности ситуации. Наша страна на различных шагах собственного развития шла по пути всепоглощающей ассимиляции. Ну, скажите, стал бы кто-то рассуждать на тему нерусскости, например, Багратиона либо Екатерины II. Можно начать впадать в обширные рассуждения по поводу государственной принадлежности этих людей, но история все расставила сама по своим местам. Нормальному человеку сейчас, в принципе, не принципиально, что Багратион – грузин, а Екатерина так вообщем — София Августа Фредерика — родом из Пруссии. Главное – совсем не это. Они своим служением заслужили звание быть русскими. Сейчас мы помним те славные дела, которыми эти и многие другие люди прославляли Россию.

Потому, когда молвят о том, какой национальности тот либо другой человек, живущий в нашей стране, это кратчайший путь к появлению безграничных и глупых распрей. Государственный вопрос за время собственного существования сам по для себя оброс шипами, но на данной теме многие люди пробуют к тому же играть в собственных интересах.

Сейчас в Рф существует довольно много организаций, которые пробуют узнать этническую принадлежность того либо другого человека. В большинстве случаев такие выяснения скатываются в плоскость обвинений всех тех, кого эти люди посчитают нерусскими. У нас в стране вечно виновными остаются то евреи, то немцы, то чукчи… При всем этом люди, которые ставят эти клейма, похоже, сами не отдают для себя отчета, что и в их крови порядком намешано… Непонятен сам принцип, по которому у нас иногда пробуют найти национальную принадлежность человека. Например, если человек родился и всю жизнь прожил в Москве, при всем этом его предки тоже родились и всю жизнь прожили в Москве, а вот более старшее поколение – кто-то приехал в столицу из Белоруссии, кто-то решил остаться после военной службы, будучи родом из Казахстана. Можно ли именовать этого человека русским? Если уж всех пробовать пропускать через глупое этническое сито, то «коробка» с русскими будет пуста. Ну, хоть ты т
ресни, нет у нас в стране людей, которые ведут свою родословную от тех славянских либо финно-угорских племен, к которым потом не подмешивались другие народы.

В таковой ситуации государственная политика нашего страны нуждается в суровом пересмотре. Большой плюс для сохранения обоюдного доверия и почтения – стратегия, согласно которой из паспорта решили исключить несчастную графу «национальность».

Помнится, как в Русское время появлялись довольно смешные ситуации, когда у человека по имени Азат Марабян либо Соломон Брейфус в паспорте могло быть написано «российский». Но, по сути, это никого не смущало. Ну, российский и российский

Сейчас многие пробуют изловить рыбку в мутной воде национализма. Кто-то под девизами «Россия – для российских!» пробует «очистить» нашу страну от людей других национальностей. Кто-то заявляет, что в российских – сила. Но, позвольте, не смотрятся ли эти заявления четким повторением всех узнаваемых на нынешний момент националистических девизов. Все мы отлично помним, к чему привели подобные призывы (только с упором на некоторую арийскую цивилизацию) в Германии в 30-40-х годах 20-го века.

Еще больше тупиковым можно считать вопрос о титульных цивилизациях. Если молвят, что титульной цивилизацией в нашей стране являются российские, то как должны реагировать обитатели, например, северокавказских республик. Я не желаю, чтоб моя цивилизация делала меня в очах других людей некоторым имперским элементом, который дремлет и лицезреет себя во главе всей выстроенной системы. Думаю, что вопрос о титульной цивилизации отпадает, когда рядом поставить российского бомжа с Курского вокзала либо монгольского доктора, еврейского инженера либо бурятского пьяницы. Цивилизация не сделает человека человеком, если его стихия – это наркопритон либо подвал многоэтажки. Цивилизация – это так эфемерное образование, что все рассуждения о приемуществе 1-го этноса над другим воистину пусты. Чеченец не лучше российского, башкир не ужаснее удмурта – это уже пора обдумывать тем, кто до сего времени метит в мишень государственного вопроса.

Главное, что никакая государственная принадлежность не дает права ощущать себя выше других. Наш люд во все времена отличался тем, что мог соединяться с другими народами и таким макаром развивать свою культуру, религию, философию. Никакие искусственно создаваемые границы никогда не могли помешать ему в этом. Будем надежды, что и на данный момент основная функция российского народа – соединять воединыжды – остается определяющим звеном нашей идентичности.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,128 сек. | 11.4 МБ