Почему начало Величавой Российскей войны — не поражение, а победа

В почти всех фильмах и книжках про Величавую Русскую войну есть значимый перекос в пользу негативных частей: паника, большие колонны пленных, быстрое продвижение противника, дезертиры, расстрелы паникёров т. д. Позже только можно удивляться, как вермахт не вошёл в Москву ещё в конце августа.

Но существенно меньше материалов, которые проявили бы, что конкретно в исходный период войны, невзирая на всю его трагичность (в принципе неважно какая война, даже самая победоносная, для кого-либо катастрофа), были заложены базы победы. Красноватая Армия вел войну намного лучше польской, английско-французской. Наносились контрудары, красноармейцы проявляли массовый героизм (пример Бреста далековато не единственный), дрались лётчики, танкисты, матросы, артиллеристы, пехотинцы, своим упорством и мужеством они выигрывали минутки, часы, деньки, которые складывались в месяцы. Была проведена уникальная по своим масштабам и быстроте операция по эвакуации индустрии западных регионов на Восток страны, другими словами речи о полной панике и дезорганизации быть не может.

Почему начало Великой Отечественной войны - не поражение, а победа

Героизм воинов Союза

— Одна из фаворитных тем начала Величавой Российскей войны тема «уничтожения» наших ВВС в 1-ые часы войны, про то, как германские асы пачками сбивали наших летчиков. Но почему бы не вспомнить про героев, которые бились, не щадя себя, и уничтожали противника. Около 10 часов утра в небе у Бреста сошлись в бою 4 истребителя 123-го истребительного авиационного полка (ИАП), их пилотировали юные лётчики – Можаев, Жидов, Рябцев, Назаров, и 8 германских истребителей. Жидова подбили сходу, когда он пошел на понижение — его штурмовали, чтоб добить. Можаев, прикрывая товарища, сбил один самолет, падающий Жидов зажёг еще 1-го. Рябцев, израсходовав боекомплект, повел собственный самолет на таран, сбил противника, а сам сумел выпрыгнуть с парашютом. На очах защитников Бреста был совершен один из первых таранов Величавой Российскей войны – в тот денек уже 9-й. Русские ВВС были живые и дрались, несли жуткие утраты, да и неприятель терял пилотов, самолеты.

— Растерянность? 1-ые контрудары Красноватая Армия нанесла уже 23-го июня. По противнику стукнул 12-й мехкорпус Прибалтийского Особенного военного круга, и германские войска не выдержали удара и бежали уже в самом начале войны. 23-го части Красноватой Армии начали пришествие под Луцком, Шауляем, Гродно. Не достаточно кто из россиян знает, что в эти деньки вышло истинное танковое побоище в районе Луцк – Броды – Ровно, в нем участвовало приблизительно 4000 танков. В конечном итоге Красноватая Армия сорвала планы движения вермахта на Киев и Смоленск – их планировали занять в первую неделю. Наша армия удачно штурмовала неприятеля на юге – в районе Румынии, продвижение противника было сорвано.

Вся 1-ая неделя – это не время германского триумфа, это время ожесточённого, смертельного схватки, когда решался вопрос — кто одолеет в войне. Вермахт был на «волосок» от того, чтоб его приостановили, и с приходом резервов война бы шла уже на местности Польши, Румынии, Финляндии. Но сыграл свою роль фактор «Павлова» — общая неготовность частей Западного Особенного Военного окрестность и то, что летом 1941 года Красноватая Армия на 80 % состояла из необученных либо недоученных новобранцев. Германская же армия уже «вкусила крови», но стратегически Германия проиграла уже в первую неделю. Так, начальник генерального штаба сухопутных войск Гальдер записал очень важную фразу: «В центре полосы группы армий «Центр» наши совсем перемешавшиеся дивизии прилагают все усилия…». Другими словами германский «стальной каток» совсем «перемешали» в первый раз принявшие бой русские новобранцы своими гневными контратаками, контрударами и контрнаступлениями.

— В районе городка Лида (рядом с Гродно) на оборону встала 8-я отдельная противотанковая бригада во главе с полковником Стрельбицким. Она держалась практически неделю, до 28-го июня, доблестные артиллеристы убили 60 танков неприятеля.

— На пограничников, по плану «Барбаросса», вермахту отводилось 20-30 минут, но некие заставы дрались днями, неделями. Это беря во внимание, что пограни
чники не имели томного вооружения, только стрелковое и гранаты. Но, правда, это были вправду элитные подразделения – 100% укомплектованные, обученные, всегда находившиеся в полной боевой готовности – на границе всегда было беспокойно. Многие в Рф, благодаря пропаганде либероидов, плохо воспринимают аббревиатуру НКВД, но пограничники тоже были в составе этой структуры. Они дали германцам таковой отпор, с которым те ещё не сталкивались в Европе.

Один из самых узнаваемых – это бой 91-го Рава-Русского погранотряда. Вот всего несколько эпизодов боя погранотряда: на участке 8-й заставы противник штурмовал силами батальона, в процессе ожесточённого боя противнику удалось окружить пограничников. Бойцы во главе с капитаном Строковым заняли оборону вокруг комендатуры, с ними сражался отпрыск старшего лейтенанта Толубева – 12-летний Шура. Он подносил боеприпасы, помогал раненым, передавал сообщения, когда противник впритирку подошел к комендатуре – из пистолета убил 2-ух противников и захватил автомат. За героизм в этом бою его вознаградят орденом Красноватой Звезды, в августе 1945 года, участвуя в боях с японцами в составе 55-го пограничного отряда, он за мужество получит 2-ой орден Красноватого Знамени. Блокированные пограничники 13 часов отбивали напор неприятеля, пограничников обстреливали из минометов и пушек, бомбардировали самолеты, но они держались. Кольцо окружения пробьют и выведут оставшихся бойцов воины-пограничники во главе с лейтенантом Л. Г. Кругловым, при поддержке 2-х танков и батареи 158-го полка 3-й кавалерийской дивизии генерал-майора М. Ф. Малеева.

В тяжеленной ситуации был штаб погранотряда, он попал в окружение, посланные с донесением в штаб погранвойск окрестность две группы бойцов пали в схватке с диверсионными отрядами вермахта. Чтоб знамя не досталось противнику, его решели вынести – выбор пал на супругу лейтенанта В. А. Масикова, Любовь Степановна в первых же боях проявила себя как смелый и решительный человек. Она смогла выполнить задачку, вынесла в размещение войск Красноватой Армии знамя отряда, её представили к ордену Красноватого Знамени.

Составы 9-й, 10-й линейных застав и запасной заставы, отбиваясь от превосходящих сил противника, отошли к селу Тениаска, сюда же подошла на помощь манёвренная группа. В 10 часов противник штурмовал силами батальона, но под огнем пограничников отошел. Бой шёл несколько часов, атаки пехоты сменялись минометно-артиллерийским огнем и ударами авиации. Но пограничники держались, в 13 часов на помощь подошли подразделения 244-го полка 41-й стрелковой дивизии и 158-го полка 3-й кавалерийской дивизии. Совместно с ними пограничники вышыбли неприятеля к Гос границе.

Совсем неведомыми остались подробности смерти пограничников 3-х линейных застав, 2-ух застав маневренных групп. Понятно только-только они вели беспощадные бои, сдерживали неприятеля до последней способности, и ни один пограничник там в живых не остался.

До последнего человека дралась 3-я застава, «горела земля», но они стояли. Когда гитлеровцы смогли ворваться на её местность, в живых не было ни 1-го бойца, фашисты в злости исковеркали тела павших, их позже закопали местные обитатели.

Ушли в Русскую небесную дружину пограничники 17-й заставы под командованием лейтенанта Федора Васильевича Морина (посмертно Герой Русского Союза). Помещение заставы убили 1-ые залпы неприятеля, пограничники заняли окопы: «Рус, сдавайтесь!» — орали, приближаясь, гитлеровцы. Огнь станкового пулемета сержанта Корочкина принудил их залечь, полетели гранаты, гитлеровцы отступили. Пограничники бились много часов, отбивая атаку за атакой, немцы наносили артиллерийские удары, бросили на их танки, а они всё держались. Кончились боеприпасы, немцы пошли в еще одну атаку. Тогда и последние восемь (!) бойцов во главе с лейтенантом Мориным, вялые и израненные, фактически оглохшие от взрывов, поднявшись во весь рост, с винтовками наперевес пошли в последнюю рукопашную схватку…

…Им выпал 1-ый —
самый ужасный
И самый горьковатый
денек войны:
От обороны
рукопашной
И до неожиданной тишины.
О, как нужно
бесстрашно
Свое Отечество
обожать,
Чтобы в землю
Так врасти в один прекрасный момент.
Что нереально
отойти.
В. Н. Гоцуленко

— 8 июля 1941 года был подписан 1-ый за эту войну указ Президиума ВС СССР о присвоении звания Героя летчикам Жукову М. П., Здоровцеву С. И. и Харитонову Т. П., они прикрывали Ленинград. Здоровцев, атакуя бомбовозы противника, расстрелял боезапас и пошёл на тара
н. Противника уничтожил, а сам выжил. Харитонов, израсходоавав боезапас, не вышел из боя, а проскользнул вдоль германского бомбовоза и винтом отрубил ему воздушные рули. Противник упал, а Харитонов собственный самолет благополучно довёл до аэродрома. Жуков зажал собственного противника (тоже потратив боезапас) к озеру (прижимая неприятеля самолетом книзу), в конечном итоге германский самолет упал в Псковское озеро.

— 3 июля в оккупированный германцами Минск въехал танк Т-28. Немцы задумывались, что это трофей, и не трогали его. А в нем посиживали русские танкисты: майор Васечкин, старший сержант Дмитрий Малько (участник боев в Испании, вел войну с японцами, в Финляндии), курсант Фёдор Наумов, курсант Николай Педан, курсант Сергей (фамилия неведома), курсант Александр Рачицкий. Подъехав к ликероводочному заводу, отыскали подходящую цель – группа германцев грузила ящики со спиртным, рядом стоял бронеавтомобиль. Германцев расстреляли, БМ сожгли, немцы в городке ещё не сообразили что происходит – танк без преследования переехал речку Свислочь, поехал к рынку. Навстречу ехала колонна германских мотоциклистов, полных жизни, танк пропустил несколько экипажей, позже началось возмездие – германцев расстреливали и давили. Выехав на центральную улицу Минска – Советскую, танк обстрелял германцев у театра, свернул на Пролетарскую – улица была забита пехотой и техникой неприятеля (машины с боеприпасами, орудием, цистерны, кухни). Для германцев начался ад, усеяв улицу трупами и осколками машин, танк двинулся к парку Горьковатого, попутно уничтожив 37-мм пушку. В парке немцы слышали грохот разрывов и стрельбы, но задумывались, что это налёт авиации, потому танк для их стал смертельной неожиданностью. Боезапас пушки иссякал, и танкисты стали прорываться в направлении на Комаровку, потом на Столичное шоссе, но уже у выезда из городка их подстерегла засада противотанковой батареи. Они попробовали прорваться, но после 2-ух успешных попаданий (1-ые снаряды срикошетили) танк зажегся и тормознул, экипаж покинул его. В бою умер майор, два курсанта; сержант Малько (имевший большой боевой опыт, ну и, видимо, бог войны посодействовал) выкарабкался из городка, повстречал окруженцев и вкупе с ними вышел из окружения и возвратился в танковые войска, прошел всю войну. Заряжающего Фёдора Наумова упрятали обитатели, потом он ушёл в партизаны, в 1943 году был ранен и вывезен в тыл. Пулемётчик правой башни Николай Педан попал в плен, до конца войны провел в концлагерях, после освобождения возвращен на службу, демобилизован в 1946 году.

Таких примеров сотки, тыщи – просто умопомрачительно, какую, бывает, гадость снимают наши киношники (либо это план таковой!?) заместо того, чтоб снимать ленты, основанные на реальных подвигах наших воинов.

Подведём итоги

Вермахт в 1-ые недели сумел одержать верх в тяжелейшей битве, но только тактически и ситуационно. Стратегически же он потерпел поражение конкретно в 1-ые недели. Каждый час, денек он терял темп пришествия, растрачивал способности и ресурсы – они предназначались не для приграничных боев, а для второго шага войны — окончания разгрома Красноватой Армии. 2-ой шаг должен был начаться с 40-го денька войны. В конечном итоге к 40-му деньку вермахт, измотанный в Смоленском сражении, перебежал к обороне, а на юге только начал пришествие на Киев. Выигрывая в схватках 1941 года, вермахт приносил в жертву ресурсы для будущих схваток.

Красноватая Армия с самого начала войны одержала стратегическую победу. 11 августа Ф. Гальдер записал: «Общая обстановка всё очевиднее указывает, что колосс-Россия … был нами недооценён». И он прав, Германия сделала стратегическую ошибку, начав войну с СССР, как до неё Франция в 1812 году…

Почему начало Великой Отечественной войны - не поражение, а победа

Источники:
Гальдер Ф. Военный ежедневник. Каждодневные записи начальника Генерального штаба Сухопутных войск 1939-1942 гг.— М., 1968-1971.
Куманев Г. А., Чайковский А. С. Чекисты стояли насмерть. Киев, 1989.
Полак Т., Шоурз К. Асы Сталина: Энциклопедия. М., 2003.
http://che-ratnik.livejournal.com/331020.html

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,136 сек. | 11.44 МБ