Последнее интервью академика Б.Чертока

СПоследнее интервью академика Б.Чертокаоветский ученый-конструктор в области ракетно-космической техники и один из ближайших соратников академика Сергея Царица, академик РАН, доктор технических наук Борис Черток скончался сейчас, в среду, в Москве на 100-м году жизни.

Черток родился 1 марта 1912 года в польском городке Лодзь, входящем в состав Русской империи. В 1930 году он поступил на работу электромонтером на авиационный завод № 22 в Москве, выпускавший томные бомбовозы.

В 1940-м Черток закончил Столичный энергетический институт. Будущий ученый принял роль в ВОВ — 2 мая 1945 года он расписался на Рейхстаге.

В русской оккупационной зоне на местности Германии Черток организовал институт «Рабе», изучавший развитие техники управления баллистическими ракетами далекого деяния. В 1946 году на базе «Рабе» был сотворен новый институт — «Нордхаузен» под управлением Сергея Царица.

Вся научно-инженерная деятельность Бориса Чертка с 1946 года связана с разработкой и созданием систем для управления ракетами и галлактическими аппаратами. Считается, что он сделал школу, которая по сей день определяет научные направления и уровень российскей техники пилотируемых галлактических полетов.

Черток являлся лауреатом огромного количества госнаград и реальным членом Русской академии и Интернациональной академии астронавтики. Им сотворено более 200 научных трудов, в том числе ряд монографий, большая часть из которых многие годы были засекречены. В 1994–1999 годах ученый написал историческую серию из 4 монографий «Ракеты и люди»…

А это его последнее интервью, которое он отдал моему журнальчику "Бойцы Рф" всего месяц вспять:

Для колонизации Луны нужна новенькая экономика

БОРИС ЧЕРТОК. ИНТЕРВЬЮ С Знаменитым КОНСТРУКТОРОМ О Дилеммах Русской Астронавтики

Где могла состояться наша встреча с живой легендой Борисом ЧЕРТОКОМ, патриархом российскей астронавтики, человеком-эпохой, наиблежайшим соратником С. П. Царица, гением конструкторской мысли? Очевидно, в мемориальном доме-музее Царица. Борис Евсеевич оказался необычным собеседником, наделенным редчайшим талантом, — гласить о таких сложных вещах, как астронавтика, любопытно и понятно. Время, отведенное на интервью, пропархало неприметно.

ВОПРОС — Не является ли вереница неудачных пусков, преследовавших галлактическую ветвь ближайшее время, показателем системного кризиса?

— Я не очень понимаю, почему Роскосмос винят в сплошных бедах. Откуда вы это взяли?! Современная ракетная техника и астронавтика являются так сложными, в их заходит такое неограниченное количество систем, что мельчайшее упущение в области технологической дисциплины может привести к бедам и катастрофам.

По сопоставлению с тем, что было ранее, в нашей галлактической отрасли такие внештатные ситуации стали очень редки.

Потому мне представляется, что наша галлактическая ветвь, в части в особенности пилотируемых программ, достигнула достаточно добротных результатов, и мы имеем довольно надежные галлактические корабли — я говорю о «Союзе» и «Прогрессе». Также совершенно хорошие, очень древнейшие, самые, можно сказать, надежные в мире наши носители на базе ракеты Р-7, которая в свое время обеспечила выход в космос первого в мире спутника, а потом и 1-ый в мире полет человека в космос.

И если мы имеем один отказ третьей ступени на этой ракете-носителе, которая несла корабль «Прогресс» то, мне кажется, исходя из убеждений статистики и надежности ничего чертовского тут нет.

ВОПРОС — По словам управляющих Роскосмоса, причина неудачных запусков кроется не в конструкции ракетно-космической техники и даже не в производственных недостатках. Виной всему несчастный человечий фактор. В русское время такое было может быть?

— Человечий фактор является одной из главных обстоятельств всех авиационных происшествий и катастроф ближайшего времени. Что касается проблем с астронавтикой, то я бы не считал, что решающая роль тут отводится людскому фактору. Обыденные отступления либо ошибки в технологии подготовки, управления, но в главном непознанные нами до конца препядствия техники оказывают влияние на ситуацию в основном, чем человечий фактор.

ВОПРОС — Как остро сейчас стоит воп
рос нехватки высокопрофессиональных кадров в галлактической отрасли?

— Сейчас одной большой неудачой для русской индустрии в целом будет то, что старенькые рабочие кадры, имеющие большой опыт работы на производстве, уходят время от времени по непонятным, а почаще по полностью понятным причинам. Юные же не считают себе довольно интересной и почтенной должность рабочего. Мы сейчас в Рф бедны пролетариатом.

Как-то выветрилось это звание. Стоять у станка никто не вожделеет. Мы на данный момент испытываем ужасный недостаток квалифицированной рабочей силы. Еще пока работает огромное количество пожилых людей. Они пока стараются.

Но пройдет пару лет, и их не станет.

Юные люди в большинстве собственном желают быть преуспевающими менеджерами, а вот стоять у станков — упаси Бог. С какой стати?! Сейчас это даже, можно сказать, в некий мере унизительно.

Когда я был юным, то гордился тем, что в анкете в графе «социальное положение» писал «рабочий». И представьте, я ощущал себя аристократом. Сейчас, чтоб быть аристократом, необходимо быть приближенным к банкирам, к этому денежному миру, не совершенно чистому, на мой взор.

В итоге либеральных рыночных реформ русская оборонная, ну и не только лишь, индустрия лишилась многих тыщ обученных рабочих и инженерных кадров. А вот США и Европу мы обогатили этими самыми проф кадрами.

ВОПРОС — Вроде бы Вы оценили сейчас темпы развития современной российскей астронавтики?

Удается ли нам как и раньше сохранять фаворитные позиции?

— Астронавтику нельзя оторвать от состояния экономики страны, от развития всех направлений: электроники, машиностроения, химии и т.д. По существу, она теснейшим образом связана со всеми отраслями индустрии. Сейчас, к огорчению, в почти всех наших галлактических аппаратах, в особенности в беспилотных, которые мы выводим на геостационарную орбиту для обеспечения связи, употребляются забугорные элементы, так как наши промышленные технологии не способны их создавать. Потому фуррор русской астронавтики полностью будет зависеть от фурроров и темпов развития всех отраслей ведущих технологий в главных областях машиностроения и электроники.

ВОПРОС — Кто же будет фаворитом в освоении галлактического места?

— Глядя в какой период. Временно вышло так, что с прикрытием полетов американских шаттлов, я говорю о пилотируемой астронавтике, мы остались единственными, кто выводит человека в космос.

ВОПРОС — Как длительно наша страна будет оставаться монополистом по доставке астронавтов на МКС?

— Исторически сложилось так, что при разработке системы «Спейс-шаттл» америкосы ошиблись. Но ошиблись не в технике, а, я бы произнес, в экономике.

Ученые и экономисты считали, что внедрение опыта авиации дозволит решить делему многоразовости галлактических аппаратов и удешевит полеты в космос. Они декларировали, что цена доставки 1 кг полезного груза на «Шаттле» на околоземную орбиту будет обходиться всего в 100 баксов. По сути, они ошиблись в 1000 раз. Полет «Шаттла» в ближайшее время обходился в астрономическую сумму порядка полумиллиарда баксов! Даже для таковой страны, как США, эта сумма оказалась неподъемной. И в этом году америкосы закончили эксплуатацию «Шаттла». Закрыв эту программку, они остались без систем, которые могут выводить человека в космос.

Мы оказались в более успешном положении, так как наша древняя хорошая «семерка», в первый раз полетевшая 15 мая 1957 года, реконструировалась, совершенствовалась и живет до сего времени, являясь единственным носителем, которому доверяют в мире вывод человека в космос. Я втюрился в нее, как в даму. Никто в мире, не считая нас, не имеет средств доставки человека на МКС, если, естественно, не гласить о первых попытках Китая в этом направлении. Наши пилотируемые галлактические аппараты «Союз» выводятся в космос, сближаются и стыкуются с МКС благодаря тому, что мы до сего времени поддерживаем морально старую, но только надежную ракету — бывшую Р-7, а сейчас «Союз-У», которая серийно выпускается самарским «Прогрессом».

ВОПРОС — Когда другие страны, по Вашим прогнозам, создадут галлактические корабли?

— Сначала, они должны возжелать это сделать.

Думаю, что длительно вытерпеть свое отставание из-за отсутствия средств выведения человека в космос США не будут. Престиж таковой страны, как Америка, не дозволит им длительное время находиться в аутсайдерах. Они на данный момент усиленно над этим работают. Полагаю, что в последнее время Соединенные Штаты создадут собственный
новый пилотируемый корабль и станут опять фаворитами. При этом в процессе задействованы как федеральные службы, к примеру именитая NASA, так и личный капитал — а именно, наикрупнейшая авиационная компания «Боинг». Но на это им будет нужно лет 5.

А все, что касается научных галлактических аппаратов, изучающих Вселенную, и в том числе нашу Землю, которая представляет собой исключительное явление во всем мировом пространстве, доступном нашему обозрению, здесь пока лидируют Соединенные Штаты. Я думаю, что они собственного лидерства, наверняка, нам в последнее время и не отдадут.

Возможно, что нас будет догонять Китай. Но ему будет нужно еще лет 5–6, чтоб получить надежные носители и, соответственно, надежные галлактические аппараты.

Так что мне представляется, что монополия на пилотируемые запуски у нас продлится еще приблизительно 4–5 лет.

ВОПРОС — Не так давно управляющий Роскосмоса Владимир Поповкин заявил, что Агентство отказалось от реализации проекта ракеты-носителя последнего поколения «Русь-М». Ее 1-ый пилотируемый пуск, по планам предшествующего управляющего Анатолия Перминова, был должен состояться в 2018 году с нового русского космодрома «Восточный», который еще предстоит выстроить в Амурской области. Как это отразится на пилотируемой астронавтике?

— У астронавтики должна быть долголетняя стратегия развития. Такая же долголетняя стратегия экономического, технологического и научного развития должна быть и у страны. Астронавтика — это часть технологического и научного богатства Рф. К огорчению, те, кто обладают большинством государственных богатств Рф, вкладывают средства в строительство шикарных дорогих яхт. Цена таковой яхты, построенной на именитых судостроительных верфях, где создавался германский военно-морской флот, по моим представлениям, превосходит цена самого дорогого галлактического аппарата. Нужно, сначала, поменять соц порядок в государстве и в разумах людей. Чтоб хоть какой галлактический аппарат был приоритетнее для нашего русского общественного строя, чем олигархическая яхта.

ВОПРОС — Светлана Савицкая в интервью нашему журнальчику произнесла, что «к большущему огорчению, в пилотируемой астронавтике сейчас нет ярчайших личностей, фаворитов. У нас нет управляющих уровня Царица и Глушко, а у янки — Вернера фон Брауна.

Потому пока не появятся новые Цариц, Глушко и фон Браун, мы будем модернизировать и улучшать то, что имеем». Как Вы оцениваете роль личности?

— Роль личности в хоть какой отрасли науки и техники очень велика, и астронавтика тут не исключение. Естественно, роль личности в астронавтике, если гласить о Сергее Павловиче Царице, имеет огромное значение еще по одной причине. Конкретно он сообразил, что одна личность — это очень не достаточно.

Нельзя гласить о единственном главном либо генеральном конструкторе. Сергей Павлович первым сделал вывод о необходимости сотворения Совета основных конструкторов. Это было только удачным решением, которое позволило решить многие задачи и форсировать развитие астронавтики такими темпами, что Русский Альянс стал тут ведущей государством в мире.

Очень жалко будет, если в дальнейшем мы потеряем эту ведомую роль в силу целого ряда соц, а никак не научно-технических заморочек и обстоятельств.

ВОПРОС — Как сейчас любопытно и нужно создание новых пилотируемых кораблей?

— Моя личная точка зрения, с которой далековато не все согласны, такая — сейчас для пилотируемой астронавтики основной, главной и многообещающей задачей является присоединение Луны к Земле. Другими словами обеспечение транспорта, доставляющего человека на Луну, строительство лунной базы и перевоплощение Луны в часть земной цивилизации.

Лунная база способна много дать для науки, так как оттуда можно учить всю Вселенную. Необходимо изучить ресурсы самой Луны, которые представляют большой энтузиазм.

Не считая того, Луна может быть полезным местом исходя из убеждений обороны. Так что база может носить военно-оборонный и научный нрав. К тому же на данный момент нельзя экономически оценить перспективы ее освоения.

Все другие трудности наиблежайшего космоса могут быть так либо по другому решены беспилотными автоматическими аппаратами и беспилотной техникой. А вот что касается лунной программки, то тут человек нужен.

Наша родина проектировала в прошедшем веке строительство базы. Такое строительство не востребует каких-то новых научных открытий: современной технике колонизация Луны полностью по си
лам. Но есть трудности социально-политические, экономические и международные, с которыми столкнется хоть какое правительство, желающее иметь свою базу на Луне. Строительство лунной базы может быть, если это государственная долголетняя программка.

ВОПРОС — Вы гласите, что на данный момент есть смысл лететь и строить базы на Луне. Но в то же время заявили, что строить такие большие научно-производственные комплексы нереально на принципах свободного рынка. Потому что же все-же отыскать золотую середину?

— Чтоб выстроить лунные базы, необходимо иметь что-то вроде мобилизационной экономики. А это само по себе отторгает систему свободного рынка. Здесь нужна жесткая муниципальная рука, власть страны, которое будет управлять решением этой задачки. Наши министерства во времена, когда создавался ракетно-ядерный щит, когда наша астронавтика завоевывала передовые позиции, работали конкретно по этим принципам, унаследованным нами со времен войны. Ответственность за выполнение той либо другой гос либо, как сейчас молвят, федеральной программки была только велика. Сорвал работу — суд. А сейчас главное — сорвать неплохой валютный куш, а не выполнить работу.

Не буду гласить заместо Президента, который в собственных недавнешних выступлениях в открытую произнес о том, что хищения происходят во всех сферах, даже таких, которые касаются каждого из нас, к примеру ЖКХ. Давайте честно скажем, что при Русской власти такое было нереально.

Я считаю, что русская экономика на данный момент не способна решать масштабные галлактические задачки. Она очень слаба для этого. А преступная составляющая процессов финансирования, напротив, сильна.

Вот если б прирастить свои умственные, вещественные и денежные ресурсы и защитить астронавтику от криминала (в том числе финансово-экономического), то мы смогли бы первыми в мире выстроить базу на Луне.

ВОПРОС — Поповкин заявил, что в Роскосмосе вышло очень огромное смещение в сторону пилотируемых программ, при том, что сейчас огромных заморочек для пилотируемых проектов в ближнем космосе нет. Потому Роскосмос планирует существенно прирастить долю финансирования проектов, направленных на создание спутниковых систем связи, навигации, дистанционного зондирования Земли, также метеорологических аппаратов. 2-ой ценность — это научные вопросы.

Не значит ли это постепенное сворачивание пилотируемой астронавтики?

— На первом месте посреди задач астронавтики в целом должны стоять трудности дистанционного зондирования Земли, которые переплетаются с важными оборонными неуввязками, ибо это системы разведки, предупреждения, противоракетной обороны и т.д. В вопросах, касающихся ближайших земных задач, наличие пилотируемой астронавтики никак не непременно. Потому я всегда и везде говорю о том, что перспектива пилотируемой астронавтики — это Луна. Все остальные околоземные задачи совсем не требуют присутствия человека в космосе.

ВОПРОС — Когда же Вы будете услышаны, и у Рф появится собственная стратегия развития галлактической отрасли?

— Я не могу сказать, когда я буду услышан. За это я ответственности не несу. Мне скоро исполняется 100 лет, потому меня можно высвободить от обязанности орать: «Услышьте меня!». Кто желает, пусть слушает и слышит.

Так как я являюсь энтузиастом отрасли, я всегда буду гласить, что внимания со стороны страны недостаточно. Астронавтика опирается на экономику страны, на деятельность страны. Они должны быть неразрывно связаны, должны провоцировать друг дружку. Как досадно бы это не звучало, это не всегда выходит. Не считая того, не все на данный момент лицезреют все перспективы астронавтики.

Цели сузились только до работ на Интернациональной галлактической станции, в то время как это — только маленькая задачка отрасли.

Для того чтоб русская астронавтика в дальнейшем была в первой пятерке, нужны жесткие социально-политические реформы. Должна показаться муниципальная стратегия, муниципальная политика.

И ее, кстати, в части, не связанной с гос потаенной, нужно открыть народу. Нужно увлечь этим направлением граждан, в особенности юное поколение.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,308 сек. | 11.48 МБ