Почему Ромни считает Россию геополитическим противником номер один? («Forbes», США)

Почему Ромни считает Россию геополитическим врагом номер один? ("Forbes", США)

Когда речь входит о Кремле, Митт Ромни начинает гласить агрессивно, но во время собственного забугорного турне он преднамеренно заглянул в два страны, в каких дела с Россией имеют очень огромное значение. Это Польша и Израиль.

Решение Ромни посетить эти два страны проливает малость света на предпосылки его заявления о том, что Наша родина это «геополитический неприятель Америки номер один». Но это не означает, что он прав в собственном утверждении.

Польша и Израиль делают определенный контраст, который важен для значимых фигур из внешнеполитической команды Ромни. Это полностью удачные зоны свободного предпринимательства, соседствующие с государствами, чья репрессивная власть и экономические беспомощности не должны никого поражать, уверяет нас команда Ромни. Как гласит сам кандидат:

«В 1980-х годах, когда страны начинали колебаться в способности осадить либо преодолеть политическую деспотию, ответ на эти сомнения звучал так: «Следите за Польшей». И сейчас, когда кое-кто колеблется в способности выйти из экономической рецессии и денежного кризиса, опять звучит ответ: "Смотрите за Польшей"».

Другими словами, у политической и экономической свободы есть общий источник, заключающийся в общем наборе кропотливо культивируемой культурной компетентности. Ромни пристально выверял свои выражения, сосредоточившись на «выборе, который делает общество». Но это — не что другое, как обмысленное заявление о том, что сознательно практикуемая культура очень принципиальна для обеспечения благоденствия. И Ромни нравится проводить такое различие во время дискуссий об Израиле, так как Израиль, как и Польша, по воззрению команды Ромни, работает подобно зеркальному отражению самой Америки. Сейчас, когда администрация Обамы уводит нас прочь от культурных корней благополучия, желает сказать Ромни, пример неких других государств припоминает нам о том, почему положение Америки так уникально, и почему оно гласит о том, что ее наилучшие деньки — еще впереди.

Это очень интригующий момент закоренелого сценария – Обама повсевременно восхваляет зарубежные режимы, а республиканцы больше заинтересованы в бомбежках таких режимов. И похоже, что Ромни пробует стать в роли большего, чем Обама, кандидата мира и благоденствия. Но вот дело доходит до Рф. И благодаря тому, как команда Ромни предпочитает обходиться с этим вопросом, она вытаскивает на свет все старенькые стереотипы консерваторов из архивов прохладной войны.

Откуда такая чрезмерная враждебность? Думал ли Ромни над тем, какой убогой Наша родина в состоянии сделать внешнюю политику США, если только попробует? Представляет ли для себя Ромни, как плохо все может обернуться для Европы, Америки и их общих интересов, если в Рф опять возникнет штатский конфликт?

Может быть. Но может быть также и то, что команда Ромни направила внимание на новое энергетическое будущее Израиля, также на то, как это меняет геополитическое игровое место для Рф. Взяв под собственный контроль отысканные не так давно большие припасы природного газа, Израиль сумеет освободить Европу от ее зависимости от русских газовых поставок. Но Израиль крепит связи с Россией, и в особенности — в области энергетики. «После внезапно сердечного визита русского президента Владимира Путина в Израиль на прошлой неделе, — отмечает Уолтер Рассел Мид (Walter Russel Mead), — Газпром и Израиль объявили о планах сотрудничества в области газодобычи».

Новое российско-израильское соглашение — это часть осознанной стратегии правительства Израиля, которое пробует использовать появляющееся в стране энергетическое достояние для улучшения собственных непростых политических позиций. […]

Даже на этом исходном шаге последствия израильского энергетического богатства громадны. Во время собственного визита в Иерусалим президент Путин надел кипу и отправился молиться к Западной стенке старого Храма. Как отмечается в сообщениях прессы, в конце собственного визита Путин оборотился к одному из стоявших рядом российских евреев и произнес: «Я приехал сюда по
молиться за восстановление Храма, и я желаю, чтоб ваши мечты исполнились».

У Путина были и другие приятные слова для его израильских владельцев. Обходя Стенку, он произнес: «Здесь мы лицезреем, как еврейское прошедшее оставило неизгладимый след на камнях Иерусалима». Это не совершенно официальное признание израильских претензий на Старенькый Город, но это — еще больше того, что обычно слышат израильтяне.

Музыкой для ушей Ромни такие заявления не стали. Подход Путина к Израилю не только лишь делает противные отягощения в политике прагматизма, да и угрожает заглушить тот культурный посыл в интернациональных отношениях, который Ромни желает передать южноамериканским избирателям. Если Израиль, подобно Польше, — таковой безупречный эталон культуры крепкого и надежного благоденствия, то почему он сближается с Россией, являющейся прототипом политической и экономической отсталости?

На этот вопрос Ромни отвечать не желает. Он не желает даже слышать его. Видимо, это связано с его целенаправленной предвыборной враждебностью в отношении российского медведя.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,128 сек. | 12.46 МБ