Почему нельзя уходить с Кавказа

Почему нельзя уходить с КавказаКогда я слышу от кого-либо о том, что надо-де отделить от Рф Северный Кавказ, мне охото дать такому человеку в рожу. А после предложить ему отделить от Рф не Кавказ, а его Рязань/Псков/Кострому. Либо Москву.

Так как аргументация, приводимая сторонниками возращения Рф в границы XVI века, с той же лёгкостью может быть обращена и против их самих.

Кому-то не нравится Дагестан либо Осетия в составе Рф, а кому-то, может быть, очень не охото считать своими соотечественниками обитателей, скажем, Новгородской области. И идеологическую базу можно подвести при желании: на этой местности, дескать, ещё со времён Новгородской республики живуч западнический, сепаратистский дух, полностью чуждый эталонам наилучших представителей российского народа. Продолжать «диалог» в схожем духе и с схожим уровнем аргументации можно нескончаемо длительно.

По сути распространение таких настроений симптоматично. И оно не может не беспокоить. Так как припоминает 80-е. В те годы, в самый апогей перестройки, национал-сепаратистская карта заполучила статус козырной. Почти во всем, конкретно она и развалила Русский Альянс.

Прибалтика, Закавказье, Украины — там только и было слышно в те годы: Москва нас грабит, Москва выкачала нашу нефть, российские сожрали наши апельсины/шпроты/сало и т.д. и т.п. Короче, долой Альянс! Да здравствует национальное самоопределение!

Большие массы российского народа при всем этом были пассивны, инертны и бесформенны. Вспыхнули, правда, отдельные очаги сопротивления в Приднестровье и Душанбе. Но основная масса показывала покорность и безволие. В конечном итоге национал-сепаратисты союзных республик не получали никакого отпора со стороны бессчетного там российского населения. Которое в почти всех из их составляло если и не большая часть, то очень значительную часть уж точно.

Прошло практически 20 лет. Сейчас подобные голоса, только с точностью до напротив, раздаются уже со стороны российских в самой Рф. На этот раз в роли пожирателей российского хлеба-сала-водки выступают национальные республики Северного Кавказа. Общий лейтмотив известен: северокавказские республики донорские, откачивают из Москвы дотации, хватит подкармливать паразитов и т.п.

Многих глупых людей из числа националистов (вобщем, по-настоящему умных в их среде можно пересчитать по пальцам) всё это жутко воодушевляет. Вот, дескать, российский люд, в конце концов, пробуждается, прозревает, обретает своё национальное «я». Вот повыгоним на данный момент этих кровососов и заживём!

Ага. Щас, заживёте! Должен разочаровать оптимистов: такие настроения — это никак не показатель государственного подъёма. Это симптом надвигающегося системного кризиса, грозящего стать римейком 91-го и обернуться государственной катастрофой уже для Рф.

Не нужно выдавать хотимое за действительное. Никаким русским государственным подъёмом на данный момент и не пахнет. Да, есть отдельные всплески, очевидцами которых мы были в Кондопоге, Забайкалье, Ставрополе и Белореченске. Но это конкретно всплески, а не подъём. Идеология государственного подъёма — это идеология наступательная, идеология экспансионистская. Она может быть освободительной, если страна находится во власти завоевателей. Но в России-то этого нет. Внедрение посторонних, часто, преступных, диаспор в российские городка — это ещё не завоевание. Масштабы пока не те. Пока это только набеги.

Как следует, идеология российского государственного подъёма должна быть не просто освободительной. Это должна быть идеология российской ирреденты. Тем паче, что наступать есть куда и воссоединяться есть с кем. Образовавшиеся на руинах СССР страны отхватили большие кусочки исторической Рф. Совместно с миллионами российских, мгновенно оказавшимися иноземцами и гражданами второго сорта на собственной родной земле.

И находящийся в состоянии государственного подъёма люд просто по определению никогда не мог бы согласиться с таким раскладом.

Но, заместо этого от тех, кто гласит о подъёме, мы слышим совсем не проповедь государственного воссоединения с юго-восточной Украиной либо северным Казахстаном. Мы слышим совершенно иную пластинку, свидетельствующую о жарком желании откромсать от и без
того урезанной донельзя РФ новые, причём самые прибыльные в географическом отношении кусочки. Отделить и изгнать от себя наилучшие земли с благодатным тёплым климатом. Местности, обитатели которых совсем не так жутки, как представляется многим. Нужно только уметь поставить себя посреди их.

В общем, заместо желания биться хотя бы за ту Россию, которая осталась нам после 91-го года, подавляющее большая часть националистов предлагает драпать ещё далее на Север. Драпать без оглядки. Бежать ещё до того, как кто-то этого востребует. Бежать ото всех, кто только возьмёт в руки палку. И окончить собственный «славный» исторический путь построения «белой» Рф в волнах Ледовитого океана.

Сходу оговорюсь, что я далёк от мысли считать нынешнюю политику официальных правящих кругов Рф в отношении северокавказских республик правильной и исторически оправданной. Я считаю её не просто близорукой, а криминальной. Но из этого совсем не следует, что если Путин и «Единая Россия» молвят о сохранности имеющихся границ, то оппозиция должна выступать за разрушение страны.

У приверженцев отделения, а на самом деле, изгнания, кавказских нацреспублик из состава РФ доказательная база зиждится, в главном, на аргументах чувственного, а не оптимального порядка. Они озвучивают факты массового геноцида российского населения в дудаевско-масхадовской Чечне, без конца указывают на дотационных нрав заполнения бюджетов кавказских нацобразований и отрисовывают на карте воображаемые полосы будущих госграниц, как будто соревнуясь меж собой, кто отодвинет их ещё далее на север: за Сунжу, за Терек, за Кубань либо сходу за Дон.

На 1-ый взор это смотрится внушительно. Но, при серьёзном рассмотрении все эти аргументы не выдерживают критики.

Разберём их по порядку

Геноцид российского населения в Чечне, равно как и в Ингушетии, вправду имел место в 1991-1999 гг. Другими словами, практически до начала 2-ой чеченской войны. По официальным данным, собранным Гос думской комиссией во главе со Станиславом Говорухиным, если не ошибаюсь, в 1995 г., цифра убитых, замученных и пропавших без вести российских людей в Чечне составила 25 тыщ человек. Ещё около 300 тыщ российского, также просто нечеченского населения в тот же период были ограблены и изгнаны из республики. При всем этом, заметьте, я привожу только официальные данные. По неофициальным число убитых доходит до 45 тыщ. Другими словами, уместно гласить не просто о периодическом терроре на государственной почве, а о настоящем геноциде.

Согласно интернациональным правовым нормам, принятым ООН, злодеяния против населения земли, а именно, геноцид, не имеют срока давности. Но, как понятно, активные участники этого геноцида на данный момент находятся у власти в самой Чечне и занимают высшие муниципальные должности в республиканском правительстве. Для меркантильной кремлёвской вершины липовая лояльность Кадырова и липовый пиар фаворитов в современной Кавказской войне оказался еще важнее 10-ов и сотен тыщ жизней собственных сограждан. Этот геноцид де-факто и де-юре предан забвению.

Но с Кремлём-то и так всё понятно. А вот националисты, без конца заявляющие, что они действуют от имени и во благо всего российского народа, на практике солидаризуются с Кремлём. Ведь предоставлением независимости Чечне этот геноцид российского населения 90-х годов XX века будет совсем легализован. Не просто забыт, а конкретно легализован и официально признан на межгосударственном уровне, будучи краеугольным камнем фундамента чеченской независимости.

Ведь что такое чеченская государственность? Это этнократическое образование, возникшее в итоге масштабной этнической очистки, сопровождавшейся ликвидированием и изгнанием всего нечеченского населения республики. Практически, она выстроена на российских костях и пепле российских домов.

Это не преувеличение. Это — действительность.

Воцарение в Чечне режима Кадырова поставило крест на всех попытках официальной правовой оценки и беспристрастного расследования событий 90-х годов. Предоставление Чечне независимости легитимирует это этнократическое образование уже на международном уровне.

Думаю, не нужно объяснять, какое колоссальное воспоминание это произведёт на всех других ненавистников Рф, как наружных, так и внутренних. Чей пример станет заразным для многих. И не только лишь на Кавказе.

Я уже не говорю о гипотетичных границах. Ведь город Суровый, станицы Наурская, Червлённая, Шелковская, Бороздиновская, Ермоловская (сегодняшний Алхан
-юрт) либо Самашкинская (вошедшая в историю первой чеченской войны как село Самашки) — это такая же российская земля, как Москва, Тверь и Новгород. Плоть от плоти российская. Пробовать отрезать их от Рф — грех. А если ещё углубиться в историю, то можно сказать, что не так издавна, до начала XVIII века поселения гребенских казаков занимали огромную часть современной горной Чечни. Ведь и само заглавие их — гребенские — происходит от слова «гребень». Другими словами, жили на гребнях гор. Ну и Урус-Мартан, если вслушаться пристально, имеет российские корешки: «урус» значит «российский». На этой земле гребенцы и жили до 1712 года, когда Пётр I переселил их на Сунжу, отдав прежнюю местность присягнувшим ему на верность чеченским тейпам.

Приблизительно то же самое можно сказать и об других кавказских республиках. Все из их содержат в себе местности, ранее никогда к ним исторически не относившиеся, ну и населённые часто представителями нетитульных народов.

Скажем, Дагестан (в переводе с тюркского «Страна гор»), кроме фактически горской местности, включает в собственный состав знаменитый российский Кизляр — родину Багратиона, основанную русскими Махачкалу (поначалу как военное укрепление Петровское, а потом город Порт-Петровск), старый персидский Дербент, также нижнетерские станицы и российские сёла севера республики, включённые в состав Дагестана благодаря волюнтаристскому решению Хрущёва.

Ингушетия — это не только лишь область проживания ингушей. Это ещё и терские станицы Слепцовская и Ассиновская, зачищенные в 90-е годы от коренного населения.

Современная Северная Осетия — это не только лишь территория малогабаритного исторического проживания осетин, да и российский Моздок. И ещё несколько терских станиц. С в большей степени русским популяцией.

Кабардино-Балкария содержит в себе город Холодный — бывшую терскую станицу Холодную.

А в Карачаево-Черкесии находятся кубанские станицы Зеленчукская, Урупская и Исправная, которые, правда, в 90-е годы также были «зачищены» от российских.

Про Адыгею, где российских ещё около 70%, я совсем промолчу.

Что, всё это просто так взять и дать? Дать, так как кто-то в силу природной боязливости и политической близорукости не может глядеть в лицо реальным опасностям, биться с ними и побеждать их, а может только удирать да трусливо прятать головы в песок? Пожалуйста, не пугайте страусов — у нас каменный пол.

Сторонники отделения кавказских республик от Рф, предлагают в миниатюре повторить сценарий развала СССР: признать административные границы муниципальными. Им почему-либо кажется, что прямо за этим гипотетичным актом политического безумия и безволия, у оставшейся обкромсанной Рф начнётся райская жизнь с молочными реками в кисельных берегах.

Да нет, господа национал-сепаратисты, не начнётся. Хотя бы, так как в случае отделения Кавказа от Рф вы получите под боком незатухающие очаги кровавых этнических конфликтов, корешки которых уходят конкретно в случайное административно-территориальное разграничение. Заместо совершенно угасшей войны в Чечне и вялотекущей в Дагестане, вы получите огромное количество жарких точек по всему Кавказу.

Разгорится настоящая штатская война меж ваххабитами и сторонниками местных феодализирующихся властей. И из Дагестана она перекинется на весь Северный Кавказ, так как предпосылки, порождающие такую войну, есть фактически в каждой республики, кроме православной Осетии.

А ведь есть ещё притупившиеся, но никак не разрешённые межнациональные конфликты. Не тайна, что дела меж осетинами и ингушами совсем не добрососедские, на дагестано-чеченской границе постреливают не только лишь члены НВФ, да и члены ЗВФ (легитимных вооружённых формирований), в Кабардино-Балкарии и Карачево-Черкесии есть что разделять двум титульным народам и т.д.

При таком раскладе, ни о каком обустройстве крепкой гос границы не может быть и речи. Ну и как её удержать, когда на север, в Россию хлынут сотки тыщ экономических эмигрантов, бегущих от войны и разрухи.

Причём хлынут не на пустое место. Там уже издавна укоренились и обросли связями их диаспоры и землячества.

Эти лавины эмигрантов хлынут непременно. Их будут неотрывно влечь огни сытой Москвы и Петербурга на фоне моментального коллапса всей социальной сферы на родине. Острый электроэнергетический кризис в Махачкале — это прототип грядущего паралича муниципальных систем всех кавказских республик в случае отделения. На сегодня хоть какая-то види

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,113 сек. | 11.48 МБ