Последний величавый француз

Последний великий французЕго именуют «последним величавым французом», по собственной исторической роли в XX веке обязательно ассоциируют с Черчиллем и Рузвельтом. Прожив долгую восьмидесятилетнюю жизнь, он и по правде заслужил эти отзывы. Шарль де Голль стал для людей собственной страны эмблемой патриотизма, борьбы с нацизмом, возрождения свободной Франции и отцом-основателем современного французского страны. И когда в 2005-2006 годах проводился телевизионный конкурс «Великий француз всех времен», никто не колебался в итоговом итоге: как и ожидалось, беспрекословную победу одержал Шарль де Голль.

Он родился 22 ноября 1890 года в аристократической семье, получил хорошее образование, окончил престижную известную военную школу. С честью вел войну в Первую мировую войну, дослужившись до капитана, был награжден, пару раз ранен, попал в плен, 5 раз пробовал бежать. После освобождения возвратился на родину, женился, закончил Высшую военную школу и погряз в рутинной работе.

Хотя нельзя сказать, что меж 2-мя войнами Шарль де Голль пребывал в полном забвении, делая неиндивидуальную офицерскую карьеру. Он не только лишь преподавал, работал в аппарате маршала Петена, служил в Ливане, да и показал себя как военный теоретик. А именно, он одним из первых заявил, что будущая война — это война танков. Одну из его книжек по военной стратегии в 1934 году перевели на германский язык в Германии, а в 1935-м, при содействии Тухачевского (с которым де Голль познакомился в плену), издалече в СССР. В 1937 году он получил звание полковника и был назначен командующим танковым полком в город Мец. Там его и встретила война.

Последний великий француз

Де Голль был готов к войне, но не Франция. Его кипучая и честолюбивая натура ожидала собственного часа (он еще в молодости грезил о подвиге во имя собственной страны), но Франция была в одночасье зазорно разгромлена, и единственный на тот момент маршал Франции Анри Филипп Петен признал ее поражение и заключил с Германией перемирие.

Но де Голль не признал капитуляции и образовавшегося коллаборационистского правительства Виши во главе с Петеном. Де Голль, который за три недели реальной войны, будучи командующим броневойсками дивизии 5-й армии, был поначалу повышен в звании до бригадного генерала, а потом назначен заместителем военного министра, улетает в Великобританию. И уже 18 июня 1940 года на студии Би-Би-Си в Лондоне произносит историческое обращение к соотечественникам: «Франция проиграла схватка, но она не проиграла войну! Ничего не потеряно, так как эта война — глобальная. Настанет денек, когда Франция вернёт свободу и величие… Вот почему я, генерал де Голль, обращаюсь ко всем французам слиться вокруг меня во имя деяния, самопожертвования и надежды. Что бы ни случилось, пламя французского Сопротивления не должно погаснуть, и не погаснет».

Он делает компанию «Свободная Франция», которую сходу признали Великобритания и США, а через год, после нападения Германии на СССР, и русское управление. В предстоящем переименовывает ее в «Сражающуюся Францию».

Под знамена де Голля практически сходу встали 50 тыщ французов, находящихся в Великобритании: вырвавшихся из Дюнкерка, раненных в Испании, тех, кто сумел услышать призыв де Голля и перебраться на туманный Альбион.

Но с заокеанскими территориями сначала было тяжело: правительству Виши присягнуло большая часть французских колоний. Типично, что 1-ое, что сделал Черчилль, после того как Франция капитулировала, — отдал приказ подорвать французский флот, базировавшийся у берегов Алжира, чтоб немцы и вишисты не могли использовать его против британцев.

Де Голль развернул серьезнейшую борьбу за воздействие в колониях и скоро достигнул фурроров: поначалу Экваториальная, потом, не без усилий и не вся, Северная Африка присягнули «Сражающейся Франции». При всем этом он всячески пробовал избежать столкновения вишистов и голлистов, другими словами французов меж собой.

Он всячески стремился к объединению всех французов, потому пробовал возглави
ть Сопротивление и в самой Франции, где сильны были позиции коммунистов, и все разрозненные силы в колониях. Он повсевременно посещал самые различные уголки, где только зарождалось французское сопротивление. Побывал и в СССР, где благословил легендарную эскадрилью «Нормандия-Неман».

Последний великий француз

Де Голль пробовал преодолеть раскол, объединить цивилизацию в борьбе против фашизма. Сразу он боролся со всеми, сначала с США и Англией, чтоб те не занялись переделом мира, другими словами не захватили в процессе освобождения и не взяли под контроль бывшие французские колонии. Последующей его задачей было вынудить союзников принимать его и его движение, Францию как таковую серьезно и на равных. И де Голль совладал со всеми эти задачками. Хотя, казалось, это фактически нереально.

Франция участвовала в посадке в Нормандии не на первых ролях, но зато войска де Голля и он сам первыми вошли в Париж, который, заметим для справедливости, был почти во всем уже освобожден в итоге восстания коммунистов. 1-ое, что сделал де Голль, — зажег на площади Звезды под Триумфальной аркой нескончаемый огнь на могиле неведомого бойца, потушенный германцами четыре года вспять.

После войны с де Голлем случилось то, что вышло и с Черчиллем, что вообщем нередко бывает, когда народы проявляют черную неблагодарность к своим славным сыновьям: государственного героя, спасателя Франции выслали на покой. Поточнее, поначалу его Временное правительство провело все нужные 1-ые мероприятия, позволившие сделать послевоенную жизнь, но позже во Франции была принята новенькая конституция и установлена 4-ая, и опять парламентская, республика. А де Голлю с ней было не по пути. Он всегда выступал за сильную исполнительную власть

Де Голль уехал в поместье в деревушке Коломбэ близ Парижа, которое он купил еще в 30-х годах и которое очень обожал. Стал писать военные воспоминания. Но покой де Голлю «только снился». Он, как это уже бывало, ожидал «своего звездного часа». И Франция позвала собственного генерала, когда в 1958 году в Алжире вспыхнуло национально-освободительное восстание.

Последний великий француз

Но он снова всех изумил: его пригласили, чтоб сохранить французский Алжир, где пребывал один миллион французов, а он, напротив, пойдя на очень непопулярные и небезопасные шаги, отдал Алжиру независимость, подавив в 1961 году уже бунт колонистов. «Нет ничего необычного в том, что испытываешь ностальгию по империи. В точности так же можно сожалеть о мягкости света, который некогда источали лампы на масле, о былом великолепии парусного флота, о прелестной, но уже не имеющейся способности проехаться в экипаже. Но ведь не бывает политики, идущей в разрез с реальностью». Это слова мудрейшего муниципального деятеля, думающего о стране и исходящего из принципов. В отличие от политиков, заботившихся только о приближающихся выборах, популистов по определению и конъюнктурщиков по призванию. Власть для него была не самоцель, а средство, но не личного благополучия, а выполнения собственной миссии. Политики в большинстве случаев сами стремятся во власть, муниципальных людей призывают. Де Голль был нужен временем и считал себя призванным. При всем этом, невзирая на свое честолюбие и авторитаризм, Франции никогда не грозил де Голль-диктатор.

Хотя вот тогда он разработал новейшую конституцию Франции и назначил Пятую республику, основанную на сильной личной президентской власти. И конечно подавляющее большая часть французов избрало де Голля первым президентом новойреспублики. Он всегда гласил, что 5-ая республика — это ответ на неспособность «режима партий», парламентской республики совладать с опасностями, с вызовами времени. Франция серьезно пережила поражение в войне, и де Голлю с не малым трудом удалось возвратить ее в клуб величавых государств.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,110 сек. | 11.45 МБ