Почему Наша родина подчинена Западу? Советы Владимиру Путину

Почему Россия подчинена Западу? Советы Владимиру ПутинуВ рамках продолжающейся на площадке проекта «Центральная Евразия» виртуальной экспертной дискуссии под заглавием «Советы Владимиру Путину» был затронут непростой блок вопросов вокруг взаимодействия Рф и Запада. Обсудить эти вопросы откликнулся ряд знатных профессионалов из РФ, Украины и государств Центральной Азии: Валерий Иванов (Наша родина), Марат Шибутов (Казахстан), Алексей Дундич (Наша родина), Евгений Абдуллаев (Узбекистан), Игорь Пиляев (Украина), Андрей Казанцев (Наша родина) и Мурат Лаумулин (Казахстан).

Владимир Парамонов (Узбекистан), управляющий проекта «Центральная Евразия»: почетаемые коллеги, мне представляется, что на уровне стратегии/стратегий развития Наша родина выступает с единых позиций с Западом, сохраняя только разногласия (либо их видимость) по наименее весомым вопросам, на самом деле тактического, а совсем не стратегического нрава. В этой связи, представляется, что какие бы решения Наша родина не воспринимала по постсоветскому месту, Центральной Азии, Афганистану, другим регионам, все это не изменит сущность общей – стратегической подчиненности русской политики глобальным/западным схемам развития/взаимодействия. Что Вы думаете по этому поводу? Согласны ли Вы с этим утверждением? С чем же не согласны?

Валерий Иванов (Наша родина), действительный муниципальный советник РФ третьего класса в отставке: полагаю, что у Рф просто нет других реальных, а главное суровых способностей воздействия на ситуацию. Отсюда потуги сохранить лицо при нехороший «сдаче». Сколько раз было предложено «застолбить себя», а именно, в Афганистане методом роли в восстановлении экономики этой страны. Да где там. Есть какие-то более глобальные идеи, а утраты несоизмеримы.
Марат Шибутов (Казахстан), представитель Ассоциации приграничного сотрудничества (Наша родина) в РК: я уже издавна об этом говорю, что РФ в нашем регионе уже пару лет выступает как младший партнер США и странам региона нельзя рассчитывать на противоречия в главных вопросах меж ними. Беря во внимание, что ЕС кажется уже похоронил проект «Набукко» в начальном виде и будет получать газ только из Азербайджана, соперничество на этом фронте будет наименьшим. Другое дело – Китай. Полностью может быть, что США, которые на данный момент усиливают присутствие в Тихом океане будут озабочены усилением КНР у нас в Центральной Азии. В интересах как США, так и РФ, чтоб произошла маленькая, но контролируемая дестабилизация региона, которая дозволила бы выбросить отсюда китайцев, а страны региона возвратить назад под воздействие РФ и США.

Алексей Дундич (Наша родина), педагог кафедры востоковедения МГИМО(У): на мой взор, на постсоветском пространстве у Рф собственная политика, и западным схемам развития она не подчинена. Другое дело, что она пока вправду совпадает с западной по стратегическим вопросам. Такая ситуация может поменяться, к примеру, если деяния Запада станут противоречить русским стратегическим интересам. Как, к примеру, они противоречат в Сирии. При всем этом, схожую ситуацию в Центральной Азии Наша родина примет более чувствительно, так как регион поближе. К примеру, присутствие войск коалиции в Афганистане соответствует русским стратегическим интересам, как и наличие транзитных баз в Центральной Азии, обеспечивающих снабжение коалиции. Но понижение уровня напряженности в Афганистане и попытка получить дополнительные базы, которые не принципны для обеспечения региональной безопасности, вызовет противодействие Рф.
Евгений Абдуллаев (Узбекистан), исследователь: мое личное чувство – уже с войны в Персидском заливе (1991г.) Наша родина (тогда еще СССР) стратегически встраивается в политику государств Запада, поточнее, США. Другое дело, что временами появлялись пробы «отыграть» то, что было потеряно в итоге горбачевского детанта и распада СССР (позиции на постсоветском пространстве, воздействие на Ближнем Востоке). Более успешными из их были те, которые как-то прагматически были связаны с экспортом углеводородов (тут приходилось слушать экономистов и действовать осмотрительнее, что шло на пользу); менее успешными – когда Наша родина действовала из чисто
военных интересов (в случае с Грузией). Но общий «прозападный» стратегический вектор во наружной политике Москвы последние четверть века оставался без конфигураций.

Игорь Пиляев (Украина), доктор политических наук, доктор: совсем правильно. Стратегическая подчиненность русской политики наружным, разработанным не в Рф схемам развития является постоянной базовой, сущностной чертой Русской Федерации с момента ее появления на политической карте в 1991 году. Русская Федерация в лице ее бюрократии и олигархов стопроцентно встроена в новый мировой порядок на правах сырьевого безнационального придатка с декоративной автономией и непонятным для такового статуса ядерным орудием – невольным подарком почившей сверхдержавы. Режим «управляемой демократии» в РФ до сего времени, в принципе, устраивал всех ведущих акторов мировой политики. В проигрыше от такового положения дел остаются, сначала, российский люд, не имеющий на самом деле собственного государственного страны, и русское штатское общество.
Андрей Казанцев (Наша родина), доктор политических наук, директор Аналитического центра МГИМО(У): тема стратегических ограничений на возможность проведения Россией той либо другой наружной политики в той же Центральной Азии является очень принципиальной. Но тут с легкой руки целого ряда недостаточно отлично разбирающихся в вопросах интернациональных отношений создателей левого (Делягин, Кагарлицкий) и неоевразийского направления (Дугин и т.п.) «накручено» сильно много мифологии, от которой нужно избавиться для того, чтоб проводить близкую к реальности политику.

Да, мы зависим от мирового рынка, от западной банковской системы, от формально западных (а, на самом деле, в большинстве случаев, русских же, выведенных ранее) инвестиций. И это ограничивает нашу внешнюю политику. Зависим мы и от мировой системы коммуникаций и от западной массовой культуры. Избавляться от этих ограничителей лучше, потому что хоть какое правительство стремится к максимизации собственной силы. Но нужно осознать, что мы существуем во взаимозависимом мире, где полное избавление от ограничений нереально. Напротив, нужно пробовать эти ограничения понять и очень использовать к своей полезности.
Вопрос о том, что Наша родина (к примеру, в силу экономических и иных ограничений со стороны глобальной системы) очень ограничена в собственных способностях проведения активной наружной политики, в том числе, в Центральной Азии, появился закономерно. Это связано с тем, что политика Рф после распада СССР была очень пассивной. Наша родина была не столько субъектом, сколько объектом системы интернациональных отношений, что было вызвано отсутствием достаточных экономических и политических ресурсов у Кремля.

А именно, в Центральной Азии это проявилось в полной и сознательной утрате Москвой всех инструментов воздействия в первой половине 1990-х гг. Наша родина сознательно минимизировала свое присутствие в регионе. В новеньком тысячелетии в связи с увеличившимися способностями страны (в особенности, в связи с ростом цен на нефть и установлением «вертикали власти») появился большой энтузиазм к проведению более активной политики. Сразу начался поиск инструментов увеличения субъектности страны на наружной арене, в том числе, и усилиями профессионалов. Но нельзя не осознавать, что активность и субъектность не могут быть самоцелью. Сила страны должна быть «умной». Недаром в мире на данный момент молвят о smart power (умной силе) в интернациональных отношениях.

«Умность» силы должна заключаться, сначала, в принятии реалий региональной и интернациональной системы отношений и в том, чтоб нормально воплотить интересы Рф в этих критериях. Никаких других критерий у нас просто не будет, и фантазировать (либо скучать) на данную тему в практическом плане глупо. Неувязка состоит в том, что, сопротивляйся – не сопротивляйся, возмущайся – не возмущайся, реалии эти придется учесть. В этом плане политика Москвы в регионе всегда будет ограниченной, вне зависимости от наших желаний. Но необходимо обмыслить, как использовать на благо Рф даже эти ограничения.
Реалии эти последующие.

1. Признание факта существования независящих стран Центральной Азии и отказ от иллюзии способности воссоздания СССР либо чего-то подобного в хоть какой новейшей (пусть, к примеру, евразийской оболочке). Регион сейчас отлично (не в плане эффективности политики, а в плане реализации самой способности контроля) держут под контролем местные элиты и/либо к

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,097 сек. | 11.43 МБ